Большие надежды

Большой спорт №1-2(49) Январь - Февраль 2011
В минувшем декабре Россия одержала главную футбольную победу в своей истории – страна получила право на проведение чемпионата мира. «Большой спорт» попробовал проанализировать, что нужно сделать для организации столь масштабного мероприятия.

В минувшем декабре Россия одержала главную футбольную победу в своей истории – страна получила право на проведение чемпионата мира. Сейчас, когда эйфория первых дней несколько поутихла, «Большой спорт» попробовал проанализировать, что нужно сделать для организации столь масштабного мероприятия там, где на данный момент для него практически отсутствуют все необходимые условия.

Для начала нужно понять, что победила Россия, к сожалению, не потому, что является великой футбольной державой. Как раз наоборот. Впрочем, нам удалось использовать эту ситуацию во благо. 2 декабря 2010 года, безусловно, станет поворотной датой в истории государства. Страна получила шанс, который еще несколько лет назад мог видеть в своих снах лишь мальчик Саша, ставший изюминкой российской заявки на мундиаль. Мир доверил нам проведение второго по значимости спортивного мероприятия планеты. И по масштабности оно, пожалуй, даже превосходит Олимпийские игры, которые четырьмя годами ранее также пройдут в России. И речь уже идет не о том, что «мы не можем подвести планету». Мы не должны подвести прежде всего самих себя. Нам надо не просто модернизировать страну, а перевести ее на европейские рельсы. Попытаться избавиться от неверия в свои силы, использовать возможность стать по-настоящему развитой и открытой державой, совершить прорыв, а не сделать все «как всегда».

Рожденная революцией

За оставшиеся семь с половиной лет необходимо не только выстроить практически заново спортивную, транспортную и гостиничную инфраструктуру, но и изменить сознание людей. И сделать это будет куда сложнее: здесь не помогут даже правительственные гарантии. После объявления Йозефом Блаттером хозяйки мундиаля-2018 Россия не стала футбольной страной. Нельзя считать критерием тот факт, что футбол – самый популярный здесь вид спорта. Это еще и довольно спорный вопрос, учитывая, что по количеству болельщиков на трибунах и у телевизоров футбол испытывает очень серьезную конкуренцию со стороны хоккея и биатлона. Да, мы можем собрать на матч с Азербайджаном полные «Лужники» и выйти на улицы после попадания в полуфинал чемпионата Европы. Но футбол в жизни обычного россиянина становится событием лишь в дни больших побед, которых всем нам в последнее время очень не хватает.

Пока налицо одна положительная тенденция. Серьезные усилия, инициированные российским правительством с целью вывода России в лидеры мирового спорта, похоже, начинают приносить плоды. По некоторым данным, премьер-министр Владимир Путин, три с лишним года назад добившийся Олимпиады-2014, лично встречался как минимум с третью из 24 членов исполнительного комитета FIFA, отвеча­ющих за распределение прав на проведение чемпионата мира. И ему вновь удалось найти те аргументы, которые в итоге и оказали решающее влияние на результаты голосования.

Режиссер презентационного ролика российской заявки Руперт Уэйнрайт решил подстраховаться и выбрал на роль мальчика Саши сразу двух актеров – воспитанников команды детской школы «Спартака» 2001 года рождения братьев-близнецов Максима и Артема Шпиневых

Напомним, что помимо зимних Олимпийских игр в Сочи с 2014 года в стране начнет проводиться один из этапов престижной автогоночной серии «Формула-1», что также станет прорывом в области развития как непосредственно спорта, так и связанного с ним бизнеса. Таким образом, в ближайшие годы Россия будет готовиться к проведению сразу трех крупных спортивных форумов, и есть надежда, что они обернутся массовым притоком капитала и человеческих ресурсов, станут стимулом для развития не только инфраструктуры спорта, транспорта и туризма, но и общественно-политической жизни в целом.

В общем, задачи стоят глобальные, причем далеко не все они были прописаны в Заявочной книге. Таковая была нужна, чтобы исполком FIFA удостоверился: необходимый минимум для проведения мирового первенства у России есть. Выбор исполкома в Цюрихе был обусловлен в первую очередь решением и дальше продвигать спорт в те регионы, где, казалось бы, для него нет никаких условий. FIFA предпочла эволюционному пути революционный – именно поэтому развитые футбольные державы надолго могут забыть про организацию планетарных чемпионатов. Выбор Катара, чья сборная никогда не играла в финальных турнирах мировых первенств, из той же серии. Правильная это политика или нет – другой вопрос, но России она принесла удачу. Вы еще не любите футбол? Тогда мы идем к вам.

Мой друг полицейский

Как же заразить нацию одной большой футбольной идеей? Россия не стоит следующей в цепочке «ЮАР – Бразилия», то есть в числе тех стран, для которых мировой футбольный чемпионат должен превратиться или уже превратился в растянутый на несколько лет карнавал. Здесь все по-другому. Мы живем в стране, где главный государственный телеканал может начать трансляцию некоторых международных встреч с опозданием на 15 минут и с облегчением скидывать часть из них пусть и тоже бесплатному, но далеко не так широко распространенному конкуренту. Игры же национального первенства в большинстве регионов, не совпадающих с Москвой по времени, показывают ночью. Причем даже в Екатеринбурге, включенном в Заявочную книгу в качестве одного из городов, где состоятся матчи будущего планетарного первенства. Надеемся, что с помощью мундиаля-2018 это недоразумение будет исправлено, хотя сегодня Первый канал так и не объявил о своем желании показывать предстоящий чемпионат России. И таких недоразумений у Оргкомитета-2018 наверняка возникнет еще немало.

Серьезнейшим из вопросов станет работа правоохранительных органов, даже несмотря на тот факт, что вскоре они будут называться совсем по-европейски. С началом организованного фанатского движения милиция стала его главным врагом, причем отношения здесь уже подобны «кровной мести»: никто не знает, кто прав, кто виноват и кто первый начал, но мир не наступит никогда. Ах, как хотелось бы по мановению волшебной палочки поменять менталитет «людей в сером», привыкших к тому, что болельщик – это противник и чем его меньше, тем лучше! Особенно в провинции, где массовый визит фанатов из столицы до сих пор является настоящим бедствием и пресекается лишь при помощи акций, о которых немолодым членам исполкома лучше не знать. Нужно сделать так, чтобы люди в погонах считали радостную многонациональную толпу своими желанными гостями и друзьями. Ведь тысячам любителей футбола нужен праздник, и именно за этим они поедут в Россию. К слову, чемпи­онат мира в ЮАР во многом был испорчен тем, что околофутбольных мероприятий оказалось слишком мало: проблемы безопасности заставляли туристов жаться по углам. В Москве во время финала Лиги чемпи­онов-2008 была другая проблема. Все прошло без эксцессов, однако удовольствия от пребывания в российской столице, превращенной в особоохраняемую и сверхдорогую зону, никто из британцев не получил.

Очевидно, что некоторые гарантии, записанные в Заявочной книге, не совсем точно отражают нашу действительность. Мы обещали FIFA чуть ли не большее по сравнению с конкурентами количество гостиничных мест, однако даже во время презентации российской заявки в Цюрихе было подмечено: пока страна в состоянии предложить лишь роскошные пятизвездочные отели, специализирующиеся на размещении звезд шоу-бизнеса и VIP-особ. Чиновников FIFA, конечно, не обидят, а вот достойных гостиниц среднего и экономкласса для обычных болельщиков в России практически нет. Потому что даже если Оргкомитет и заявлял трехзвездочные отели, особенно в провин­ции, то сегодня это означает: либо они в лучшем случае соответствуют европейским «двум звездам», а если все-таки «трем», то по цене всех «пяти». Вряд ли стоит говорить о том, что модернизация и удешевление гостиничного комплекса дадут серьезный толчок развитию туризма. Не секрет, что одной из основных проблем России большинство иностранцев называют как раз немыслимую дороговизну временного жилья.

Алексей Сорокин занимал посты гендиректора сразу в двух организациях – РФС и заявочном комитете «Россия-2018». Однако его контракт с ведомством Сергея Фурсенко не продлили. «Надеюсь быть причастным в той или иной форме к организации чемпионата мира», – сообщил чиновник

Про транспорт много говорить не стоит. Одна из двух извечных российских проблем к 2018 году должна быть решена обязательно. Прежде всего необходимо наладить скоростное железнодорожное сообщение. Это станет гигантским прорывом, учитывая, что обычный по европейским меркам «Сапсан» у нас до сих пор считается люксовым поездом и соединяет пока всего три не самых отдаленных друг от друга города. Напомним, что во время чемпионата мира болельщики, имеющие билеты на матч, смогут передвигаться по стране бесплатно. И они наверняка захотят путешествовать по нашей необъятной родине быстро и с комфортом. Кроме того, есть подозрение, что обычные российские граждане, которые будут пользоваться железнодорожными услугами по окончании первенства планеты, вряд ли захотят быть менее притязательными.

Что касается воздушного сообщения, то пропускную способность международных аэропортов Шереметьево и Домодедово придется увеличить минимум в полтора раза, а также застраховаться от разного рода проблем с инфраструктурой, подобных той, которая оставила тысячи пассажиров без новогодних каникул. Службы аэропортов должны понимать: на время чемпионата мира население страны увеличится, по предварительным оценкам, минимум на три миллиона человек, и подавляющее большинство из них прибудут к нам именно воздушным путем.

Сложнее со стадионами. В какой-то мере мы стали заложниками чемпионата мира-2018, потому что кто-то наверху посчитал, что без перехода на европейскую систему нам планетарное первенство не получить никак. Десятки руководителей провинциальных клубов из городов, которые мундиаль обойдет стороной, окончательно удостоверились в том, что помощи от государства для проведения необходимых улучшений инфраструктуры они не получат – все госсредства пойдут на строительство избранных арен. И играть по системе «осень–весна» многие будут по старинке – на том, что есть. Причем уже скоро, а не через семь лет.

Не исключено, случится ситуация, при которой нормальный футбол в стране будет возможен лишь в тех городах, где пройдут матчи мирового чемпионата. И выбор здесь зависит от FIFA. К слову, список городов пока окончательно не утвержден. Согласно заявке, их должно быть 13: Москва, Санкт-Петербург, Калининград, Волгоград, Казань, Нижний Новгород, Самара, Саранск, Ярославль, Краснодар, Ростов-на-Дону, Сочи и Екатеринбург. Но каким список будет к 2018 году, никто толком сейчас сказать не может. Отметим, что ЮАР вполне неплохо обошлась десятью аренами. Так есть ли смысл строить больше?

С другой стороны, новый современный стадион – это автоматическое увеличение посещаемости. Согласитесь, намного приятнее смотреть футбол с удобной трибуны, где поле как на ладони, чем ютиться на обшарпанном секторе, куда пацаном любил ходить еще твой дедушка. Наибольший энтузиазм такая перспектива вызывает у болельщиков московского «Спартака», на новой арене которого наверняка на первых порах будут аншлаги.

Дети без откатов

От частностей перейдем к более глобальным аспектам. Чемпионат мира – блестящая возможность для России создать репутацию отличного бизнес-партнера и адресата для инвестиций. Планетарное первенство в ЮАР позволило организовать полмилли­она рабочих мест и заставило ВВП страны подскочить на один процентный пункт. Страну, несмотря на ее не слишком удачное географическое положение, посетили более трехсот тысяч туристов, потратившие на отели, питание и сувениры более 520 миллионов долларов. Это ощутимый сопутствующий доход, который Россия может извлечь, если вовремя примет соответствующие меры. Доклад представителей инвестиционного банка Merrill Lynch свидетельствует, что Бразилия и ЮАР уже продемонстрировали, как их фондовые рынки превзошли показатели роста площадок самых быстрорастущих экономик мира после того, как их заявки выигрывали в голосовании FIFA.

Мундиаль даст России блестящую возможность интенсифицировать ее интеграцию в мировую экономику. Вырастет число совместных проектов с компаниями в рамках государственно-частного партнерства, увеличатся и объемы привлечения прямых иностранных инвестиций. Четкое следование наивысшим международным стандартам также будет способствовать столь нужному росту эффективности системы госуправления. России потребуется привлечение международных подрядчиков и поставщиков в таких масштабах, которых доселе не бывало. Прозрачность в распределении медийных прав, спонсорских пакетов и инфраструктурных заявок, а также в решении вопросов экологического ущерба и общественных свобод определит степень уверенности зарубежных инвесторов в эффективности экономики страны.

По предварительным оценкам, синергетический эффект за восемь лет оценивается в районе 0,5–1 процента ВВП, на уровне 50–100 миллиардов долларов. Прямые же доходы от проведения непосредственно чемпионата оцениваются в районе одного миллиарда. Это прежде всего реализация прав на телетрансляции, продажа рекламы, доходы туристического сектора. Также есть и косвенные, которые на данный момент оценить сложно, но они растянутся на десятилетия. Россия укрепит и улучшит свой имидж, в том числе как страны, привлекательной для туризма и инвестиций. Кроме того, на протяжении долгих лет мы будем иметь дивиденды от уже построенной инфраструктуры, особенно в регионах.

В связи с этим важно проследить, как Россия справится с проблемой бюрократической волокиты. Значительное число важных инфраструктурных проектов застряло в кабинетах чиновников и буксует, серьезно отставая от графика. Классический пример – планы строительства стадионов для двух самых популярных клубов страны, «Спартака» и ЦСКА. Документы о выделении участков земли были подписаны еще несколько лет назад, но возведение самих арен постоянно откладывалось. Положительные сдвиги в этих вопросах наметились лишь в конце 2010 года.

Касаемо недостатков туристической сферы России стоит серьезно поработать над проявлениями расизма, который часто поднимает свою уродливую голову не только по ходу футбольных матчей, но и, как показали события на Манежной площади, в повсе­дневной жизни. Именно по этой причине в страну порой отказываются ехать многочисленные представители других наций, наслышанные о нравах, царящих в двух российских столицах.

И главное. Нам нужно попытаться решить проблему, которая, помимо дураков и дорог, также испокон веков является национальной. В индексе проникновения коррупции, который составляет Центр антикоррупционных исследований и инициатив Transparency International, Россия занимает жуткое 154-е место из 178. Последние события в жизни страны дают возможность предполагать, что разработчики проектов в области госуправления предприняли шаги, направленные на преодоление заразы, но они, увы, пока еще не приобрели общегосударственного масштабного размаха.

Напоследок приведем слова помощника президента России Аркадия Дворковича, которые тот оставил в своем Twitter: «Победаааааа!!!! Столько всего полезного сможем сделать для наших детей! И медицина, и дороги… И давайте без откатов!»

Партнеры журнала: