Год реформ

Большой спорт №1-2(49) Январь - Февраль 2011
Ушедший год стал знаковым для российского спорта. Страна получила право принять чемпионат мира по футболу, был избран новый президент Национального олимпийского комитета, в серьезную политическую силу превратились футбольные болельщики…

Ушедший год стал знаковым для российского спорта. Страна получила право принять чемпионат мира по футболу, был избран новый президент Национального олимпийского комитета, в серьезную политическую силу превратились футбольные болельщики… Об этих и других событиях мы рассказываем в нашем финальном рейтинге. Однако помимо вопроса «Что произошло?» не менее важны еще два: «Почему?» и «К чему это приведет?». Ответить на них, подводя итоги года минувшего и давая прогноз на начавшийся, «Большой спорт» попросил заместителя председателя Государственной думы Светлану Журову, генерального директора Ассоциации лыжных видов спорта России Сергея Короля и главного тренера сборной России по спортивной гимнастике Андрея Родионенко.

Светлана Журова

Родилась 7 января 1972 года
Заслуженный мастер спорта по конькобежному спорту
Двукратная чемпионка мира (1996, 2006)
Олимпийская чемпионка Турина-2006
Заместитель председателя Государственной думы РФ
Подполковник внутренней службы

Каким минувший год был лично для вас? Какие положительные и отрицательные события вы можете выделить?

Год был замечательный, не могу пожаловаться. Самое яркое впечатление – ребенок пошел в первый класс, большое событие для каждого родителя, и я не исключение. Стала по-новому смотреть на многие вещи, теперь еще пристальнее слежу за тем, что происходит в нашей системе образования. Если же говорить о спорте, то самые большие эмоции вызвал Ванкувер – провал российской сборной на Играх на фоне победы наших паралимпийцев. И расстроилась, и порадовалась. Также в этом году оказалась вовлечена в интересный проект «Курорты Северного Кавказа». Он имеет многообещающие перспективы как по развитию инфраструктуры региона в целом, так и в плане инвестирования в спортивные объекты.

А в сфере образования были интересные начинания?

Да, к примеру, «Урок физкультуры XXI века». Со всех уголков России учителя физической культуры прислали более 1700 проектов инновационных занятий как для школьников, так и для дошкольников. Этот проект мы реализуем вместе с Ольгой Слуцкер, и он вызвал достаточно широкий резонанс. Постараемся не растерять приобретенный опыт, поделиться им со всей страной – выпустим брошюры, создадим специальные сайты.

В декабре основана Всероссийская федерация школьного спорта, где вы заняли один из руководящих постов. В чем необходимость создания этой организации?

Проект защищали Ирина Роднина и Вячеслав Фетисов. Мы понимаем, что без развития массового детского спорта нельзя решить очень многие задачи. Наша цель – увеличить вовлеченность детей в занятия физической культурой, в первую очередь улучшая школьную инфраструктуру, что сделает спорт более доступным. Также мы намерены выстроить систему школьных соревнований – регулярное их проведение подстегнет всех. Да и отбор на чемпионат мира по школьному спорту станет более прозрачным.

Как идет подготовка к Олимпиаде в Сочи?

Много было сделано, многое еще только предстоит. Продолжу курировать «олимпийский» закон, вносить туда поправки, дополнения. Самое актуальное – тема молодежи и волонтерства. Также в 2011-м начнутся тестовые соревнования, будем следить за тем, как принятые законы помогают проводить эти старты. В феврале пройдет Кубок Европы по горным лыжам, и это будет большой шаг вперед в подготовке к Олимпиаде. Постепенно удается наладить контакт с оппозицией, ярыми противниками Сочи-2014. Люди начинают понимать, что тот антипиар, которым пестрит Интернет, не совсем уж и соответствует реальности.

Кстати, по поводу пиара. В Сети активно обсуждаются будущие талисманы Олимпиады. У вас есть предпочтения?

Слежу за этим очень пристально, ведь я один из членов жюри экспертного конкурса. У меня есть собственное видение, своя концепция того, как это должно быть. Талисман обязан быть позитивным и по значимости приблизиться к знаменитому Мишке-1980, который был одним из самых удачных талисманов в истории Игр. Это подтверждает и Олимпийский музей в Лозанне, где наш Мишка занимает особое место. Тогда была и сказка о нем, и мультик, а иностранцы привозили его домой как сувенир, который создавал позитивное впечатление от Союза, хотя к советской власти тогда явно относились с предубеждением. Вот и сейчас нам нужно создавать стране положительный имидж, и хороший талисман поможет в этом. Я бы предложила троих – белого медведя, тигренка и кавказского леопарда. Медведь создает параллель с 1980 годом и символизирует нашу Арктику. Тигренок – это Дальний Восток, он привлек бы дополнительное внимание к проблеме исчезновения уссурийских тигров. Леопарда я предлагаю по тем же причинам – он также в Красной книге, да и представлял бы Кавказ, где проходят Игры.

Помимо работы над инфраструктурой будущей Олимпиады в России плотно занялись и теми, кто будет на них выступать. Как вы относитесь к натурализации спортсменов в преддверии Сочи-2014?

Не забывайте о том, что поставлена амбициозная задача по завоеванию первого места по количеству золота. Во всем мире практику натурализации воспринимают спокойно, это в России мы сталкиваемся с более ревностным отношением. Считаю, что если спортсмен искренне хочет выступать за нашу страну, то ничего предосудительного в выдаче ему паспорта нет. Сейчас на планете повальная глобализация, и немудрено, что она коснулась и спорта. Россияне тоже нередко переходят под флаги других государств. Обвинять спортсменов в этом нельзя. Еще один положительный момент – обмен опытом. Кое-где мы растеряли традиции, как в шорт-треке, поэтому нужны новые силы. Главное – не перестараться, чтобы доморощенные атлеты не утратили мотивацию.

Вы были членом заявочного комитета-2014. Не поступало ли предложения войти в штаб российской заявки на чемпионат мира по футболу?

Нет, не поступало, думаю, я гораздо нужнее в Государственной думе. Буду помогать оттуда, ведь для мирового первенства понадобится такой же специальный документ, как и «олимпийский» Закон № 310-ФЗ, принятый специально для Игр в Сочи. Один раз я уже прошла этот законодательный путь, так что мой опыт будет востребован. При Госдуме мы создадим специальную рабочую группу, которая займется разработкой документа.

Не так и важно быть мировым лидером в 2011-м, если главная цель – «выстрелить» в Сочи. Наверное, можно было бы форсировать подготовку и показать что-то уже сейчас, но мы не ставим такой цели, ведь есть риск «убить» команду. Так что пока надо «обрасти жирком» и не впадать в панику из-за невысоких результатов

Футбольные клубы «Крылья Советов» и «Томь» обращались за помощью непосредственно к премьер-министру страны. Как вы относитесь к подобной инициативе?

У меня четкая позиция на этот счет. Я не против государственной поддержки как таковой, ведь она нужна во всех видах спорта. Но здесь встает вопрос: почему наши прославленные стрелки, борцы, гимнастки, легкоатлеты – те, кто постоянно приносит медали, – получают зарплаты в сотни раз меньше, чем футболисты, которые не были ни олимпийскими чемпионами, ни чемпионами мира. Пусть футбол получает господдержку, но в тех же размерах, что и остальные спортсмены. Это четыре тысячи в день на сборах и зарплата примерно в тех же пределах. Хотите получать больше – получайте от спонсоров, но не от государства. Иначе нечестно по отношению к тем прославленным спортсменам, которые имеют множество званий и регалий. Такая несправедливость может лишить их стимула к дальнейшим выступлениям.

Несколько слов о ситуации с фанатским движением в стране. Насколько остро стоит эта проблема? Какую работу необходимо проделать Госдуме в этом направлении?

Еще на летней сессии Госдумы мы рассматривали возможность создания правил поведения болельщика, которые должны быть включены в «олимпийский» закон либо вообще выделены в отдельный федеральный закон. Но пока это решено сделать на уровне ведомств. Будут и дальше вестись диалоги с фанатами, необходимо искать компромиссы. Главное, чтобы движение не выходило за границы стадионов. Вот была попытка связать беспорядки на Манежной с фанатскими группировками, но ведь это не так – они лишь создали прецедент, а все, что произошло, было «подогрето» другими внешними силами. Теперь, чтобы разрешить конфликтную ситуацию, власть и болельщики должны пойти навстречу, помочь друг другу. В итоге мы сформулируем совместный общественный договор, а не искусственно установим рамки по инициативе функционеров.

Cочи-2014 и чемпионат мира по футболу-2018 требуют больших расходов. В этой связи уже слышны предложения увеличить некоторые налоги. Как оцениваете вероятность таких событий?

Те, кто нагнетает обстановку, совершенно забывают упомянуть о том, что 50–60 процентов требуемых многомиллиардных сумм принесут инвесторы. А бюджетные деньги уходят на инфраструктуру, которую и так необходимо строить, даже и без этих топ-соревнований. Нет причин думать, что под Олимпиаду у населения будут изыматься дополнительные средства, наоборот, мы привлечем больше иностранных инвестиций.

Напоследок поговорим о вашем профильном спорте, конькобежном. Ситуация в нем просто аховая – кроме Ивана Скобрева постоять за честь России почти некому. Что нужно сделать для возрождения этого вида?

Надо подождать. Я еще не видела, чтобы после появления нового тренера спортсмены сразу стали показывать результат. Ломается система подготовки, устраняются какие-то пробелы. Не так и важно быть мировым лидером в 2011-м, если главная цель – «выстрелить» в Сочи. Наверное, можно было бы форсировать подготовку и показать что-то уже сейчас, но мы не ставим такой цели, ведь есть риск «убить» команду. Так что пока надо «обрасти жирком» и не впадать в панику из-за невысоких результатов.

В конце 2010 года вам вручили орден Почета. За какие конкретно заслуги он присуждается?

Так получилось, что вручение ордена затянулось практически на пять лет. Несмотря на то что церемония награждения проходила в Думе и официально за мою парламентскую деятельность, эта награда еще и за Турин-2006. По разным причинам я не могла ее получить раньше, во многом из-за частой смены работы. В общем, награда нашла меня через годы.

Сергей Король

Родился 31 мая 1956 года
Генеральный директор Ассоциации лыжных видов спорта России (RSA)
Первый вице-президент Федерации фристайла России
В 2001–2005 годах был председателем Комитета физической культуры и спорта города Москвы
Во время Олимпиады-2010 занимал пост исполнительного директора Федерации горнолыжного спорта и сноуборда

Самое главное событие для вас в 2010 году?

Безусловно, Олимпийские игры. В то время я работал в Федерации горнолыжного спорта и сноуборда, и поставленные перед нами задачи мы выполнили в полном объеме. Прежде всего – обязательство взять медаль в сноуборде. Горнолыжники не были готовы, об этом все знали, так же как и прыгуны с трамплина. Если брать другие виды, то Федерация фристайла не справилась со своей задачей. Не было четкого плана подготовки, спортсмены травмировались, тренерским штабом допускались стратегические ошибки. А вот в лыжных гонках мы выступили неплохо, завоевали необходимое количество медалей. Впрочем, общую оценку стоит признать негативной, что повлекло за собой ряд кадровых изменений. По-моему, довольно судьбоносных для российского спорта.

В 2010-м российские спортсмены как никогда часто были замешаны в допинговых скандалах.

Да, 2 июня стало поистине черным днем для российских лыж. На заседании FIS было принято решение наказать нашу ассоци­ацию за 26 допинговых проколов, которые зафиксировали за последний олимпийский цикл. Львиная доля этих случаев на совести Федерации лыжных гонок. Был выписан штраф в 178 тысяч швейцарских франков и вынесено предупреждение. К тому же нам предписали уволить и дисквалифицировать всех, кто имел отношение к допинговым скандалам, а также принять ряд программ, направленных на борьбу с подобными нарушениями. Если бы мы не подчинились, то национальный российский вид спорта ждала бы дисквалификация. Так что вместо того чтобы работать над развитием вида, мы все силы направили на исполнение решений FIS.

Тем не менее в сентябре на швейцарско-австрийской границе был задержан Николай Панкратов.

На тот момент он уже не был членом национальной команды России. Одно время, после того как его отчислили из сборной Московской области за недисциплинированное поведение, Панкратов хотел выступать за Белоруссию. А когда его поймали с допингом, вообще ехал на своей машине на сбор норвежской команды – отношения к России он не имел. В ином случае нам бы не поздоровилось. Кстати, мы все равно предложили ему юридическую помощь, но Николай отказался. В итоге получил двухлетнюю дисквалификацию.

Дисквалифицированная за допинг лыжница Лилия Степанова заявила, что запрещенные препараты были обнаружены не только у нее, однако некоторым лыжникам удалось «отмазаться» и даже выступить в Ванкувере. Проводит ли Ассоциация лыжных видов спорта России (RSA) расследования по фактам подобных высказываний?

Заявление Степановой было эмоциональным. В таком состоянии можно сказать много чего необдуманного, мы не рассматривали его как выпад в сторону ассоциации. Понимаем, у человека личная трагедия, стрессовое состояние. Если бы у Лилии были конкретные факты, она бы их обнародовала. А так – слышу звон, да не знаю, где он. Тут надо прощать, а журналистам не следует впредь тиражировать подобные заявления.

Летом RSA выступила с инициативой приостановить деятельность государственной аккредитации ФЛГР. Елена Вяльбе предположила, что подобная инициатива исходила от вас. Что конкретно вас не устраивает в деятельности ФЛГР?

У нас работала комиссия, куда входили представители всех федераций, и все решения принимались в открытом режиме, в присутствии Вяльбе и других функци­онеров. Решение, кстати, было единогласным. К сожалению, помимо лишения аккредитации, других мер воздействия мы не имеем. А надо было выполнять предписания FIS. Федерация вообще не признавала никаких нарушений. В Московской области было «поймано» 12 спортсменов, а президент областной федерации заявил, что они «ни при чем». При этом многие, напрямую причастные к этим делам, работали в той структуре. Так что решение о приостановлении деятельности назрело само собой. Пусть Мутко его не утвердил, это право министра, но такая инициатива сыграла свою роль, заставила встряхнуться. Да, меня восприняли как допингового полицейского, и мой рейтинг упал, но отношения с той же Вяльбе остались рабочими. С бывшими спортсменами всегда проще договориться.

«У ФЛГР в определенной степени связаны руки в момент, когда надо применять санкции. Максимум того, что мы можем, – отстранить спортсмена или тренера от работы со сборной. Но запретить ему заниматься тренерской деятельностью в целом не имеем права, так как не связаны с тренерами трудовыми договорами», – утверждает та же Вяльбе. Считаете ли вы достаточными полномочия RSA и федераций по видам спорта по части борьбы с допингом?

Мы ведем специальные черные списки, куда включаем всех, кто замешан в темных делах. Они опубликованы, их может прочесть каждый и сделать вывод: стоит принимать тренера на работу или нет. Правда, такое досье носит рекомендательный характер, мы не можем принудить местные федерации. Однако функционеры будут понимать, что назначая кого-то из черного списка на ответственный пост, они становятся преступниками, потакающими допинговым нарушениям. К сожалению, прецеденты все равно случаются сплошь и рядом.

До 2010 года Ассоциация лыжных видов спорта была структурой в большей степени номинальной. Сейчас же – начала активную деятельность. Но продолжают работать и федерации по видам спорта. Будут ли они в перспективе упразднены?

Такая необходимость должна назреть, пока ее нет. Сейчас найдена схема, которая удовлетворяет международные спортивные организации, поэтому нет смысла что-то ломать и проводить дорогостоящую реорганизацию. Только если вопрос встанет ребром – как в случае с объединением федераций конькобежного спорта и шорт-трека. Пока все сосуществуют мирно, работают в плотной связке: федерации внутри страны, мы – на международном уровне, плюс занимаемся научными и антидопинговыми вопросами. Мы также входим в МОК, а вот в самой России не подпадаем под Закон о спорте. В нем в свое время было упущено понятие «ассоциация».

В июле вы были избраны первым вице-президентом Федерации фристайла России (ФФР). Поставлены ли перед ней конкретные медальные задачи на Сочи-2014?

Пока рано говорить о каких-то медальных задачах. Во всех трех дисциплинах – акробатике, могуле и ски-кроссе изменился тренерский штаб, пришли новые специ­алисты, как отечественные, так и иностранные. Пусть пока работают. Зато начались подвижки в соревновательном плане: стали проводить Кубок России, которого раньше не было. Обратили более пристальное внимание на молодежь. В могуле у нас большая команда, есть очень перспективные ребята. Если с их финансовым и медицинским обеспечением все будет в порядке, они могут выстрелить. Главное, чтобы была экипировка, новейшие разработки и менеджмент на высочайшем уровне. Спорт высоких достижений не терпит неорганизованности, иначе нельзя бороться за награды.

В сборную России по акробатике приглашены два белоруса – Ассоль и Тимофей Сливец. Какие у них перспективы?

Во-первых, не два, а один. Ассоль по семейным обстоятельствам ушла из спорта. Когда она приехала в Сочи и увидела масштаб строительства, то загорелась, решила выступать за Россию. Но недооценила позицию семьи, которая категорически воспротивилась, хотя Белоруссия дала согласие на смену спортивного гражданства. Совсем недавно мы получили от Ассоль письмо, где она приносит свои извинения и отказывается от выступлений. Что касается Тимофея, то процедура по его натурализации идет, правда, в этом сезоне он точно выступать не будет. Это очень хороший спортсмен, позитивный, с большими перспективами. Но и кроме него есть местные ребята, уже попадающие в «десятку» на этапах Кубка мира. Их подготовка не форсируется, чтобы вновь не наступить на те же грабли и не подойти к ответственным стартам травмированными.

Планируется ли натурализация еще каких-то спортсменов по лыжным видам в преддверии Игр в Сочи? Так, горнолыжники уже пригласили словенца Александра Глебова.

Мы не стремимся к повальной натурализации, не создаем команды искусственно. Но бывают разные ситуации. Вот в Ванкувере ко мне подошла женщина – русская по происхождению, работает врачом на Аляске, хорошо знает язык. Ее сын занимается сноубордом и мечтает выступать за Россию, хотя родился и вырос в Америке. Они видят, что у нас почти нет спортсменов. И что? Будем им отказывать? Тимофей Сливец, с другой стороны, выступал за Белоруссию, одну из сильнейших стран в акробатике, там огромная конкуренция. И счел, что в России у него больше шансов раскрыться. Оттолкнем этих людей? Нет, напротив, поможем им. Что касается Глебова, то таково решение главного тренера. Он уверяет, что тот хорошо вписывается в компанию, русский, прекрасно ладит с ребятами. Не вижу никаких препятствий. Сейчас, на фоне глобализации и интернационализации мирового спорта, нельзя замыкаться в себе. Так мы ничего не добьемся. Россияне ведь тоже уезжают в другие страны, туда, где они могут реализовать свой потенциал. Палки в колеса никому не вставляем.

Андрей Родионенко

Родился 7 сентября 1942 года
Заслуженный тренер СССР и России, кандидат педагогических наук
В 1970–1980 годы был главным тренером сборной СССР, с 1989-го работал за границей – с национальными командами Австралии и Канады
С 2005-го главный тренер сборной России
Вице-президент Федерации спортивной гимнастики России

Победа Алии Мустафиной на чемпионате мира в многоборье, а сборной России в командных соревнованиях – это прорыв?

Конечно. Такого результата у нас не было 19 лет. Выиграть в многоборье особенно тяжело сейчас, поскольку гимнастика значительно усложнилась и все качества сочетать в одном человеке крайне непросто.

В женской сборной России нет специалистов по отдельным видам?

Таковых в принципе в мире мало. Как правило, это несостоявшиеся многоборки. Кроме британки Элизабет Твиддл даже сложно кого-то назвать. Оксана Чусовитина с возрастом просто перестала выступать в многоборье, сосредоточившись на опорном прыжке. У мужчин шесть снарядов, и они резко специфичны, поэтому специалистов по отдельным видам больше. Кольца, перекладина требуют особой подготовки. У девушек же во всех упражнениях используются ноги, демонстрируются скоростно-силовые качества. Гимнастические снаряды в последние годы претерпели значительные изменения – стали эластичнее, появились более упругие поверхности в вольных, покрытие бревна позволяет «прокрутить» два-три тура на «высоких» пальцах, что невозможно на обычном дереве – возникнет ожог. Эволюция снарядов влечет перемены и в самой гимнастике. К примеру, стала выше перекладина, матрасы под ней – в два раза толще, чем лет двадцать назад.

Значит, сейчас гимнастика стала менее травматичной?

Здесь на первом плане – способности и квалификация тренера, личные особенности спортсмена. Но в целом травм действительно меньше.

Сейчас на первых ролях в сборной России гимнастки 1994 года рождения. Существует дефицит девушек более старшего возраста?

Половина занимающихся национальной командой родились в 1995-м. В частности, Виктория Комова – победительница юношеских Олимпийских игр. В нынешнем году она заявит о себе на взрослом уровне. Отсутствие же более опытных спортсменок – следствие демографических проблем. В России 1992–1993 годов женщины рожать не решались.

Девушки из каких семей идут в гимнастику? Изменился ли с советского времени социальный состав спортсменок?

Не думаю, что существует некий классический социальный тип. Человек, идущий в гимнастику, должен быть прежде всего трудолюбивым. Изначально отбираются люди, склонные к занятиям большим спортом, не только по весо-ростовым параметрам и координационным возможностям, но и по тому, как они умеют работать. Виды, связанные с артистизмом, культурой движения, координацией, типичны: художественная и спортивная гимнастика, синхронное плавание, прыжки в воду, акробатика.

В США система подготовки спортсменов отличается?

Я отработал за границей, в Америке, Канаде, Австралии, 15 лет – там на первом плане клубы, занятия оплачивают в основном родители. Считаю, что государственный принцип финансирования лучше – больше ответственности. А клуб сегодня есть, завтра – нет.

Что в России происходит с гимнастками, в юном возрасте не попавшими в сборную страны?

Тренируются у себя в регионах.

Может ли спортсменка, не привлекавшаяся в наци­ональную команду, пробиться в нее, скажем, в 17 лет?

Как ей это удастся без работы в условиях, требующих проявления высшего спортивного мастерства? Случайностей у нас нет, гимнастика – это математика, причем высшая. Все просчитывается заранее. Талантливый ребенок приглашается в юношескую сборную страны в раннем возрасте. Это в циклических видах, наподобие лыжных гонок и биатлона, спортсмен может «выстрелить» в зрелом возрасте – у нас такого нет. Координация закладывается в возрасте до 14 лет.

Вы считаете правило, запрещающее выступление спортсменов моложе 16 лет на взрослом уровне, оправданным?

Да, это нормально. Некая формальная граница между юношеским и взрослым спортом должна быть.

Самой опытной в сборной России является 19-летняя Ксения Афанасьева. После Лондона-2012 она завершит карьеру?

Искусственно мы к такому шагу никого не подталкиваем. Но в двигательном плане после 20 лет профессионально заниматься гимнастикой и прогрессировать сложно. Здесь многое зависит от желания спортсмена, его здоровья.

Нередко приходится слышать, что чемпиона делает характер.

Все попавшие в сборную страны его имеют. Другое дело, что у кого-то волевые качества выражены больше, у кого-то меньше.

Два года в женской гимнастике – это очень много. Конечно, нынешние 16-летние станут более опытными, но в то же время и консервативными, а спорт не стоит на месте. Он удел тех, кто «не спит». Каждый чемпионат мира рождает новых героев

В зале, где мы с вами разговариваем, присутствует огромное количество тренеров. Это личные наставники спортсменок?

И личные, и штатные специалисты сборной. Гимнаст приезжает со своим личным тренером. Специалист совершенствуется вместе со своим воспитанником. Когда же тот завершает карьеру или выбывает из сборной, тренер возвращается в свой регион. Естественно, элите уделяется повышенное внимание, она работает отдельно.

Какой процент спортсменов, тренирующихся со сборной страны, никогда не поедет на чемпионат мира или Олимпийские игры?

Помимо вышеназванных есть немало других международных соревнований, одних этапов Кубка мира больше десяти. Соревнований всем хватает.

Почему в России нет сильной мужской сборной?

Талантливые ребята есть, просто они еще не «созрели». Девушкам для выхода на мировой уровень нужно два-четыре года, мужчинам – шесть-восемь лет. К Играм в Лондоне у нас будут достойные спортсмены. Если девушки 1994–1995 годов рождения – элитные гимнастки, то их ровесники – по сути, еще дети, разница в анатомо-физиологическом развитии грандиозна.

Существенны ли различия в работе с женской и мужской командами?

Техника везде одинакова, но девочки более эмоциональны. Профессиональных психологов в команде нет, им должен быть тренер. Каждый день наставник обязан «зажигать» спортсмена.

Вам не жалко гимнасток, которые тренируются по семь часов в день через «не могу»?

Зачем жалеть, их же не казнят? Да, порою в эмоциональном порыве спортсменки плачут, но в зал их силком никто не тащит. Сами за полчаса до начала занятий приходят. За 40 лет тренерской практики я не видел случаев, чтобы спортсмен махнул рукой и добровольно навсегда ушел из тренировочного зала.

А сами спортсмены за это время изменились?

Конечно. Другое поколение, страна. Россия – не продолжение СССР. В Советском Союзе я не видел ни одного человека, купившего себе диплом о высшем образовании, сейчас – пожалуйста. Я поступал в аспирантуру ВНИИФКа, конкурс был 50 человек на место, а сейчас: заплати – и учись. Уровень спорта стал иным. К примеру, раньше гимнастическое бревно делали из дерева, ныне же это, по сути, космические технологии. Соответственно, значительно выросла стоимость снарядов. Так что сравнение того, что «было» и «есть», некорректно. Это касается и людей, и материальной сферы, и вложений в спорт.

Вы успешно работали за рубежом. Что заставило вернуться в Россию?

Я уехал из СССР в 1989 году, потому что в стране отсутствовали возможности для плодотворной работы специалистов. Сейчас они есть. Участницы сборной России тренируются примерно в таких же условиях, что и элитные зарубежные гимнастки.

Дочь Валерия Люкина, Анастасия, может вернуться в профессиональную гимнастику?

Она с ней уже закончила. Шоу, в которых Настя выступает, – не спорт. Даже после полугодового перерыва вернуться сложно, через год – фактически невозможно.

Можно ли рассматривать чемпионат мира в Роттердаме как прикидку к Лондону-2012?

Все изменится, два года в женской гимнастике – очень много. Конечно, нынешние 16-летние станут более опытными, но в то же время и консервативными, а спорт не стоит на месте. Он удел тех, кто «не спит». Каждый чемпионат мира рождает новых героев.

Чем занимаются гимнастки по окончании карьеры?

Многие поступают в Национальный государственный университет физической культуры, спорта и здоровья имени Лесгафта в Петербурге. Там сильная кафедра гимнастики. Иногда спортсменки выбирают и другие профессии. Как правило, гуманитарные, так как технические вузы требуют специальной начальной подготовки.

Постоянная жизнь на базе не создает сложностей в дальнейшем?

Спортсмены высокого класса более ответственны, дисциплинированны, способны жертвовать повседневными радостями жизни. Эти люди знают, что такое постоянный упорный труд, и этот навык позволяет не испытывать никаких проблем по окончании карьеры. Причем не только в России. Бывшие гимнасты – наши соотечественники успешны в Германии, Италии, Франции… Скажу даже: в большинстве зарубежных команд есть русскоязычные специалисты.

Партнеры журнала: