Такер Мэрфи – о лыжах в субтропиках, национальной одежде и спортивной мотивации

Большой спорт №3(80)
Текст: Дмитрий Маслов / Фото: Платон Шиликов
Скорее всего, вы не знаете, кто такой Такер Мэрфи, но наверняка видели его. Именно этот человек в шортах нес флаг Бермудских островов на церемониях открытия и закрытия Олимпийских игр в Сочи и Ванкувере. О том, как он чувствовал себя в подобной одежде зимой, об условиях, в которых приходится тренироваться лыжнику из субтропиков, и, конечно же, о знаменитом Бермудском треугольнике Такер рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Досье

  • Родился 21 октября 1981 года в Далласе
  • Лучший результат на международных соревнованиях –
  • 43-е место в спринте в рамках Североамериканского кубка
  • Являлся единственным представителем Бермудских островов на Олимпийских играх в Ванкувере и Сочи
  • На сочинской Олимпиаде занял 84-е место в гонке на 15 км классичесим стилем

Не думал, что существуют бермудские лыжники…
Это действительно звучит невероятно. На наших пляжах не займешься зимними видами спорта. Лично я сделал это, когда переехал в американский штат Нью-Хэмпшир для учебы в школе. На Бермудах я обычно поддерживаю форму, занимаясь триатлоном.

Неужели вы способны преодолеть дистанцию Iron Man?
Подобные расстояния я еще не осиливал. Предпочитаю олимпийскую разновидность этого спорта.

Когда я обратился с просьбой об интервью, мне ответил президент Федерации лыжных видов спорта Бермуд Майкл Мэрфи. Он…
Мой отец. В истории наших островов до меня было лишь два олимпийца-зимника – саночник и скелетонист. Для того чтобы я мог участвовать в квалификационных соревнованиях, потребовалось создать федерацию. Мой папа, большой любитель спорта, всерьез занимался регби, немного катался на лыжах. По профессии он юрист, именно отец составил устав нашей федерации и зарегистрировал организацию. На данный момент я не являюсь единственным представляющим ее спортсменом – есть несколько горнолыжников и фристайлистов.

Откуда они появляются в субтропиках?
Видимо, сказался мой пример: участие в ванкуверских Играх имело большой резонанс. Заниматься видами, связанными со снегом, при нашем климате – это своего рода вызов.

Международная лыжная федерация (FIS) вам помогает?
Для того чтобы зарегистрироваться, пришлось приобрести лицензию. Но в целом отношение к нам самое благоприятное. FIS старается популяризировать лыжи в странах с теплым климатом, в частности в Аргентине и Бразилии. Вопрос в том, смогут ли их представители в перспективе стать конкурентоспособными, бороться за медали. Лично я в этом сомневаюсь: олимпийские награды в лыжных гонках завоевывали представители 16 государств.

У вас есть личные тренер и сервисмен?
Как правило, я езжу на соревнования в одиночестве, иногда мне помогают британцы, бразильцы и испанцы. В Сочи мои лыжи к гонке готовила девушка из Болгарии. Такая вот интернациональная команда.

Кто оплатил ваш приезд на Игры?
Часть денег я заработал сам, помогла и Олимпийская ассоциация Бермуд, спонсировавшая поездки на пять гонок, в которых я смог набрать необходимые квалификационные баллы.

Соревнования лыжников прошли в среднегорье. Это создало для вас дополнительные трудности?
Конечно, таких высот на Бермудах нет. Но мне тяжело далась не столько высота, сколько рельеф: на трассе с таким количест­вом подъемов и спусков я еще не соревновался и не тренировался.

Довольны своим результатом?
Он неплох, но в январе я участвовал в чемпионате Швейцарии, где выступил лучше. Для меня главное – улучшать собственные рекорды. Думаю, такое же мнение выразят и большинство лыжников: медали топ-турниров способны завоевывать только немногие из нас. Остальные борются в первую очередь с собой.

Неужели у вас нет принципиальных соперников?
В Ванкувере я обошел иранца, а здесь проиграл ему, с индийцем же все случилось с точностью наоборот. Мой друг аргентинец Фредерико Пабло Сичеро в Сочи выиграл у меня девять секунд, это расстроило.

Вы бегаете только классическим стилем?
Обоими, но коронным все же назову классический. Когда начинаешь заниматься лыжами во взрослом возрасте, возникают проблемы с техникой. А этот вид больше похож на обычный бег. По понятным причинам у меня нет естественного чувства снега, которое имеется у гонщиков из России или Норвегии.

Как часто вы тренируетесь?
Как правило, шесть дней в неделю, после обеда. Перед сочинскими Играми занимался чаще, и это принесло свои плоды: в Ванкувере я финишировал 88‑м, а здесь – 84‑м. В целом похвастаться нечем, так что нет ничего удивительного в том, что внимание к моей персоне вызвано в первую очередь шортами. По поводу них в интернете развернулась серьезная дискуссия.

Вам-то они нравятся? Не было холодно во время церемонии открытия?
Пока ждали своего выхода, пришлось сидеть в них на свежем воздухе – испытал не самые приятные ощущения. А шорты прекрасные, это наша национальная одежда. Костюмы для торжественных мероприятий создала небольшая компания, базирующаяся на Бермудах.

На церемонию закрытия тоже пойдете с флагом в своих знаменитых шортах?
Конечно, причем буду единственным представителем Бермуд – остальные члены делегации уже улетели. Зачем отказываться от традиционной одежды? Шорты для нас – как для русских ушанка.

Почему-то россияне не включили ее в свой костюм…
Думаю, они вполне могли это сделать. Кстати, пока я приобрел только олимпийские сувениры – нигде не могу найти русских национальных.

С кем вы поселились в олимпийской деревне?
Наша небольшая делегация из четырех человек жила в одном доме со шведами. Так что флаг Бермуд красовался на здании вместе с их знаменами. Скандинавские лыжники завоевали в Сочи много медалей, значит, соседство с нами оказалось для них удачным.

Что скажете о бытовых условиях?
Я читал в прессе несколько критических отзывов, но сам всем доволен. Очень удобно добираться до тренировочной трассы и стадиона, красивая природа.

Вы посещали соревнования по другим видам?
Был на фигурном катании, смотрел танцы на льду. Мне кажется, что это ближе к театру, нежели к спорту. В целом не могу назвать себя болельщиком.

Многие называют главным зимним олимпийским видом хоккей с шайбой…
У нас он совершенно не известен, жители Бермуд предпочитают хоккей на траве. Второй по популярности вид – крикет.

Почти как в Великобритании…
Ничего удивительного – ведь наши острова являются ее заморской терри­торией.

Вам нравится этот факт?
Лично мне – очень: территории, расположенной далеко в океане, где случаются природные катаклизмы, нужен сильный партнер. Все мы имеем британские паспорта, и, случись на Бермудах катастрофа, будет куда перебраться. Подчеркну, что это мое частное мнение. У нас есть люди, которые хотят полной государственной независимости.

У большинства россиян Бермуды ассоциируются с…
Дайте угадаю. Со знаменитым треугольником? Мы его не боимся. Если хорошо знаешь местность и будешь осторожен, ничего плохого не случится. Лично я никаких монстров около наших островов не замечал. Но океан в тех местах действительно небезопасен: много коралловых рифов, случаются штормы, ураганы… При этом очень красивая природа, действительно уникальное, экологически чистое место. Можно нырять с мас­кой, наслаждаться видами. Есть национальные специалитеты, которые так любят туристы: помимо шорт – мед, высококачественная одежда и предметы роскоши.

Должно быть, на Бермудах немало богатых людей…
Виллы на главном острове имеют, в частности, Сильвио Берлускони и Майкл Блумберг. В целом у нас довольно высокий уровень жизни, но в последнее время показатели несколько снизились ввиду мирового экономического кризиса: Бермуды – офшорная зона.

Партнеры журнала: