Свой в доску

Большой спорт №11 (47)
Андрей Супранович
Хоккеисты из бывшей Чехословакии всегда пользовались повышенным спросом на постсоветском пространстве. Таков и герой нашего интервью – за три года в России Збынек Иргл с нуля выучил русский и теперь легко общается на нем с прессой, используя даже в личной жизни.

Хоккеисты из бывшей Чехословакии всегда пользовались повышенным спросом на постсоветском пространстве. Славянские легионеры гораздо Ближе нам по менталитету, чем холодные скандинавы или канадцы, привыкшие играть на больших площадках. Да и русский язык не становится для чехов непреодолимой преградой: кто-то учил его в школе, кто-то отмечает схожесть с чешским и достаточно быстро постигает азы, играя
бок о бок с российскими партнерами.
Таков и герой нашего интервью – за три года в России Збынек Иргл с нуля выучил русский и теперь легко общается на нем с прессой, используя даже в личной жизни. О своей русскоговорящей возлюбленной, несостоявшемся дебюте в NHL и проблемах с адаптацией в Мытищах чешский нападающий рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

В 2000 году вы стали чемпионом мира среди молодежи, но на драфте NHL были выбраны лишь под невысоким 197-м номером. Что помешало оказаться выше?

Проблема в том, что тот год был для меня уже вторым на драфте, в 1999-м меня вовсе никто не выбрал. К «второгодкам» же интерес невелик, в NHL не слишком верят в то, что за год хоккеист может сильно улучшить игровые навыки. Почему не получилось в первый раз? Не знаю, мне обещали выбор во втором-третьем раундах.

Но все же Nashville сделал на вас ставку. Почему не остались в Америке?

Мне предлагали контракт, но я рассудил, что вряд ли сразу заиграю в основе. Решил остаться в Чехии повышать мастерство. К сожалению, следующий сезон стал одним из худших в моей карьере, и никто не оказался заинтересован в моем возвращении за океан. Так я и остался выступать за Vítkovice. После успешного чемпионата мира-2006 в Риге руководство Predators вновь вышло на меня, предложив контракт. Однако на этот раз не устроило то, что предложенное соглашение было двусторонним и в случае ссылки в AHL моя зарплата уменьшилась бы в десятки раз.

В начале 2000-х вы выступали за Vítkovice под началом Владимира Вуйтека, который затем возглавил «Локомотив». Почему не отправились вслед за ним в Ярославль?

Что вы, я был еще слишком молод. В России с ее лимитом легионеров иностранцы должны быть опытными и на голову выше местных игроков. Так что речи о моем переезде не велось.

В 2007 году вы поехали не в Нэшвилл, а в швейцарский Давос. Чем привлек местный хоккейный клуб?

Все просто – в том сезоне Vítkovice не попал в плей-офф, и я был заинтересован в том, чтобы поиграть еще, сохранить форму в преддверии чемпионата мира. Трансферное окно не закрыли лишь в Швейцарии, так что особого выбора я не имел. Меня позвали в Davos, сильный клуб даже по европейским меркам, с которым я в итоге и выиграл золото. Стал лучшим снайпером плей-офф и смог подзаработать. В общем, та легионерская отлучка удалась на славу.

В конце концов вы решились на переезд в Россию. Почему выбрали именно «Локомотив»?

Это «Локомотив» меня выбрал. Менеджеры ярославцев были неплохо со мной знакомы, вероятно, Вуйтек обеспечил протекцию. Вопрос с Vítkovice, с которым я имел действу­ющий контракт, «Локо» без проблем уладил.

Как вас приняли в России? Легко ли адаптировались?

К сожалению, знакомых в клубе у меня не было, пришлось быстро сходиться с людьми, а языковой барьер этому мешал. В отличие от более взрослых чешских коллег, в школе русский язык я не изучал, пришлось разбираться на ходу. Поначалу эти проблемы даже сказывались на уровне моей игры, но, к счастью, сумел их преодолеть.

В этом году прошло два крупнейших хоккейных соревнования – Олимпиада в Ванкувере и чемпионат мира. Но вы остались за бортом обоих соревнований…

На Игры попасть было очень сложно, я с самого начала это понимал. Слишком много сильных чешских игроков выступают в NHL, и им отдавали предпочтение. А чемпионат мира пропустил из-за травмы – пришлось лечь на операцию.

Несомненно, вы следили за перипетиями борьбы на канадских площадках. Чего не хватило вашим соотечественникам, чтобы завоевать медали?

В четвертьфинале против финнов шансы были 50 на 50. Сошлись две сильные и примерно равные команды, каждая могла победить. Наверное, чехам элементарно не хватило везения, удача в тот день была на стороне финнов.

Зато в финале первенства планеты фаворит был очевиден, но команда Ягра смогла посрамить скептиков.

Согласен, по персоналиям чешская сборная уступала десанту россиян из NHL, но мы сумели показать отличную командную игру. Именно сплоченность вокруг двух наших звезд – Яромира Ягра и Томаша Вокоуна помогла добыть золото.

Пока чехи примеряли награды, вы вели переговоры о новом контракте с «Локомотивом», но в итоге оказались в «Атланте». В чем же было дело?

Я до сих пор не могу в этом разобраться. Подписали соглашение на три года, а дальнейшие действия руководства клуба вызывали неприятное удивление. За две недели до начала предсезонки мне сказали, что мой контракт по каким-то причинам не зарегистрирован в КХЛ. К тому моменту «Локомотив» уже подписал Демитру, места для еще одного легионера в команде не нашлось, и я, по сути, оказался выставленным за дверь.

С тяжелым сердцем покидали Ярославль?

Конечно. Он стал мне родным, можно сказать – вторым домом. Сам город, команда, болельщики – все это позволяло чувствовать себя как на родине. К тому же моя девушка из Ярославля. И для нее это был удар: здесь у нее бизнес, ребенок ходит в школу, теперь, чтобы видеть меня чаще, ей приходится ездить в Мытищи. Так постоянно и мотается по трассе Ярославль – Москва.

Если бы перешли в другой клуб, пришлось бы преодо­левать гораздо больше, чем 250 километров. Старались найти команду поближе к Ярославлю?

Нет, просто так вышло. За две недели до первого выхода на лед у большинства клубов ростер уже заполнен, вакансий для легионеров практически нет. По большому счету, единственное предложение пришло из Мытищ, и я его принял. Выбирать не приходилось, а я в итоге сильно потерял в зарплате в сравнении с несостоявшимся контрактом «Локомотива».

Пресса сватала вас в ХК «Лев». Далеко ли зашли переговоры с клубом, который так и не приняли в КХЛ?

Нет, это очередные измышления прессы, я же об этом даже не думал. В итоге оказался прав, и «Лев» не стартовал в чемпионате. Жаль, конечно, надеюсь, в будущем такая команда появится.

Насколько принципиальными будут для вас игры в Ярославле? Не боитесь, что болельщики встретят свистом?

Я же не бросал команду, погнавшись за большими деньгами, так что фанатов бояться нечего. Что до принципиальности, то она вряд ли будет такой, как об этом пишет пресса. Одно издание и вовсе растиражировало мое заявление, в котором я обещаю в каждом из четырех матчей против «Локо» забрасывать по три шайбы. Конечно, я бы не отказался, но вслух этого никому не говорил.

Пока же не удается забросить больше трех шайб даже в целом сезоне, хотя минула его четверть. Что не получается у вас лично и у всего «Атланта» в целом?

Даже не знаю, что и сказать. И командная, и личная очковая копилка оставляют желать лучшего, все совсем не так, как представлялось в начале сезона. Тем не менее всегда верил и буду верить, что в Мытищах собралась отличная команда, которая рано или поздно прорвется, а в конце «регулярки» покажет результат, позволяющий забыть о провальном начале.

Вашу личную безголевую серию можно списать на продолжающуюся адаптацию?

Возможно, меня немного выбил из колеи неприятный инцидент – моя девушка попала в автокатастрофу. Как раз в этот период не набрал ни одного очка, сильно переживал, и мысли порой витали далеко от игры. К счастью, все обошлось, настро­ение вновь пошло в гору. Надеюсь, то же случится и с результатом.

Команду должна встряхнуть замена на тренерском мостике. Вас явно порадует факт назначения чешского специалиста Милоша Ржиги.

Всегда приятно, если есть кто-то, с кем можно поговорить на родном языке. Раньше были немного знакомы с Милошем, пару раз перебрасывались несколькими фразами. Уверен, Ржига способен разбудить команду, добавить недостающих эмоций.

В завершение хочется спросить про недавний инцидент с таксистом. Что именно произошло?

Со мной такое случилось впервые. Милан Бартович, Александр Нестеров, Виктор Другов и я поймали машину, чтобы добраться до Шереметьева. По пути остановились на заправке – купить газировки. Когда вернулись, таксиста и след простыл, а вместе с ним пропали и все наши вещи. Хорошо хоть милиция сработала быстро, и через несколько часов злоумышленника поймали и вернули нам все украденное.


Комментарий специалиста

Почему у Збынека Иргла не спорится дело в нападении – на его счету длительная безголевая серия? Что нужно сделать для выхода из кризиса?

На вопрос отвечает главный тренер «Атланта» Милош Ржига
К сожалению, и у Мозякина, и у Бартовича тоже дела идут не очень хорошо. Хотя они все бомбардиры, а значит, должны исправно пополнять свою очковую копилку и приносить победы клубу. Думаю, проблема лежит в области психологии, сказывается нехватка уверенности. К тому же нужно подобрать оптимальные сочетания звеньев, чтобы лидерам было бы кому отдавать передачу. Тому же Ирглу явно не хватает Вашичека, с которым он играл в «Локомотиве». Я уже провел личную беседу с игроками, думаю, скоро все наладится.

Партнеры журнала: