Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев – о своем пути к вершинам фигурного катания, любви судей к романтической музыке и креативном подходе тренера

Большой спорт №3(70)
Дмитрий Маслов

10 марта в канадском Лондоне стартует чемпионат мира по фигурному катанию. Основные надежды российских болельщиков, как и год назад, связаны с выступлениями пар. Причем не только спортивных, но и танцевальных. Прежде всего речь о дуэте Екатерина Боброва – Дмитрий Соловьев. В нынешнем году ребята уже порадовали болельщиков, впервые выиграв чемпионат Европы. Однако континентальным первенством их амбиции не ограничиваются. В интервью журналу «Большой спорт» Екатерина и Дмитрий рассказали о том, как они прибавили, перейдя к тренеру Александру Жулину, оценили общий уровень конкуренции в своем виде, поделились впечатлениями о сочинском дворце «Айсберг», а также подробностями своей неспортивной жизни.

Вы начинали как одиночники. Как возникла идея перейти в танцы на льду?
Екатерина Боброва (Е. Б.): Не было результата, и даже смена тренера не помогла. Не умела исполнять многооборотные прыжки. Как-то в группе прошла информация, что тренер Светлана Алексеева ищет миниатюрную девочку 1990 года рождения в пару. Я решила попробовать. Понравилось сразу. Помню, подумала: «Классно, катаешься себе по кругу, не надо прыгать, вращаться». Тому мальчику я не подошла, нас даже не поставили в пару. Однако предложили остаться, подобрать нового партнера. Обратились к Дмитрию. Он поначалу отказывался.
Дмитрий Соловьев (Д. С.): Однажды я дурачился перед занятиями по хореографии, и на меня упала шведская стенка. Произошла полная раскоординация движений, и я даже подумывал о том, чтобы закончить с фигурным катанием. Катя и ее мама около полугода меня «обрабатывали», но я кататься с девочкой не хотел. После долгих уговоров согласился провести одну совместную тренировку. На ней мне понравилась одна девочка, ради того, чтобы получить возможность видеться с ней, и решил остаться. Со временем втянулся, появился интерес к парному катанию. Кстати, с той девочкой у нас так ничего и не вышло.

Девушки, как правило, взрослеют раньше, поэтому партнеры обычно старше в парном катании. Вы же практически ровесники…
Д. С.: Был период, когда Катя меня догоняла по росту, и возникали опасения, что она перерастет. К счастью, этого не произошло. Других же неудобств не возникало. Однажды передо мной встал выбор: спорт или учеба. Понимая, что в фигурном катании получается неплохо, я выбрал первый вариант. Пришлось перейти на домашнее обучение, сдавал экзамены в удобное мне время.

Никогда не задумывались о том, чтобы бросить фигурное катание?
Д. С.: Разве что ненадолго, когда что-то не получалось. Но понимали, что это юношеское. Мы прогрессировали и смотрели в будущее с оптимизмом.

В фигурном катании есть понятие «очередь». Она подошла раньше, чем вы планировали?
Д. С.: Поначалу мы даже не осознавали, что подобное существует. Да и сейчас уверены, многое зависит от катания.
Е. Б.: Мы входили в элиту фигурного катания постепенно. Не было такого, чтобы куда-то ворвались и ахнули: «Господи, что здесь творится!»
Д. С.: Помню, я сидел на трибуне, восхищался спортсменами и даже представить себе не мог, что буду находиться с этими людьми в одной раздевалке.
Е. Б.: В детстве я брала автографы у всех подряд. Как-то села их разбирать и поразилась, найдя автограф девушки, которую обыгрываю на соревнованиях.

Каждый год вы прибавляли. Зачем же решили сменить тренера и начать сотрудничество с Александром Жулиным?
Д. С.: Пришло осознание, что прогрессируем не так быстро, как хотелось. Александр нам подошел идеально: у него есть хороший тренерский опыт, креативный подход.
Е. Б.: Плюс замечательная команда: хореографы, акробаты… Мы теперь тренируемся по кардинально другой программе.

Есть мнение, что до сотрудничества с Жулиным вы делали упор на технику, сейчас же в выступлениях появилась экспрессия…
Д. С.: Это слишком упрощенный подход. Изменилось все. Жулин нам ставит технику, Сергей Петухов – хореографию.

У Жулина есть и другие ученики. Не было опасений, что он не сможет уделять вам должного времени?
Д. С.: Мы обсуждали этот вопрос. Александр доказал, что может уделять внимание сразу нескольким парам. Благо, у него квалифицированные помощники.

Сильно ли сказался на общей ситуации в танцах распад тренерского дуэта Марина Зуева – Игорь Шпильбанд?
Д. С.: Думаю, эти специалисты уже достигли уровня, когда не нуждаются друг в друге. Существует тренерская элита, к которой тянутся спортсмены, но лично я не слежу за тем, насколько занятия у именитого наставника сказываются на оценках. Повторюсь: без качественного катания ничего не будет.
Е. Б.: Воспитанникам неизвестного тренера, конечно, сложнее. Репутация в фигурном катании многое значит, ее надо заработать.

На чемпионате Европы чье выступление вас удивило?
Д. С.: Ребят из нашей группы, представляющих Азербайджан. Юлия Злобина и Алексей Ситников занимали пятое место после короткого танца, а в итоге стали седьмыми. Это очень хороший результат, прогресс. В целом же я не следил за соперниками – настраивался на собственное выступление. Зато видел выступления спортсменов в других видах. Произвольная программа испанца Хавьера Фернандеса с тремя четверными прыжками потрясает – она была исполнена на одном дыхании. Надо стараться, чтобы номер выглядел не работой, а спектаклем.

На какой результат вы настраиваетесь на чемпионате мира?
Д. С.: Я рассчитываю на свое катание, а не на итоговое место.

Неужели информация о том, что канадцы и американцы на своих внутренних чемпионатах получили высочайшие оценки, не вызвала эмоций?
Д. С.: Такие турниры непоказательны. У себя на родине всем ставят лучшие баллы. Когда среди судей сплошь представители собственной страны, они более лояльны.

Мартовский чемпионат мира можно считать репетицией перед Сочи-2014?
Д. С.: Думаю, нет. У нашей пары многое изменилось, и будут вноситься дальнейшие коррективы. Со стороны в мировую элиту войти уже сложно, но внутри первой семерки возможны варианты.

Вы участвуете в выборе музыки, под которую выступаете?
Д. С.: Композицию для нынешней программы предложил Жулин, мы не стали спорить.
Е. Б.: Очень понравилась идея, согласились сразу. Подозревали, что реализовать задумку будет нелегко, но доверились Александру и хореографам. Рады, что получилось.

Есть композиция, под которую вы бы хотели станцевать, но не предлагают?
Е. Б.: Я бы очень хотела кататься под «Лунную сонату», но в ней нет ритма, а он обязателен. Даже если подставить, получится очень однотонно – для четырехминутного выступления не вариант. Музыка должна брать за душу.
Д. С.: Судьям по душе трогательные номера. Все мы привыкли к историям о любви, страданиях, чувствах…

Состав сборной России на чемпионат мира

Пары: Татьяна Волосожар – Максим Траньков, Юко Кавагути – Александр Смирнов, Вера Базарова – Юрий Ларионов

Мужчины: Максим Ковтун

Танцы на льду: Екатерина Боброва – Дмитрий Соловьев, Елена Ильиных – Никита Кацалапов, Екатерина Рязанова – Илья Ткаченко

Женщины: Аделина Сотникова, Елизавета Туктамышева, Алена Леонова

Музыка со словами звучит выигрышно?
Е. Б.: Это зависит от композиции, идеи. У нас со словами давно не было. Не думаю, что наличие или отсутствие текста влияет на оценку.
Д. С.: Если только в словах не содержится секретного кода, обладающего эффектом внушения и подсознательно заставляющего повысить ее.
Е. Б.: Музыкальные наркотики, конечно, существуют, но мы ими не пользуемся.

Есть ли в фигурном катании фактор своего льда? Вы получите преимущество, подолгу тренируясь в Сочи?
Д. С.: Не думаю, все в равных условиях.
Е. Б.: Мне в «Айсберге» понравилось. Очень хорошее расположение раздевалок, зал для разминки, тренерские, массажные кабинеты.
Д. С.: Когда мы впервые оказались в «Айсберге», лед был жестковат. Попросили сделать помягче. В дальнейшем вопросов к его качеству не возникало.

Вы тренируетесь в основном в Москве?
Е. Б.: Да, в «Олимпийском». Условия отличные. Перед чемпионатом мира 27 февраля основной состав сборной России отправился на акклиматизацию в Канаду. Мы же решили остаться здесь и прилететь непосредственно перед соревнованиями, за два дня до старта. Практика показывает, что это удобный вариант, – умеем быстро восстанавливаться после длительного пребывания в самолете.

Продолжите выступления после Сочи-2014?
Д. С.: Если не случится мировых катаклизмов, да.
Е. Б.: Настраиваемся на то, что придется бороться со всеми нынешними лидерами. Хотя лично я думаю, что Скотт Моир и Тесса Вертью завершат карьеру. Изменятся правила, подстраиваться под них будет очень интересно.

Вы уже знаете, с какой программой станете выступать в следующем сезоне?
Е. Б.: Александр Жулин наверняка имеет какие-то наметки.
Д. С.: Нам ни к чему забивать голову лишними мыслями.

Вы в чем-то себе отказываете из-за спортивной карьеры?
Д. С.: Для хобби существуют выходные. Люблю погонять на машине, покататься на сноуборде, слетать в другую страну, сходить в театр…

Сноуборд? Нередко спортсменам запрещают занятия экстремальными видами…
Д. С.: Понимаю, что это травмоопасно, стараюсь не рисковать. Сложностей с освоением доски у меня не было, поехал сразу. Слава богу, серьезных травм у меня пока не случалось.

Спортивные танцы на льду
Эта дисциплина впервые включена в программу чемпионатов мира и Европы в 1952 году, а на Олимпийских играх дебютировала в 1976-м.
До сезона 2009/2010 соревнования состояли из трех танцев: обязательного, оригинального и произвольного. В настоящее время их число сокращено до двух.

Короткий танец
Пара обязана выполнить один-два круга этого танца и какую-либо подходящую к нему по характеру собственную заготовку.

Произвольный танец
В нем содержатся связанные в единое целое элементы. К числу обязательных относятся дорожка шагов, в которую должны входить «двуногая» и одноногая» части, твизлы, поддержки и совместные вращения.

Интересуетесь спортом как болельщики?
Е. Б.: Очень люблю биатлон. Хочу посетить этап Кубка мира, но, к сожалению, накладываются графики соревнований.
Д. С.: Футбол, хоккей, теннис, сноуборд… На Олимпийских играх смотрю все подряд. Даже за соревнованиями по керлингу следил.

Вы верите в приметы?
Д. С.: Нет, я абсолютно не суеверен.
Е. Б.: У меня есть талисман, но если вдруг забуду его, все равно выйду на лед и выступлю, как ни в чем не бывало.

Изменился ли ваш круг общения после обретения известности?
Д. С.: Друзья детства по-прежнему со мной. Их четверо, и наши отношения не зависят от карьерных достижений друг друга. Никакой зависти к моим успехам нет.
Е. Б.: Моя лучшая подруга – бывшая спортсменка, фигуристка, радуется, когда я поднимаюсь на пьедестал почета.

Кто в вашей паре лидер?
Е. Б.: Поддерживаем друг друга, чувствуем, когда надо приободрить партнера, а когда, наоборот, лучше не подходить. Я обычно больше волнуюсь перед соревнованиями, и Дима помогает справиться с нервами.
Д. С.: Иногда для этого достаточно просто взгляда.

Вы тренируетесь дважды в день. Неужели не надоедает?
Д. С.: Мысли о том, чтобы все бросить, приходят редко. Я с ними легко справляюсь.
Е. Б.: А мне настроиться помогают друзья, родители. Мама – бывшая спортсменка, она знает, как помочь. Александр Жулин четко чувствует, когда надо наорать, а когда, наоборот, быть мягче, подбодрить.

Ваш тренер часто появляется в различных телешоу. Хотите для себя такой славы?
Д. С.: Возможно, со временем было бы интересно попробовать.
Е. Б.: Сейчас для нас на первом месте фигурное катание, работаем на результат.

Досье / Екатерина Боброва
• Родилась 28 марта 1990 года в Москве
• Чемпионка мира среди юниоров 2007 года
• 3-кратная чемпионка России (2011, 2012, 2013)
• Чемпионка Европы 2013 года, двукратный серебряный призер чемпионатов Европы (2011, 2012)

Досье / Дмитрий Соловьев
• Родился 18 июля 1989 года в Москве
• Чемпионка мира среди юниоров 2007 года
• 3-кратный чемпион России (2011, 2012, 2013)
• Чемпион Европы 2013 года, двукратный серебряный призер чемпионатов Европы (2011, 2012)

Партнеры журнала: