Возвращение легенды

Большой спорт №11 (47)
Дмитрий Маслов
Защитник знаменитой первой пятерки ЦСКА Алексей Касатонов – один из самых ярких участников легендарных суперсерий советских и заокеанских клубов...

Защитник знаменитой первой пятерки ЦСКА Алексей Касатонов – один из самых ярких участников легендарных суперсерий советских и заокеанских клубов. После распада СССР он вслед за своими партнерами отправился в NHL, где также активно проявил себя, а в 1994-м сыграл в матче Всех звезд лиги. Сейчас член Зала славы IIHF занимает пост вице-президента ЦСКА и наряду с Сергеем Макаровым помогает Вячеславу Фетисову возрождать славу клуба.
О том, почему это получается не столь успешно, как хотелось бы, о противостоянии КХЛ и NHL и общей ситуации в российском хоккее Алексей Касатонов рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Если не считать проживающего в США Игоря Ларионова, вы последним из членов легендарной первой пятерки ЦСКА вернулись в Россию…

На самом деле я это сделал первым. В 1996–1997 годах выступал в ЦСКА в качест­ве действующего игрока, затем президент ФХР Валентин Сыч пригласил на должность менеджера по Северной Америке. После его гибели доработал до Олимпиады-1998, но серьезного предложения от федерации не получил и вынужден был вернуться за океан, где продолжил тренировать в собственной школе. Второй приезд в Россию состоялся в 2007-м, занимал пост главного тренера в подольской «Рыси» и «Крыльях Советов», после чего Вячеслав Фетисов позвал в ЦСКА на должность вице-президента.

А что с вашей американской школой?

В таком деле главное – личное присутствие, ведь родители приводили детей именно под Касатонова и платили за тренировки под моим руководством. Поэтому школа прекратила существование. Те же, кто помогал мне и хорошо проявил себя, завоевал доверие родителей, продолжают тренировать индивидуально по моим программам. Супруга переехала со мной в Москву, а сын живет в Америке, ему 28 лет, работает в сфере IT. В хоккей играет на любительском уровне.

Приняв предложение Фетисова, вы закончили с тренерской карьерой?

Никогда не говори никогда, но если в 50 лет получаешь возможность проявить себя в области, которую считаешь перспективной и интересной, нужно соглашаться. Пока моя деятельность не связана с тренерством.

Вы уже можете сказать, ваше ли это – быть спортивным функционером?

Я рядом с командой, по работе общаюсь с людьми, которые или из хоккейного мира, или очень любят наш вид спорта. Конечно, иногда ловлю себя на мысли, что анализирую определенные моменты как тренер. С другой стороны, много интересных встреч, новых направлений деятельности, так что я не жалею. Моя деятельность в ЦСКА связана с PR, привлечением партнеров, спонсоров, созданием возможностей для усиления тех или иных позиций.

Несколько лет назад поговаривали, что вас уже почти назначили главным тренером ЦСКА, но ­Фетисов наложил вето. И команду возглавил Вяче­слав Быков…

Мне сложно комментировать подобную информацию. Просто не знаю всех нюансов. Мы встречались с Виктором Тихоновым, Евгением Гинером, но не могу сказать, почему остановились на другой кандидатуре.

А как вы помирились с президентом ЦСКА?

Специально мы этого не делали. Часто встречались на матчах ветеранов, поне­многу сближались. По прошествии времени люди что-то переоценивают. Сейчас у нас очень добрые, доверительные отношения. О прошлом говорить некогда – много работы, у команды проблемы с результатом.

В чем их причины?

ЦСКА обычно проигрывает с разницей в одну шайбу, и во всех поединках мы боремся. Ни одного матча команда не провела в оптимальном составе – выбывали ведущие хоккеисты: Николай Пронин, Ян Марек, Денис Паршин, Стив Валикетт, Ян Штясны. Вот и получается, что не можем «дожать» соперника, так как вынуждены постоянно выпускать новые сочетания звеньев. Главное, что в такие моменты команда сплачивается, объединяется, игроки верят в тренеров, руководство, а результат придет.

Доводилось слышать, что одной из причин не самого удачного выступления является перевод тренера Вячеслава Буцаева в молодежную команду. Утрата его жесткой руки…

Когда команда проигрывает, причины этого ищут в разных областях. Я же думаю, что все было сделано правильно – получив возможность самостоятельной работы, Буцаев растет профессионально. К тому же мы уже в ближайшее время рассчитываем, что некоторые игроки «Красной армии» появятся в основном составе ЦСКА. Если брать организацию всего клуба, то логика перевода Вяче­слава в «молодежку» очевидна – он стал главным тренером, а на освободившееся место в основной команде пришел Илья Бякин, который специализируется на работе с защитниками.

ЦСКА – единственный клуб КХЛ, где посты генерального менеджера и главного тренера занимает один человек…

Решение о совмещении должностей Сергеем Немчиновым было принято до моего прихода в клуб, и комментировать его мне некорректно. Могу лишь сказать, что в советские времена главный тренер имел все полномочия по селекции и справлялся. Так легче строить вертикаль в клубе.

Есть ли у ЦСКА конкретные задачи на сезон в плане места в итоговой турнирной таблице?

Цель формулировалась четко – завоевание Кубка Гагарина. Есть отличный пример – ХК МВД прошлого сезона: клуб со средним составом, но хорошей организацией добился отличного результата. Поэтому наша промежуточная цель – попасть в плей-офф с как можно более высокого места, чтобы иметь преимущество своего льда. Вторая – подойти к играм на выбывание в оптимальном, наигранном составе, без травм.

Как вы относитесь к тому, что в плей-офф представители Западной и Восточной конференций встречаются между собой только в финале. Это справедливо?

Я бы не стал утверждать, что какая-то из конференций КХЛ однозначно сильнее. На «востоке» больше богатых клубов, но в то же время там четыре-пять команд явно ниже классом, на «западе» же аутсайдер один – «Витязь». Лига существует третий сезон, поиск оптимальных вариантов продолжается, к тому же важна финансовая часть – при составлении формулы турнира учитывается экономия на перелетах. У сис­темы с общим плей-офф есть существенный минус – на «востоке» набирать очки объективно легче, поэтому у лучших клубов этой конференции их будет больше, чем у лидеров «запада». Следовательно, они получат преимущество своего льда. К тому же исторически сложилось так, что чем ближе географически клубы между собой, тем больше интереса к их противостоянию.

В вашу бытность игроком сильнейшие команды страны базировались в Москве, сейчас – далеко за ее пределами. Как вы оцениваете подобную эволюцию отечественного хоккея?

Отношусь как к должному. Но могу напомнить, что столичное «Динамо» – один из лидеров КХЛ, так что Москва не ущемлена. Некоторые матчи в «Мегаспорте» собирали по семь-восемь тысяч человек, притом что мегаполис «перегружен» зрелищами и в нем постоянные пробки. Однако столичная бизнес-элита мало помогает командам. Достаточно сказать, что наш основной партнер – «Норильский никель». Хотелось бы, чтобы финансовый потенциал московских компаний также шел не только в футбол. Еще одна проблема – доступ к «Мегаспорту». Думаю, на нынешнем этапе клубам есть смысл создать пул и играть матчи именно там, ведь это другой уровень зрелища, появляется возможность обеспечить комфорт VIP-персонам. Вячеслав Фетисов старается сделать так, чтобы в случае отсутствия помощи со стороны «большого ЦСКА» по ре­анимированию нашего дворца спорта проводились матчи на Ходынке. Ведь «Динамо» будет строить свою арену, а «Спартак», подозреваю, доволен «Сокольниками».

Поговаривают, «Норильский никель» собирается сворачивать помощь хоккейному и баскетбольному ЦСКА…

Подобная инициатива идет, скорее, со стороны РУСАЛа. Значение бренда ЦСКА не надо объяснять российской бизнес-элите, так что, надеюсь, все будет в порядке. Насколько я знаю, до конца нынешнего сезона у нашего клуба есть финансовые гарантии.

Когда вы участвовали в суперсериях советских клубов с представителями NHL, ЦСКА усиливался игроками других команд…

В 1980-е годы хоккей стал одним из элементов борьбы политических систем, подоплека была именно в этом, отсюда и соответствующий общественный резонанс. Сейчас интрига другая: лучшая лига Европы против сильнейшей в мире.

А в Канаде и США матчи с советскими клубами вызывали такой же резонанс, как и здесь?

До 1988 года – да, зрители заполняли стадионы. С 1989-го политическая составля­ющая исчезла, наши игроки поехали в NHL, и интерес к таким матчам стал снижаться.

Как вы думаете, в России сейчас есть клубы класса NHL?

«Ак Барс», «Салават Юлаев», СКА по подбору хоккеистов вполне соответствуют этому уровню.

В чем КХЛ уступает заокеанской лиге в первую очередь?

Во многом. Например, в России есть лимит на легионеров. Если лига хочет быть самодостаточной, искусственно создавать условия для своей молодежи не нужно – достойные и так пробьются. Даже в случае полного открытия КХЛ для иностранцев, я уверен, в ней будет достаточно россиян. Легионеры сбивают цены на игроков, отличаются самодисциплиной, многие лучше выглядят в плане мастерства. Есть и еще одна проблема: в юношеских сборных страны играют не сильнейшие, нет спортивного принципа отбора в команду. Молодежный, юниорские чемпионаты мира демонстрируют плачевность ситуации.

Как вы относитесь к Евротуру? Он нужен?

Я сам играл в этих турнирах, но в 1980-е команды выступали в сильнейших составах. Сейчас же это не так. К тому же возникают проблемы у клубов – рвется календарь, хоккеисты выпадают из игрового ритма. Я считаю, что на зарубежные этапы Евротура необходимо посылать молодежь, проверять их в боевых условиях. В минувшем сезоне фактически «загнали» Алексея Морозова, Даниса Зарипова, Сергея Зиновьева… Мы лишились игроков, которые могли бы принести успех на чемпионате мира.

Значит, в противостоянии Вячеслава Фетисова и Владислава Третьяка вы на стороне президента ЦСКА?

Не я, а факты за моего бывшего партнера по пятерке. Не могу понять, почему Вячеслав Быков и Игорь Захаркин требовали столь длительных контрактов на таких условиях. Ладно, голландские футбольные тренеры, они хоть в клубах не работают. А здесь наставники имеют хороший доход в Уфе и требуют длительных соглашений с сумасшедшими цифрами. Это просто неэтично. Люди, привезшие на чемпионат мира состав на три головы сильнее, чем у соперников, и проигрывающие, заслуживают неудовлетворительной оценки.

Фетисов борется не персонально против Третьяка, а указывает на проблемы и призывает их решать. Основа пирамиды – юношеский и массовый хоккей, а он не организован, не контролируется федерацией. ФХР должна не прикрываться отдельными семинарами, а серьезно работать. Раз молодые американцы, чехи, словаки лучше обучены, чем их российские ровесники, нужно менять систему

Фетисов борется не персонально против Третьяка, а указывает на проблемы и призывает их решать. Основа пирамиды – юношеский и массовый хоккей, а он не организован, не контролируется федерацией. ФХР должна не прикрываться отдельными семинарами, а серьезно работать. Раз молодые американцы, чехи, словаки лучше обучены, чем их российские ровесники, нужно менять систему. Я тренировал в США и четко знаю, что там не бывает ситуации, когда в состав попадают дети богатых родителей – все платят одинаковые деньги и имеют равные условия. В противном случае следует жесткое наказание, и в детскую школу просто перестают записываться.

Если не Вячеслав Быков, то кто может стать главным тренером сборной России?

На ум сразу приходит две кандидатуры – Зинэтула Билялетдинов и Олег Знарок. Уже есть из кого выбирать.

Партнеры журнала: