Дачири Шерпа – о лыжах, ментальных переменах, которые дарит бег на длинные дистанции, и правильном настрое в жизни и на соревнованиях

Большой спорт №3(80)
Текст: Дмитрий Маслов / Фото: Платон Шиликов
Он занял 86-е место в лыжной гонке на 15 километров классическим стилем, отстав от победителя более чем на 17 минут. Однако для непальского лыжника Дачири Шерпы такой результат – несомненное достижение: большинство представителей экзотических стран, не выдержав коварных сочинских горок, сошли с дистанции. О том, в каких условиях он готовился к Играм, почему считает свое выступление успешным, а также об участии в ультрамарафонах и жизненных принципах Дачири Шерпа рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Досье

  • Родился 3 ноября 1969 года в Непале
  • Участник трех Олимпийских игр (2006, 2010, 2014), во всех случаях был единственным представителем своей страны
  • В 2003 году показал лучший результат в истории ультрамарафона Ultra-Trail du Mont-Blanc, который не побит до сих пор

Насколько я знаю, вы являетесь буддистом, но ведь дух соревнования не свойственен представителям данной религии.
В Непале живут не только буддисты, в нашей стране есть представители и других религий – индуисты, мусульмане. Лично мне действительно ближе буддистское мировоззрение. Я не воспринимаю Олимпийские игры в первую очередь как соревнование, демонстрацию своего эго. С уважением отношусь к людям с другими жизненными ценностями и счастлив заниматься именно тем, что мне нравится.

У вас нет ощущения, что большинство спортсменов приехали в Сочи с несколько иными целями, чем вы?
Представители ведущих спортивных держав вроде Германии, возможно, и будут опечалены, если не завоюют медаль, они сконцентрированы на результате. Я же в любом случае рад приехать на эти Игры. Счастлив представлять свою страну, способствовать тому, чтобы как можно больше людей узнало о ней. По правилам Международной лыжной федерации спортсмен с моим рейтингом может участвовать только в гонке на 15 километров классическим стилем, и я сделал все возможное для того, чтобы выступить на ней успешно.

В Непале многие следили за вашим выступлением?
Сложно сказать. Многие жители моей страны до сих пор не имеют телевизора, и даже в столице, в Катманду, существуют серьезные перебои с электроэнергией. Конечно, некоторые заходят в интернет, узнают результаты, но смотреть трансляции Игр там непросто в буквальном смысле: нет технических возможностей.

Вы специально тренировались перед Сочи‑2014? Вы ведь не столько лыжник, сколько специалист в горном беге.
Действительно, в данном качестве я известен несколько больше. В Непале много снега, однако мало кто катается там на лыжах, люди предпочитают ходить и бегать в горы, это для нас более естественно. Благо начинать можно сразу при выходе из дома. Существует большая разница в менталитете лыжника и альпиниста.

Соревнования по лыжным гонкам в Сочи проходили на высоте, и некоторые атлеты жаловались на то, что к ней непросто приспособиться.
Лично мне было тяжело не столько из-за высоты, сколько из-за рельефа трассы: много подъемов и спусков. Спортсмены из стран, расположенных на уровне моря, действительно порой испытывали сложности, особенно если приехали на Игры без предварительных тренировок на высоте.

Вы довольны своим результатом в Сочи?
Несмотря на то что я занял второе место с конца, вполне. Моя задача состояла в том, чтобы просто финишировать. Не могу сказать, что бежал на максимуме – скорее, получал удовольствие от гонки. Болельщики бурно приветствовали меня, радовались.

У вас есть личный тренер и сервисмен, ответственный за подготовку лыж?
Один человек помогает мне готовить инвентарь к стартам, а тренера нет. Готовлюсь к выступлениям по собственному плану, в зависимости от самочувствия и наличия свободного времени. Когда я только решил заняться лыжными гонками, один специалист из Франции поставил мне технику передвижения по трассе. После того как я освоил ее, стал заниматься самостоятельно.

В Сочи вы выступали в классической дисциплине. Свободным стилем тоже владеете?
Безусловно, но если доведется выбирать, предпочту все же классику.

Вы поедете на Игры в 2018 году?
Скорее всего нет. Мне 44 года, я участвовал в трех Олимпийских играх. К Пхенчхану я буду слишком старым. К тому же становится все сложнее проходить квалификацию. Для этого нужно участвовать в соревнованиях под эгидой Международной лыжной федерации, а такие старты плохо вписываются
в мои планы.

В Непале есть национальная федерация лыжных гонок?
Да, но трасс, на которых можно готовиться, нет. Мне помогает непосредственно национальный олимпийский комитет, именно он оплатил 20‑дневное пребывание в Сочи.

Вы несли флаг страны на церемонии открытия…
И очень горжусь этим фактом. Рад, что жители Непала смогли увидеть наш флаг на столь торжественном мероприятии. Во время церемонии закрытия тоже буду идти с флагом.

Кроме вас, из Непала в Сочи кто-нибудь приехал?
Да, руководитель делегации. На параде команд пойдем с ним вдвоем.

Вы участвуете в лыжных марафонах?
Нет, я предпочитаю бегать на супердлинные дистанции летом, участвую в соревнованиях на 50–160 километров. Марафонская дистанция для меня слишком коротка, к тому же мои мышцы больше адаптированы к горному бегу, нежели к передвижению по равнине. Я бы сказал, что они сильные, но не «быстрые».

Какую самую длинную дистанцию вы пробежали в рамках соревнований?
166 километров с серьезным перепадом высот. Это марафон Ultra-Trail du Mont-Blanc, проходящий по территории Франции, Италии и Швейцарии. Установленный мною в 2003 году рекорд (20 часов 5 минут) не побит до сих пор.

Какая подготовка нужна в первую очередь для преодоления подобных расстояний – физическая или ментальная?
И та и другая. Если ты не любишь природу, не можешь уютно чувствовать себя в ней, придется очень сложно. Но если же сумеешь почувствовать себя комфортно, получишь настоящее удовольствие. Горный бег на большие расстояния – особая дисциплина: тебя не подгоняет тренер, сам выбираешь комфортный для себя режим передвижения. Можешь даже сделать привал и поговорить с людьми, которые тебе встретятся.

На вашем персональном сайте указано большое количество спонсоров.
Они помогают преимущественно с инвентарем. Для того чтобы обеспечивать себя материально, я вынужден работать. Мой график примерно такой: неделя или две на работе, потом такое же время посвящаю спорту.

Кто вы по профессии?
Я живу в Женеве и работаю строителем, занимаюсь возведением зданий.

Вы руководитель, инженер или рабочий?
Занимаюсь физическим трудом. В Швейцарию я перебрался благодаря двум людям – жителю этой страны и французу, которые в 2004 году обратили на меня внимание во время одного из горных забегов в Непале и предложили переехать в Женеву. Я с удовольствием согласился. Затем женился на девушке из Швейцарии и остался в стране.

Насколько я знаю, вы сами занимаетесь организацией ультрамарафонов.
Скорее трекинга по пересеченной местности. Создал серию из четырех мероприятий, два из которых проходят в Непале и по одному – в Индии и Индонезии. Я побывал во многих странах и обнаружил массу очень красивых мест. Хочу познакомить с ними людей. Дистанции составляют от 230 до 353 километров, временного лимита нет. Приглашаю всех желающих, имеющих достаточную физическую подготовку.

Значит, профессионалов?
Отнюдь не только их. Каждого, кто готов испытать себя в сложных условиях и увидеть удивительные по красоте места – горы, вулканы… Иногда мне звонят спортсмены и спрашивают, что они получат в случае победы. Таким людям я отвечаю: вам не стоит приезжать на это мероприятие. Я жду только тех, кто не думает о заработке, а открыт новым впечатлениям и доброжелателен к людям.

Сколько людей участвует в подобных ультрамарафонах?
Порядка 50 человек: я устанавливаю ограничения. Иногда ночуем в кемпингах или в отелях, но стараюсь размещать всех в частных домах, чтобы люди могли ознакомиться с культурой и бытом местных жителей. Скажу без ложной скромности: человек, который преодолеет хотя бы одну подобную дистанцию, переживает ментальную трансформацию. После того как один француз вернулся с ультрамарафона, его жена позвонила мне и сказала: «Вы полностью изменили моего мужа, он был сложным в общении максималистом, а теперь стал гораздо более уравновешенным и доброжелательным человеком».

Шерпами принято называть людей, которые помогают альпинистам в восхождениях, несут их пожитки. Что означает ваша фамилия?
Шерпы – одна из самых многочисленных народностей Непала, нас около 150 тысяч человек. В 1953 году один из представителей нашей народности вместе с новозеландцем Эдмундом Хиллари поднялся на Эверест, они стали первыми в мире людьми, которым удалось сделать это. В своей книге Хиллари написал: «Я взошел на эту гору вместе со своим Шерпой». С тех пор это слово стало использоваться в значении «гид, помощник», в таком случае его надо писать с маленькой буквы. Но не путайте, пожалуйста, эти два значения. Наш род известен с XIV века, и его название пишется исключительно с заглавной буквы.

Вы выросли в большой семье?
У меня семь братьев и две сестры. Большинство из них живут в Непале.

Вы хотите, чтобы они перебрались в Швейцарию?
Уровень жизни там, конечно, выше. Но в целом все очень похоже: есть бедные и богатые, счастливые и несчастные. В Непале в некотором смысле даже легче: если у тебя есть какая-никакая работа, ты уже счастлив. В Швейцарии же все стремятся получить побольше, без денег там куда сложнее, чем в моей родной стране.

Какие у вас основные цели на ближайшие годы?
Все мои мысли связаны со спортом: хочу заниматься им, получать от него удовольствие и популяризировать. В этом мне здорово помогает супруга, мы с ней одна команда.

Партнеры журнала: