Дела агентские

Большой спорт №9(55)
Борис Ходоровский
Современный спорт все больше становится бизнесом, и все большую роль в нем играют агенты и менеджеры. Оборот ведущих спортивно-маркетинговых агентств превышает бюджеты далеко не самых бедных российских регионов. В любом престижном виде спорта чемпионы уже не могут обойтись без услуг толкового менеджера.

Современный спорт все больше становится бизнесом, и все большую роль в нем играют агенты и менеджеры. Они уже заткнули за пояс импресарио оперных и эстрадных звезд. Оборот ведущих спортивно-маркетинговых агентств превышает бюджеты далеко не самых бедных российских регионов. В любом престижном виде спорта чемпионы уже не могут обойтись без услуг толкового менеджера. Кто занимается сегодня агентским бизнесом? Всегда ли агенты действуют в интересах спортсмена? В этих вопросах пытается разобраться «Большой спорт».

Первые спортивные агенты в Западной Европе появились в 1970-е годы, когда в профессиональный спорт пришли большие деньги. В США и Канаде, где уже тогда существовали NBA, NHL, а также лиги, объединявшие команды по бейсболу и американскому футболу, они начали вспахивать делянку профессионального спорта еще раньше. Особняком держалась когорта промоутеров профессионального бокса.

В СССР в эпоху развитого социализма о подобной деятельности и речи быть не могло. Не считать же агентами инструкторов иде­ологических отделов обкомов КПСС, которые, переманивая футболиста из одного клуба в другой, обещали весь комплект благ того времени: квартиру, машину вне очереди, английскую спецшколу и детский садик с бассейном, а также возможность приобретать дефицит с черного хода для супруги. Легендарные администраторы команд Матвей Юдкович из «Зенита» или Рафаил Фельдштейн из киевского «Динамо» справлялись с этой работой даже лучше иных обкомов.

Оброк «Совинтерспорта»

В разгар перестройки некое подобие агентской деятельности в СССР стал вести монстр-монополист с загадочным названием «Совинтерспорт». Эта организация обладала эксклюзивными правами на заключение контрактов советских спортсменов за рубежом.

Юридической стороной контрактов и защитой прав клиентов сотрудники «Совинтерспорта» были озабочены в самой малой степени. Их главная задача состояла в том, чтобы из заработков спортсменов вычесть порядка 90 процентов и перечислить их в партийную кассу. С оставшихся десяти членам КПСС требовалось еще и партийные взносы заплатить.

На олимпийских чемпионов Сеула по баскетболу и футболу, а также серебряных призеров Евро-88 спрос был. Да и деньги за звезд советского спорта по тем временам предлагали немалые. Туринский Juventus заплатил за Александра Заварова рекордные на тот момент в своей истории 5 миллионов долларов. Французский Toulouse за защитника Вагиза Хидиятуллина – миллион. Самому экс-спартаковцу положили месячную зарплату в 30 тысяч, из которых 29 забирал «Совинтерспорт».

Классовая борьба по рецептам Марка Гандлера

Первыми взбунтовались уехавшие за океан хоккеисты. Они даже соглашались платить больше в качестве партийных взносов, но требовали снять с них оброк «Совинтерспорта». Времена были, напомним, перестроечные, а в консультантах у Вячеслава Фетисова и Игоря Ларионова трудились опытные агенты, много лет проработавшие в NHL. Не только американцы с полученными в престижных вузах дипломами юристов, но и «бывший наш народ».

Великолепную карьеру на агентском поприще сделал Серж Ханли, оказавшийся при личном знакомстве бывшим режиссером ленинградского телевидения Сергеем Левиным. Он сохранил прекрасные отношения с советскими хоккеистами, ставшими затем заметными фигурами в российских клубах и ФХР. За счет этого и проворачивал сделки, вызывавшие зависть у его американских коллег.

После того как СКА отказался от услуг Алексея Яшина, его агент Марк Гандлер опроверг информацию о возвращении игрока в NHL, заявив: «Он достиг там всего, что ему было нужно. И сейчас громогласно произносит лозунг: “Я хочу выиграть Кубок Стэнли!” Зачем? Это искусственные слова»

Постоянно подчеркивал свои российские корни по бабушке и Марк Гандлер, который вел дела таких известных хоккеистов, как Алексей Яшин, Дарюс Каспарайтис, Дмитрий Юшкевич. Именно Гандлер подбил Яшина на забастовку. Российский форвард получал в Ottawa Senators 3,6 миллиона долларов за сезон. Гандлер посчитал эту зарплату (и свой процент с нее) унизительно низкой и подбил Яшина на личный локаут. Благо незадолго до этого таким способом сумели добиться заметной прибавки к жалованью Павел Буре и Сергей Федоров.

Только руководство Ottawa Senators, наученное горьким опытом предшественников, пошло на принцип. Мол, отыграйте, мистер Яшин, еще один сезон за прежние деньги, а потом ищите клуб, который предложит вам больше. Или катитесь на все четыре стороны. Хоть к Гандлеру. КХЛ-то тогда еще даже в перспективе не было.

Дело дошло до канадского суда, который после длительного разбирательства взял сторону клубных боссов. Яшин, прогуляв больше года и потеряв около 4 миллионов «зеленых», пошел на попятную. Имидж российского хоккеиста в глазах канадских болельщиков был окончательно испорчен, а профессиональный рейтинг Гандлера упал чуть ли не до нулевой отметки. Пострадали и его клиенты. В тяжбе с Pittsburgh Penguins уступил Каспарайтис, а затем крайне невыгодный для себя контракт с Ottawa Senators подписал Юшкевич.

Жизнь агентов, ведущих дела играющих в NHL российских хоккеистов, стала налаживаться с появлением КХЛ. Только это уже совсем другая история.

40 тысяч для сэра Алекса

После распада Союза потерявший монополию «Совинтерспорт» благополучно почил в бозе, а на авансцену в качестве агентов вышли его бывшие сотрудники и не только. Они быстро усвоили главный принцип работы на постсоветском пространстве. Нужно полностью подчинить себе клиента, наладить тесные связи с главным тренером и президентом клуба (в «лихие 90-е» они часто были в одном лице) и не думать ни о чем, кроме собственного процента со сделки.

Так работал убитый киллером в 1999-м Владимир Сайдалинов, чьими клиентами были известные в те годы футболисты Дмитрий Вязьмикин, Олег Терехин, Максим Шацких. Российский же агент Григорий Есауленко пытался внедрить работу «по понятиям» даже в английский футбол.

Именно Есауленко организовал в 1991-м, еще в советские времена, переход Андрея Канчельскиса из донецкого «Шахтера» в Manchester United.

Контракт был подписан грамотно. При дальнейших трансферах агенту полагался процент от сделки, и в 1995-м Есауленко его получил после перехода Канчельскиса в Everton. Нюанс же заключался в том, что манкунианцы совершенно не хотели отпускать в ту пору уже российского легионера.

Есауленко привез в Манчестер чемоданчик с 40 тысячами фунтов наличными, а после того как его отказались принять, угрожал тогдашнему президенту Manchester United Мартину Эдвардсу физической расправой.

Этот случай описал в своей автобиографии сэр Алекс Фергюсон, но на деловой репутации агента в России он никак не сказался. Есауленко занимал пост вице-президента «Спартака» при Олеге Романцеве, и именно при нем в «народную» команду начали в массовых масштабах завозить легионеров из Африки и Латинской Америки. Соотношение цены и качества в этих сделках явно не соблюдалось. Перекос, естественно, был не в сторону последнего. Подобные принципы и по сей день широко используются при заключении контрактов с легионерами.

Сарсания не привозил Огунсанью

Спартаковские болельщики даже сочинили речевку: «Где работает Сарсания, там играет Огунсанья». Фамилию нигерийца, сыгравшего за «Спартак» одну игру в 2002 году, уже стали забывать, зато советника президента РФС знают все. Долгое время именно Константин Сарсания был самым известным футбольным агентом в России.

Воспитаннику динамовской школы повезло. Во Франции, где в бытность футболистом он три раза выходил на замену в матчах высшего дивизиона, Сарсания познакомился с бельгийцем Люком Девризом. Собственно, тот и стал его агентом. По словам Сарсания, именно Девриз посвятил приглянувшегося ему россиянина в тонкости ремесла, сравнимого с искусством.

«Самая важная черта агента – коммуникабельность, – разоткровенничался как-то Сарсания в беседе с автором этих строк. – Плюс доскональное знание футбола на двух уровнях. Нужно понимать игру не хуже тренера и чувствовать бизнес не хуже топ-менеджера солидной компании. Необходимо быть в курсе всех изменений в правилах и регламентах международных и национальных федераций. Очень помогают в работе личные связи, которые в начале своей работы я наладил с помощью Девриза».

Сарсания также доверительно сообщил, что никогда не был агентом Самуэля Огунсаньи, да и вообще к спартаковской кормушке до поры до времени доступа не имел. Зато успешно вел дела Александра Панова и Александра Кержакова, что стало дополнительным плюсом при его приглашении в «Зенит».

Клиенты Сарсания выступали во многих клубах премьер-лиги. Недоброжелатели, которых у Константина, как у любого успешного человека, хватает, утверждают, что с помощью «своих» футболистов очень легко обеспечить результат того или иного матча. Только ведь никто не поймал за руку в «золотом» для «Зенита» сезоне-2007 спортивного директора питерского клуба Константина Сарсания, чей вклад в триумф сине-бело-голубых сопоставим с вкладом Дика Адвоката и Анатолия Тимощука, вместе взятых. И можно не сомневаться: после избрания Сергея Фурсенко президентом РФС не поймают.

Появлением Адвоката в «Зените», а затем в сборной России мы также обязаны Сарсания. Именно ставший спортивным директором питерского клуба бывший агент порекомендовал практически не знавшему тренерского рынка Европы президенту ФК «Зенит» и главе компании «Лентрансгаз» Сергею Фурсенко своего давнего приятеля, голландского тренера мирового уровня. Право, жаль, что сам Сарсания почему-то видит себя гениальным тренером. Агентская деятельность шла у него намного лучше.

От тюрьмы и от сумы не зарекайтесь

При этом Сарсания однажды даже выручил своего клиента, попавшего во французскую тюрьму. Трансфер голкипера новороссийского «Черноморца» Максима Левицкого в Saint-Étienne был одной из самых удачных сделок. Конечно, за вратаря не давали таких денег, как за отличившегося на Stade de France в отборочном матче Евро-2000 Панова, но довольны остались все.

Возник, правда, один нюанс. Во Франции существовал жесткий лимит на легионеров, и предпочтение при заключении контрактов отдавалось гражданам стран ЕС, которые после «дела Босмана» таковыми не считались. В срочном порядке Левицкому изготовили греческий паспорт. Естественно, поддельный, хотя, как уверяли Максима и его агента, к документу не подкопаешься.

Французская же полиция проявила насто­ящий профессионализм, и «грека» с украинскими корнями и российской пропиской препроводили в кутузку. Именно Сарсания договорился тогда с лучшими адвокатами, и для Левицкого дело закончилось легким испугом. Его приговорили к денежному штрафу, который и заплатил агент. Да еще и с трудоустройством в России помог.

Амбициозный же проект Сарсания по созданию собственной многоуровневой структуры, объединяющей школу и команду мастеров, провалился. Ни «Академика», в которую свозили перспективных ребят со всех уголков России и из республик бывшего Союза, ни промелькнувший метеором в первом дивизионе «Спортакадемклуб» дивидендов уже получившему громкую известность Сарсания не принесли.

Опыт своего коллеги сейчас пытается развить другой известный российский агент – Павел Андреев. В зоне «Запад» второго дивизиона играет команда «Петротрест», которая на паях с владельцем одноименной строительной фирмы Леонидом Цапу принадлежит Андрееву. В заявке строителей на сезон – 11 клиентов известного агента. Как уверяет главный тренер «Петротреста» Леонид Ткаченко, при профессиональной работе почти всех можно довести до уровня первого дивизиона и продать.

Правда, такая сделка в лучшем случае окупит расходы агентства Андреева на содержание «Петротреста». Свой основной доход он получает с контрактов игроков сборной России Александра Анюкова, Владимира Быстрова, Игоря Денисова, дела которых успешно ведет начиная с их юных лет.

Вот только с Андреем Аршавиным прокол вышел. Андреев хотел, чтобы его клиент остался в «Зените». Контракт с питерским клубом был составлен очень грамотно. За каждый сезон пребывания в команде капитану сборной России полагался бонус. А Андрееву – проценты с него. Сам же Аршавин страстно возжелал перейти в Arsenal и грозил забастовкой. Причем в отличие от Яшина финансовых потерь нести не собирался. Андреев же, в отличие от Гандлера, отстаивал интересы питерского клуба и всего российского футбола.

В результате Аршавин сменил агента, и теперь в этом качестве выступает израильтянин (естественно, с питерскими корнями) Денис Лахтер. В околофутбольных кругах, правда, ходят разговоры: мол, никогда не имевший дела с такими звездными футболистами Лахтер – это зиц-председатель Фунт, а на самом деле сделку по продаже Аршавина в Arsenal (крайне невыгодную для «Зенита» в финансовом плане) провернул совсем другой человек. Фамилию свою тот предпочитает не афишировать по простой причине: появляться и в Англии, и в России ему небезопасно из-за проблем с правосудием.

Кстати, сам Аршавин при переходе в стан «канониров» очень опасался давления со стороны окружения своего прежнего агента. Даже отослал жену и детей в Австралию. Капитан сборной России не забыл, что его первый агент, Юрий Тишков, который еще в 1990-е пытался вести свой бизнес цивилизованно, открыто и по возможности честно, был убит. Преступники до сих пор не найдены. «Не могу на сто процентов утверждать, что смерть Тишкова связана с его профессией, но ведь просто так в сердце не втыкают заточку 33 раза!» – рассуждал о сложностях бытия футбольного агента Сарсания.

«Коммерция» для рыцарей королевы

В легкой атлетике крутятся куда меньшие деньги, чем в футболе. Тем не менее роль агентов в жизни рыцарей королевы спорта велика и с каждым годом все возрастает. Ведь кроме чемпионатов мира, Европы и Олимпиад есть множество коммерческих соревнований с различным призовым фондом. Премии за олимпийские медали получают раз в четыре года, да и то лишь три призера в каждой дисциплине. Основным же источником доходов легкоатлетов давно стала «коммерция». Именно так сами бегуны, прыгуны и метатели называют «Золотую», а нынче – «Бриллиантовую лигу», а также менее престижные, но все же оплачиваемые старты.

Пригласят их на подобные соревнования или нет, зависит от менеджера. В прошлом году совет Международной федерации легкой атлетики (IAAF) принял новые правила лицензирования агентов. Теперь менеджеры, представляющие лидеров мирового рейтинга, должны пройти специальную процедуру в юридической комиссии IAAF и предъявить финансовые гарантии.

Ведущих менеджеров, которые уже давно объединились в профессиональную организацию, такие нововведения абсолютно не смущают. В Ассоциацию менеджеров легкоатлетов входят российские агенты Павел Воронков и Ольга Назарова, а также эстонец Айвар Каротам, который ведет дела многих звезд отечественного спорта. При этом не только обеспечивает возможность зарабатывать на «коммерции», но и дает рекомендации по вложению заработанных средств. По наводке Каротама олимпийская чемпионка Татьяна Лебедева купила земельный участок на эстонском острове Сааремаа, расположенном довольно далеко от Волгограда.

Известный российский агент Михаил Гусев в Ассоциацию менеджеров легкоатлетов не входит. Это не мешает ему успешно вести дела многих спортсменов, и не только в плане организации участия в коммерческих стартах. Красавицу Дарью Клишину он продвигает за пределами сектора для прыжков в длину.

«У меня тоже были подобные планы, связанные с Юрием Борзаковским, – рассказала автору этих заметок Назарова. – К сожалению, в последние сезоны олимпийский чемпион Афин не блистал, и пока пришлось эти планы отложить. Вообще в моем агентстве около ста легкоатлетов. Далеко не все из них элитного класса. Некоторые даже не выступают на серьезном уровне. Всеми делами приходится заниматься серьезно и ответственно».

Вот только с нарушителями антидопингового законодательства агенты расстаются незамедлительно. Это прописано в уставе Ассоциации менеджеров легкоатлетов. Когда же российский прыгун в высоту Иван Ухов вышел в сектор стадиона в Лозанне… пьяным, его менеджер Павел Воронков клиента в тяжелую минуту не оставил. Вернул организаторам «стартовые» и сделал все, чтобы имидж спортсмена не пострадал.

Медали – ничто, имидж – все

Забота об имидже спортсмена также является составной частью работы агента. Самым ярким примером может служить Мария Шарапова, которая периодически демонстрирует не только хороший теннис, очаровательную улыбку и модные аксессу­ары, но и пытается показать себя знатоком творчества киноактрисы Одри Хепберн или русской литературы. Случаются и проколы вроде знакомства с «“Преступлением и наказанием” Чехова».

«Я вижу неготовность людей к понятию “агент”. Агент – это юрист, адвокат, советчик и менеджер, которого берут на работу, но никак не нянька и не шофер. Он помогает достичь цели в профессиональном спорте», – уверен Дмитрий Горячкин

Отвечающий в спортивно-маркетинговом агентстве IMG за российский сектор Дмитрий Горячкин особо и не скрывал роли менеджеров в создании образа Шараповой. Ну а Алексея Ягудина в олимпийском сезоне – 2002 Горячкин за пределами катка просто не отпускал от себя ни на шаг вплоть до момента подъема на высшую ступень пьедестала почета в Солт-Лейк-Сити. У ученика Татьяны Тарасовой как раз в то время были определенные проблемы. Его даже дисквалифицировать хотели за нарушение спортивного режима, а ставку на Олимпиаде планировали сделать на Евгения Плющенко.

Не только тренер, но и агент поспособствовал олимпийскому триумфу Ягудина. По мнению Горячкина, именно правильный подход к спорту как к бизнесу помог триумфатору Солт-Лейк-Сити оставаться востребованным и высокооплачиваемым даже после завершения спортивной карьеры. Ягудин в этом плане оказался очень благодатным материалом для работы менеджеров.

О Евгении Плющенко такого не скажешь. Долгое время функции агента своего ученика выполнял тренер Алексей Мишин. В качестве помощника он привлек другого своего ученика, Ари Закаряна. Давно перебравшийся в США, но проводящий гораздо больше времени в России, экс-чемпион Грузии прекрасно ориентируется во всех нюансах фигурного катания как бизнеса. С IMG Закаряну конкурировать трудно, но его клиенты неплохо зарабатывали в ледовых шоу еще до появления «Ледникового периода» на российских телеэкранах с последующим гастрольным чесом по стране.

Вот только желающих снять дивиденды с проекта «Евгений Плющенко и его возвращение в большой спорт» уж слишком много, даже PR-менеджеров у фигуриста оказалось больше, чем хореографов. В последнее время все взяла в свои руки супруга фигуриста Яна Рудковская. Только, при всем уважении к преуспевающей бизнес-леди, красавице и заботливой маме, отметим, что она еще все-таки не до конца усвоила, чем законы большого спорта отличаются от законов шоу-бизнеса, агенты – от продюсеров, а Плющенко – от Димы Билана.

Партнеры журнала: