Агент номер семь

Большой спорт №9(55)
Дмитрий Маслов
Стоявший у истоков агентской деятельности в российском хоккее Шуми Бабаев ходит на переговоры с руководителями клубов в рваных джинсах, а своих клиентов называет друзьями. В интервью журналу «Большой спорт» самый нетривиальный спортивный агент России рассказывает о том, как пришел в этот бизнес, оценивает межсезонные трансферы и раскрывает некоторые профессиональные секреты.

Стоявший у истоков агентской деятельности в российском хоккее Шуми Бабаев ходит на переговоры с руководителями клубов в рваных джинсах и каждое лето организует в Новогорске полуторамесячный тренировочный лагерь, в котором проходит предсезонную подготовку вместе с игроками. А своих клиентов называет друзьями. В интервью журналу «Большой спорт» самый нетривиальный спортивный агент России рассказывает о том, как пришел в этот бизнес, оценивает межсезонные трансферы и раскрывает некоторые профессиональные секреты.

Вы действительно первый хоккейный агент в России?

На российском рынке – да. Хотя русские агенты в Америке были и до меня. Когда я жил за океаном, общался с хоккеистами, видел, как все происходит, и решил сам заняться этим делом. Первые мои клиенты – Евгений Давыдов и Павел Костичкин – в 1998 году я их трудоустраивал в «Ак Барс». Казань и Ярославль в России всегда были на шаг впереди всех. Именно в эти города первыми пригласили сильных игроков из Северной Америки. Правда, в «Ак Барсе» больше идут навстречу интересам хоккеистов, в «Локомотиве» взгляд на вещи более практичный, материальный. У меня всегда было много друзей среди хоккеистов, хотя сам в юности занимался футболом. Работаю либо с теми, кого знаю, либо по рекомендации хороших друзей.

А почему стали агентом именно в хоккее, а не в футболе?

Люди в этом виде спорта ближе мне по духу. Посмотрите на ситуацию с Веллитоном и Игорем Акинфеевым. В хоккее бы бразилец до конца матч не доиграл. И в каждой следующей встрече на него бы шла «охота». Думаю, в нашем виде спорта тот, кто склонен к таким негодяйским поступкам, просто не рискнул бы выходить на следующий матч с тем же соперником. В хоккее вратарь неприкасаем, человек, атакующий его, неминуемо будет наказан. В футболе, к сожалению, по-другому. Но нельзя выносить разборки наружу, все должно решаться на спортивной арене. Возьмем сегодняшний «Витязь». Они сделали ставку на перспективную молодежь, а чтобы защитить ее, набрали жестких бойцов. Есть и взрослые хоккеисты, способные помочь, подсказать. Хотя я думаю, что это способен сделать и Андрей Назаров – у него большой авторитет среди ребят. Первое, что говорю своим клиентам, подписывающим контракт с «Витязем»: «Вы должны беспрекословно выполнять установку тренера». Я делаю так, только если полностью уверен в наставнике.

А в ком еще из тренеров КХЛ уверены?

К категории специалистов, знающих, чего они хотят, и понимающих игроков, относится Зинэтула Билялетдинов. Мне нравится, как работали с молодежью Сергей Николаев, Петр Воробьев. Будущее за такими людьми, как Андрей Тарасенко, Дмитрий Юшкевич. Милош Ржига неоднозначен, но он добивается результата, умеет отыскать психологический подход к хоккеистам. Ну и Владимир Крикунов. Многие неоднозначно относятся к его многолетнему ассистенту Ивану Кривоносову, но сам Крикунов – мужик. Он умеет найти подход к игрокам, очень классный специалист. Сергей Михалев – оптимальная кандидатура для «Салавата Юлаева» в переходный период, может сработаться и с опытными мастерами, и с молодыми.

И куда сейчас переходит уфимский клуб – в категорию «середняков»?

Трудно сказать. Не могу озвучивать все, что знаю, но хотелось бы, чтобы изменения были не в худшую сторону. Сломать всегда легко, заново построить сложно. В Башкирии очень многое сделано в плане молодежного хоккея, подготовки резерва. Могу также отметить Татарстан и Казахстан, где произошел прорыв в развитии хоккея. Как, собственно, и в Белоруссии, но в Казахстане более прогрессивный подход. Там большое внимание к молодежному хоккею, значительно вырос уровень национального чемпионата.

Несколько лет назад у вас была репутация человека, способного устроить в «Барыс» едва ли не любого хоккеиста…

Это неправда. Пять человек – далеко не вся команда. Гегемонии нет, я никому не «перекрываю кислород».

А в принципе в КХЛ есть такое понятие, как «клуб того или иного агента»?

Конечно, руководители команд советуются с людьми, которым они больше доверяют. Но о делении рынка в жестком виде я бы не стал говорить. Нельзя устроить всех своих игроков в одну команду.

Есть ли в нашей лиге клубы, с которыми вы принципиально не хотите иметь дело? Возможно, к таковым относится минское «Динамо»?

Я как раз в хороших отношениях с белорусской командой. Постоянно общаемся со спортивным директором Игорем Матушкиным. То, что в Минске отказались от услуг моих клиентов и пытаются найти иные варианты комплектования, нормально.

Конечно, руководители команд советуются с людьми, которым они больше доверяют. Но о делении хоккейного рынка в России в жестком виде я бы не стал говорить. Нельзя устроить всех своих игроков в одну команду

Упомянутый вами Матушкин и генеральный менеджер новокузнецкого «Металлурга» Леонид Вайсфельд говорили, что не могут найти сильного центрального нападающего.

С игроками этого амплуа всегда проблема. В «Кузне» на эту позицию взяли Рэнди Робитайла. Загвоздка в том, что в Новокузнецке мало кто хочет играть, поэтому команда и комплектуется хоккеистами именитыми, но находящимися на спаде карьеры. С другой стороны, раз тот же Робитайл и Сергей Брылин там играют, значит деньги в клубе появились. Вопрос в том, не только ли «на бумаге». Хорошо, если все спонсоры выполнят свои обязательства.

Среди ваших клиентов есть хоккеисты, ожидающие выплат по два-три года?

Задолженность существует только в Новокузнецке.

Были ли случаи, когда вы отговаривали игрока от перехода в команду из-за того, что были невысокого мнения о ее тренере?

Конечно. Спортсмены ко мне прислушиваются. Решение принимаем коллегиально, но у меня, скажем так, больше голосов.

Александр Барков – тренер-дебютант. С легким сердцем устраивали в «Магнитку» Константина Глазачева и Максима Спиридонова?

Мне нравится, когда молодым отечественным специалистам дают шанс. К тому же в Магнитогорске работает Валерий Постников, при необходимости он всегда подставит плечо. Сейчас очень хорошо смотрится связка Глазачева с Сергеем Мозякиным, но это однотипные игроки, оба левые крайние форварды. Когда Константин играл со Спиридоновым, был совсем другой хоккей – фееричный, красивый. Вспомните, сколько отдавалось передач на пустые ворота. Считаю, что состав «Металлурга» позволяет сформировать два-три равных сильных звена, и надеюсь, Спиридонов с Глазачевым еще воссоединятся. Это лучшая пара России по игре в большинстве, не использовать такой опыт глупо.

Ваш клиент Сергей Гимаев-младший выступал в «Барысе», причем даже не в первой паре защитников, и вдруг перешел в «Салават Юлаев».

А что вас удивляет? Это фактурный парень, быстро бежит, жестко действует в обороне. Просто с Сергеем надо правильно работать. Он здорово прибавлял в первые сезоны в «Барысе», правда, в последнем Андрей Хомутов использовал Гимаева несколько не так, как надо. Поэтому у нас и возникла мысль об уходе. А в Уфе им не первый год интересовались. По тем матчам «Салавата Юлаева», что я видел, Сергей – третий-четвертый защитник команды по уровню игры.

Юхан Франссон тоже ваш клиент?

Да. Он уехал из Санкт-Петербурга по личным обстоятельствам: дети идут в школу. Шведы – очень семейные люди, они готовы жертвовать деньгами, но выступать на родине. Возможно, в следующем сезоне Юхан вернется в КХЛ.

Евгений Тимкин перешел в «Витязь»…

Некоторое время назад он был третьим бомбардиром КХЛ по системе «гол плюс пас» среди ребят своего возраста. В Чехов его брали как игрока, а не тафгая. В Омске Евгению открыто говорили, что не видят для него места в основном составе.

Почему же тогда «Авангард» выступил с протестом против решения предоставить Тимкину статус неограниченно свободного агента?

КХЛ приняла очень взвешенное решение. Меня удивляет позиция омичей. Есть корпоративная этика, которую должны соблюдать все. «Авангарду» Тимкин не нужен, тем более что «Витязь» за него заплатил миллион рублей. Скажете, это не цена? А знаете ли вы, что Евгению предлагали в «Авангарде» зарплату 300 тысяч рублей в год?

Норма регламента, согласно которой клуб теряет права на уехавшего за океан молодого игрока, вам кажется адекватной?

У нас еще неустоявшиеся законы, в них много «дырок». Не должно быть такого, чтобы клуб, за которым закреплены права на хоккеиста, не давал ему играть. А ведь порой прямо говорят: «Ты будешь у нас гнить». Хотя найти механизм, устраива­ющий всех, очень нелегко – всегда кто-то будет обижен и недоволен. Здесь очень важно понятие корпоративной этики, которая еще формируется. Но тот факт, что в завершающееся межсезонье за океан уехали только два человека – Роман Дерлюк и Дмитрий Орлов, говорит о том, что ситуация нормализуется. Остался в КХЛ даже Евгений Артюхин, имевший очень выгодное предложение из NHL.

Неужели обещали больше, чем в СКА?

Да. Но мы дали слово клубу из Санкт-Петербурга и сдержали его.

Андрей Коваленко утверждает, что в нашей лиге нет баланса между интересами игроков и клубов…

Да, хоккеисты в этом плане до сих пор ущемлены. То, что права на спортсмена принадлежат клубу до 29-летнего возраста, – неслыханно. Но у нас нет единства среди игроков. До сих пор спрашивают, кто будет платить им зарплату в случае локаута. Коваленко и рад бы биться, но его не поддерживают, «массы не готовы».

Вы наверняка против увеличения лимита на легионеров?

На все 100 процентов. Необходимо давать возможность играть российской молодежи. Можно сделать как в Швейцарии, где в регулярном первенстве в команде могут играть четыре иностранца, а в плей-офф – и вовсе два. Должна быть схема отбора легионеров, как это сделано в английской футбольной премьер-лиге. Но, конечно, с привязкой не к национальным сборным, а к NHL. Например, отыграл человек в этой североамериканской лиге 150 матчей за пять сезонов – милости просим.

Тогда в КХЛ не попадет талантливая европейская молодежь.

Принцип привязки к матчам в NHL можно применять не для всех, а к трем из пяти иностранцев. Тогда уровень легионеров в лиге значительно вырастет, не будет нынешнего бардака. Придумывают сказки, что иностранцы просят меньшие зарплаты, в то время как отечественные игроки готовы выступать за небольшие суммы, лишь бы играть в КХЛ. Конечно, есть топ-хоккеисты вроде Алексея Морозова, но не стоит думать, что легионеры сравнимого с ним класса получают намного меньше. В любом случае КХЛ омолаживается: лигу покинули Яромир Ягр, Доминик Гашек, пока без команды Алексей Яшин.

В межсезонье удивил «Атлант»: сначала глава клуба Андрей Веревко говорил о нежелании участвовать в гонке зарплат, а затем подписал контракты с Алексеем Ковалевым и Николаем Жердевым…

Появилась финансовая возможность – и пригласили сильных игроков. Веревко – толковый бизнесмен, он свое дело знает.

У нас еще неустоявшиеся законы, в них много «дырок». Не должно быть такого, чтобы клуб, за которым закреплены права на хоккеиста, не давал ему играть. А ведь порой прямо говорят: «Ты будешь у нас гнить». Хотя найти механизм, устраивающий всех, очень нелегко – всегда кто-то будет обижен и недоволен. Здесь очень важно понятие корпоративной этики, которая еще формируется

Лично для вас какой-либо трансфер стал сенсацией?

Я несколько удивился, что некоторые претен­дующие на высокие места клубы приобрели игроков, чей уровень не соответствует поставленным задачам. Фамилий называть не буду, а выражу надежду на прогресс вышеуказанных хоккеистов. Возвращение в Россию Алексея Ковалева, Николая Жердева и Александра Фролова для меня откровением не стало. Тот же Фролов в последнее время часто был травмирован, поэтому ему стоило что-то поменять в карьере. Его переход в «Авангард» – значимое событие, но никак не сенсация. Пока уровень КХЛ объективно не тот, чтобы сюда шли игроки, переход которых может по-настоящему удивить. Вот трансфер Самюэля Это’О в «Анжи» – это да. Равно как и переход Юрия Жиркова. В хоккее я такого не вижу.

А уход Ягра?

Он уже сделал для КХЛ все, что мог.

Доводилось слышать, что одной из причин отъезда Яромира стал конфликт Ярослава Зидека с Ассоциацией хоккейных агентов (АХА).

Сказки Венского леса. В КХЛ четко сказали, что отсутствие аккредитации у Зидека не станет препятствием в данном случае.

А ваша аккредитация под первым номером какие бонусы дает?

Сейчас у меня седьмой номер, он мне больше нравится.

Вы ведь были инициатором создания Ассоциации хоккейных агентов.

Да, но мне не нужны в ней президентские должности. Пока эта организация выполняет не все функции, которые должна, но она необходима. Есть костяк людей, очень хорошо между собой общающихся и полезных друг другу. И временщики, которые пришли только заработать, но ничего не делают для блага хоккеистов. У меня есть несколько вопросов к Сергею Паремузову, но в целом он хорошо справляется с функциями руководителя АХА.

Легко ли человеку со стороны войти в круг хоккейных агентов?

Нет. Зачем он нам нужен?

Допустим, игрок из Канады хочет перейти в клуб КХЛ и у него уже есть агент. Что ему делать?

Пусть он найдет аккредитованного в России представителя и с его помощью подпишет контракт. Или заокеанский агент сам предоставит необходимый пакет документов и получит аккредитацию. Но для этого должно быть хотя бы пять игроков нашей лиги. Многие зарубежные агенты активничают на рынке неофициально, не получая даже разрешения на работу в России, а это неправильно. Натворят дел, а мы – расхлебывай. Как только агентов не называют – «пауки», «жуки»… А то, что мы – единственные, кто до конца отстаивает интересы спортсмена, – до лампочки.

Защитник «Авангарда» Дмитрий Рябыкин никогда не имел агента.

У него жена – юрист, помогает. Есть очень грамотные хоккеисты, способные самосто­ятельно вести дела. Никто не запрещает так поступать. Нет табу на вхождение на этот рынок. Можете – работайте. Когда ко мне обращаются за советом, не отказываю. Мы друг другу не конкуренты, давно все поделено. Миграция одного-двух игроков от одного агента к другому – частный случай. Обо мне ходит очень много слухов, но ни один руководитель клуба не скажет, что Шуми Бабаев давал взятки или с кем-то «пилил» деньги, был нечистоплотен на руку. Своей репутацией дорожу, я чист.

А если менеджер клуба просит «откат», как поступите?

В такие команды я игроков не отдаю. Делить с кем-то деньги хоккеиста ниже моего достоинства.

В подобной практике подозревали бывшего генерального директора минского «Динамо» Сергея Каткова.

Это просто смешно, когда я слышу такое про Каткова или Сергея Николаева. Очень хочется посадить рядом этих двух уважаемых людей и тех, кто распространяет подобные слухи, потребовать предъявить доказательства. Меня бесит, когда говорят и пишут гадости о тренерах, руководителях команд, не имея на то совершенно никаких оснований. Ладно обо мне. Все и так знают, что я не беру и не даю «откатов». Неужели я вам заплатил деньги за это интервью?

В комментариях к вашему интервью на онлайн-сайтах прямо спрашивали: «Сколько платите за пиар?»

Я просто открыт для общения. Если будем закрываться, никто ничего знать не будет. Надо раскручивать хоккей. Себя-то зачем пиарить? Меня в этой среде и так все знают. А простым людям я не нужен. Те же, кто пишет комментарии на сайтах, в большинстве своем и на хоккей-то ни разу не ходили. Под этими никами в Интернете скрывается неизвестно кто. А некоторые руководители клубов воспринимают все эти записи серьезно. Вы даже не представляете, сколько кадровых решений по игрокам принято в клубах исходя из комментариев на сайтах.

Партнеры журнала: