Энтузиаст снегоходов. Владимир Гудков – о том, как сделать гонки коммерчески прибыльными

Большой спорт №11 (87)
Текст: Дмитрий Маслов / Фото: Евгений Пахоль
Одним из самых динамично развивающихся зимних видов спорта в России является снегоходный. Количество занимающихся им растет с каждым годом, однако на соревнованиях топ-уровня отечественные гонщики пока не входят в число лидеров. О том, почему так происходит, об основных сложностях, с которыми сталкиваются желающие организовывать гонки на снегоходах, и проводимых в стране международных турнирах «Большому спорту» рассказал президент, председатель совета директоров Инвестторгбанка Владимир Гудков. Именно возглавляемая им коммерческая структура – основной спонсор снегоходных соревнований в России.

Почему Инвестторгбанк поддерживает именно технические виды спорта – мотокросс и снегоходный?
Мы с друзьями более двадцати лет увлекаемся снегоходами, участвовали в различных любительских соревнованиях. Некоторое время назад наш банк построил загородную резиденцию «Семигорье» в Ивановской области, которая задумывалась как учебный центр, но в конечном итоге превратилась в четырехзвездочный отель. В этом регионе очень много любителей снегоходного спорта, и его бывший глава Михаил Мень предложил нам организовать соревнования. Кубок губернатора Ивановской области три года имел любительский статус, но на него приезжали и профессионалы, которых привлекали хорошие призовые. Во время этих соревнований я познакомился с представителями структур, организующих международные турниры, и мы решили в 2012 году провести в России чемпионат мира по сноукроссу. Он прошел с успехом, в дальнейшем планировали устроить некое подобие снегоходной «Формулы‑1» с этапами в разных странах. В результате придумали «Снежную битву наций». В прошлом году она прошла, а в текущем не состоялась по причине отсутствия снега. На следующий год запланировано два подобных соревнования: в феврале – в России, а в марте – в Швеции. Задача – развить проект, сделать его коммерческим.
 
Такие турниры способствуют повышению мастерства российских спортсменов?
У нас складывается двойственная ситуация: количество любителей прибавляется, а профессиональных спортсменов – нет. Одна из основных причин – текущая ситуация в Мотоцик­летной федерации России (МФР), в которую приходит много людей, ставящих личные интересы выше общих. Нет четкой организации, взаимодействия с руководителями трасс, которые не понимают, почему они должны платить большие деньги за право провести соревнования, если и так несут все расходы.

Так уж сложилось, что спортивные снегоходные команды у нас принадлежат крупным газовым и нефтяным компаниям, которые закупают большое количество техники для работы. Эти команды состоят преимущественно из опытных спортсменов, а они не пускают молодежь, не желая делиться зарплатой, другими благами. Школ у нас нет, ведь снегоходный спорт весьма дорогостоящ: спортсмену нужно иметь несколько машин для различных условий. А взращивать своих гонщиков надо, с улицы они не придут: это технически сложный вид. У нас детей сажают на те же снегоходы, что и взрослых. Ребенок чуть дал газу – и испугался, больше не едет в полную силу. В то время как профессиональные спортсмены всю трассу проходят на полной гашетке, причем с детства. В зависимости от возраста сначала – на аппарате с объемом двигателя 200 см3, затем – 400. В противном случае ребенок подстраивается под мощность техники, и переучить его в 15–16 лет очень сложно.
 
Как я понял, взаимопонимания с МФР нет. Возможно, есть смысл попробовать создать отдельную снегоходную федерацию?
На данный момент это невозможно: согласно постановлению Министерства спорта снегоходная ассоциация является частью МФР. К тому же у меня хватает работы в банке, я не могу все бросить и полностью переключиться на эти проблемы. В то же время считаю, что возглавлять федерации по видам спорта должны хорошие организаторы, управленцы, у нас же в руководство стремятся завершившие карьеру атлеты. Надо защищать в первую очередь интересы зрителей, бороться за них, а бывшие спортсмены главным образом стараются сделать комфортной жизнь своих действующих коллег. К тому же у многих из них нет коммерческой хватки: люди просто ждут, пока придут деньги, чтобы заняться их распределением.

На Западе зачастую местные власти доплачивают организаторам соревнований, потому что крупные мероприятия способствуют заполняемости гостиниц, увеличиваются продажи в магазинах, ресторанах. Нам тоже надо переходить к подобной модели, но нужен хороший организатор. МФР на данный момент таким не является.

Мы проводили анализ посещаемости в футболе и хоккее – видах, на которые государство тратит несоизмеримо больше средств. И заметили, что на матчи ходят преимущественно одни и те же люди, процент новопривлеченных зрителей мал. В соревнованиях же по снегоходному спорту он гораздо выше: многие приходят на шоу, словно в цирк. Поэтому для рекламодателей наш вид должен быть очень интересным. Им важно, чтобы было много мероприятий.

Организация соревнований для вас – своего рода благотворительность или у вас есть четкий план по увеличению процента зарабатываемых средств, выходу на самоокупа­емость?
В первые годы мы серьезно вкладывались в инфраструктуру, подготовку трассы, на которую ушло в общей сложности больше 15 миллионов евро. Серьезных денег стоят годовые лицензии на право организовать чемпионат мира: в мотокроссе это около 650 тысяч евро, в снегоходах – 125 тысяч. Плюс затраты на прием различных комиссий, инспектирующих трассу и инфраструктуру: представителей Международной автомобильной ассоциации (FIA), медиков… Финансовый год у нас начинается с 1 октября, что вызвано календарем соревнований. В 2015 году наш общий бюджет на все мероприятия составит около 3,5 миллиона долларов, из них порядка 400 тысяч должно пойти на «Снежную битву наций». Это расходная часть. Доходная пока незначительна – около 25 процентов от расходной, но она растет. Начинали мы с пяти-семи процентов. Интерес проявляют дилеры, продаем право организовать телетрансляцию.
Поначалу, конечно, использовали средства не очень эффективно. Нам говорили: нужно сделать то-то – мы выполняли. Пообщавшись с организаторами зарубежных турниров, выясняли, что существуют менее затратные варианты.
 
Представители США не жалуют европейские соревнования. Почему?
Раскол между американской и международной федерациями мотоциклетного спорта произошел достаточно давно. В США и Канаде турниры спонсирует крупная нефтяная компания, они носят коммерческий характер. Там много спортсменов, высокий средний уровень и конкуренция. Североамериканцы значительно превосходят европейцев в мастерстве, им неинтересно ехать сюда, чтобы соревноваться между собой. К тому же, как правило, в Старом Свете невысок уровень призовых. Какой смысл лететь из-за океана, везти снегоход, чтобы бороться за полторы тысячи долларов? Когда мы в 2012 году стали платить за первое место 30 тысяч, североамериканцы приехали. Ждем их и на «Снежной битве наций». Хотим, чтобы в ней участвовали по несколько команд из стран, занимающих ведущие позиции в снегоходном спорте.
 
В ходе нашего интервью вы не раз подчеркивали, что в России неблагоприятные условия для развития спорта. Что бы вы изменили в первую очередь, появись такая возможность?
Невозможно в отдельно взятой федерации создать оптимальные условия. Нужны свод законов на федеральном уровне плюс понятные правила игры. Пока же у нас все происходит в приказном порядке: сверху спускают разнарядку спонсировать тот или иной клуб, вид спорта. Считаю, что не должно быть деления в подходах к олимпийским и неолимпийским дисциплинам. Неужели основной задачей является создание благоприятных условий для пяти тысяч человек, являющихся кандидатами в олимпийские сборные? Главное – здоровая нация, гармоничное развитие личности. Поставив цель занять первое место на чемпионате мира по снегоходному спорту, мы без проблем можем решить ее, переманив нескольких сильных спортсменов из других стран. Но разве это правильный путь?

Во многих странах профессиональные спортсмены не получают от государства больших денег. Занял человек высокое место на престижном турнире – получил выгодный спонсорский контракт. А у нас по-другому, спортсмены заявляют: «Денег нет – заниматься не буду». Ко мне регулярно обращаются с просьбой профинансировать того или иного атлета. Сначала мы помогали, а потом поняли, что это бесполезно. Почему мы должны поддерживать человека, который финиширует в пятом десятке? Отвечают: «Размещу на форме рекламу банка». Так это будет антиреклама! Можно поставить на местах хороших управленцев, организаторов, и что-то улучшится. Но не глобально. Для того чтобы произошли кардинальные перемены, нужен принципиально новый подход к самой системе организации российского спорта.

Досье
- Родился 6 августа 1959 года
- Окончил Ярославское высшее военное финансовое училище им. генерала армии А. В. Хрулева и финансово-экономический факультет Государственной финансовой академии при Правительстве РФ
- Президент, председатель совета директоров АКБ «Инвестторгбанк» (ОАО)
- Заместитель председателя совета Ассоциации региональных банков России

Партнеры журнала: