Какие достижения показывали на зимних Олимпиадах спортсмены из тропических и южных стран

Большой спорт №3(80)
Текст: Владимир Морозов
Ямайский бобслеист, лыжник-эфиоп, горнолыжник из Ганы, бермудский скелетонист и новозеландка, принесшая Южному полушарию первую олимпийскую медаль по зимним видам, – «Большой спорт» вспомнил лучшие выступления спортсменов из экзотических стран в истории белых Олимпиад. 

В 1926 году большой поклонник горных лыж из Германии Оскар Кобергер эмигрировал в Новую Зеландию. Но и в теп­лом климате островного государства он не бросил заниматься любимым видом спорта – благо к тому там были все условия: Новая Зеландия – одно из немногих мест в Южном полушарии, где снег выпадает и отлично держится с июня по сентябрь. В новозеландских Южных Альпах, в высокогорном национальном парке Arthur’s Pass, он начал готовить юных горнолыжников. Его сын Антон добился звания чемпиона страны, а двое внуков – Адель и Нильс – вошли в состав нацио­нальной сборной на Олимпиаде‑1968 в Гренобле. Но в историю мирового спорта вписано имя младшей внучки Аннелиз Кобергер – первой атлетки из Южного полушария, завоевавшей медаль белых Игр.

Новозеландский прорыв
Этого рекорда могло и не быть, и Новая Зеландия, вот уже 62 года неизменно принимающая участие в зимних Олимпиадах, так бы и осталась без награды. Местные спортивные чиновники не спешили тратить деньги на весьма экзотический для островного государства вид спорта, а для прогресса юной горнолыжнице, стартовавшей в национальном чемпионате еще в 11 лет, требовались регулярные поездки в США и Европу. В итоге деньги дал курортный город Квинстаун – главный центр Новой Зеландии по горнолыжному спорту предоставил все условия для оттачивания мастерства на собственных склонах и оплатил тренировки в австрийском Санкт-Антон-ам-Арльберге.

Значимый международный успех пришел к Аннелиз в сезоне 1990/1991, когда она стала первой представи­тельницей своей страны, выигравшей этап Кубка Европы по слалому (в общем зачете Аннелиз была четвертой). В следующем году ей покорился этап Кубка мира – на высшую ступень пьедестала новозеландка поднялась за считаные недели до Олимпиады во французском Альбервиле.

Главные старты четырехлетия начались для Кобергер не слишком удачно: показанные во время первой попытки заурядные 49,08 секунды отбросили ее на 8‑ю позицию. Результаты трех лучших спортсменок, включая фаворитку – австрийку Петру Кронбергер, – были на секунду быстрее. И тут 20‑летняя новозеландка пошла ва-банк. «Главное попробовать: падение или быстрые секунды», – крутилось у нее в голове. И ее вторая попытка составила феноменальные 44,02 секунды, сенсационно переместившие Аннелиз на промежуточное первое место. Претендентка на медаль американка Джули Пэрисин второй спуск завалила, испанка Бланка Фернандес сподобилась на бронзу, а Петра Кронбергер в одиночку решила судьбу первых двух мест. Австрийская слаломистка совладала с нервами и завершила решающий спуск всего на 0,4 секунды медленнее, отправив Аннелиз Кобергер домой с серебром – с первой и на сегодняшний момент единственной олимпийской наградой для Новой Зеландии в истории белых Игр.

Снежный леопард
В зимних Олимпиадах сборная Новой Зеландии неизменно участвует аж с 1952 года, завоевав за это время всего одну, уже упомянутую серебряную медаль в слаломе. Возможно, эта ситуация радикально изменится, если однажды новозеландский Квинстаун будет выбран столицей белых Игр: этот город пытался подать заявку на проведение Олимпиады‑2022, но затея не получила соответствующей поддержки в стране.

Первой же действительно тропической страной – участницей зимних олимпийских стартов стали Филиппины. Два горно­лыжника из этого государства в Юго-Восточной Азии, где среднегодовая температура не превышает 27 °C, выступали на Играх 1972 года в японском Саппоро. Один из них, Бен Нанаска, занял 42‑е место из 73 возможных в гигантском слаломе, а вот его партнеру по команде Хуану Киприано финишировать так и не удалось. Подобная участь постигла филиппинцев и в слаломе.

В 1986‑м на Олимпиаду в Сараево заявился первый в истории белых Игр темнокожий горнолыжник – сенегалец Ламин Гуйе, автор известного письма президенту МОК Жаку Рогге, в котором спортсмен сетовал на увеличение квалификационных нормативов, ставших серьезными барьерами на пути африканцев к олимпийским высотам. Впрочем, протесты Гуйе, личные результаты которого оставляли желать лучшего, повлиять на ситуацию так и не смогли.

Чуть позже в числе олимпийцев среди слаломистов квалифицировался единственный представитель Ганы – Кваме Нкрума-Ачимпон. Африканский атлет порывался на Игры еще в 2006‑м, однако крылья самолета, перевозившего пассажиров в олимпийский Турин, обледенели, и Кваме был вынужден сойти со злосчастного рейса, отложив олимпийский дебют до лучших времен. Расстроенный, возвращаться в Гану он не захотел, а отправился в Англию, где, обосновавшись в городке Милтон-Кинс, на протяжении нескольких лет работал в развлекательном центре Xscape с круглогодичным закрытым горнолыжным склоном. Тяга к лыжам не покидала Кваме: он продолжал тренироваться, за что получил прозвище Снежный Леопард и заказал к нему в придачу оригинальный пятнистый костюм. В таком виде ганский слаломист и вышел на старт Олимпи­ады‑2010 в Ванкувере, показав там 47‑е, предпоследнее время и опередив лишь албанца Эрдона Тола.

Журналист-скелетонист
Если в середине 1980‑х МОК, возглавляемый Хуаном Антонио Самаранчем, обещал любой стране по две бесплатных олимпийских путевки (чем и воспользовались Коста-Рика, Фиджи, Гуама, Нидерландские Антильские острова, Ямайка, Гватемала, Пуэрто-Рико и Американские Виргинские острова), то в 1990‑е позиция высшего спортивного руководства кардинально изменилась. «Игры не для туристов», – постановили в МОК. По неофициальной версии, причиной ужесточения правил отбора стало участие в Играх‑1988 в Калгари Эдди Эдвардса, первого представителя Великобритании в прыжках на лыжах с трамплина. Включенный в состав сборной по причине того, что его результат оказался нацио­нальным рекордом, Эдди по прозвищу Орел отличался не слишком пристойным поведением, лишним весом и корявой техникой. Но он мгновенно полюбился публике: рев переполненных трибун не прекращался на соревнованиях до тех пор, пока Эдди-очкарик не скрывался в подтрибунном помещении. Более того, англичанин даже удостоился чести быть упомянутым в речи на церемонии закрытия Игр. Однако в дальнейшем МОК сделал все, чтобы поставить на спортивной карьере неутомимого британца крест, приняв в 1990‑м более жесткие правила олимпийского отбора.

Еще один энтузиаст – уроженец Бермудских островов Патрик Синглтон – за упорство в достижении заветной цели был вознагражден сполна. 24‑летний саночник провалил квалификацию Игр‑1998 в Нагано, но продолжил тренировки, параллельно работая редактором спортивного отдела в японском издании Yomiuri Shimbum. Вскоре Патрик перешел на телеканал Bloomberg продюсером, но карьерный рост никак не сказался на его увлечении спортом: Синглтон отобрался на Игры в Солт-Лейк-Сити, показав там 37‑й результат. Год спустя, послушав совета друга, японца Казухиро Коши, он переключился на скелетон, и смена вида спорта себя оправдала: на чемпионате планеты – 2005 бермудец стал 24‑м, а на Играх в Турине и вовсе 19‑м. На Бермудских островах за столь выдающиеся успехи его признали «Лучшим атлетом года».

Другой Боб Марли
Невозможно сегодня представить белые Олимпиады без всеми любимых чернокожих лыжников. Еще недавно главными героями здесь были король африканского лыжного спорта кениец Филип Бойт и эфиоп Робел Замишел Теклемариам.

Последний, хоть и живет с 9 лет в США, вошел в историю как первый эфиопский «зимник», основатель и глава Национальной лыжной ассоциации Эфи­опии. Серьезно заниматься лыжами Робел начал лишь за три года до туринской Олим­пиады. И на Играх‑1996, в гонке на 15 километров классическим стилем, эффектный афро­американец с прической а‑ля Боб Марли умудрился занять 83‑е место среди 99 участников, опередив как более опытного Бойта, так и представителей Аргентины, Боснии и Герцеговины, Монголии, Ирландии, Армении, Ирана, Бразилии, Непала, Португалии, Коста-Рики и Таиланда.

На следующей Олимпиаде в Ванкувере 35‑летний Теклемариам выступил менее удачно: в гонке на 15 километров свободным стилем занял 93‑е место среди 95 участников, проиграв чемпиону свыше 11 минут. Робел обошел лишь перуанца и португальца (последнего – Данни Сильву – он обогнал и в Турине). А вот представитель Непала Дачири Шерпа в Ванкувере превзошел эфиопа на 52 секунды, хотя за четыре года до этого уступил ему почти 9 минут.

Великолепная четверка
Наиболее же экзотическая команда в истории белых Игр появилась в самом скоростном и темпераментном зимнем виде – бобслее. В середине 1980‑х находчивые американцы Джордж Фитч и Уильям Махони смогли рекрутировать четверку бобслеистов из числа военнослужащих армии Ямайки. Членами новой команды стали лейтенант Девон Харрис, капитан авиации Дадли Стоукс, резервист Майкл Уайт и железнодорожный техник Сэмюэл Клейтон.

В первом же старте на Олимпиаде‑1988 в Калгари четверка горячих ямайцев вылетела с трассы, так и не окончив заезд. Но нетипичный для зимних соревнований коллектив уже успел завоевать любовь и признание публики: оклемавшись от жесткого падения, спортсмены прошагали до финиша под аплодисменты трибун.
Через четыре года, на Играх в Альбервиле, ямайцы заняли 25‑е место из 31 экипажа четверок. А в Лиллехаммере‑1994 обновленная команда в составе Дадли Стоукса, Уинстона Уотта, Нельсона Стоукса и Уэйна Томаса взобралась на высокое 14‑е место, оказавшись впереди соперников из США, Франции, Италии и России. В 2002‑м, на Играх в Солт-Лейк-Сити, в составе ямайской сборной и вовсе появилась настоящая звезда – Лассель Браун, вместе с пилотом Уинстоном Уоттом поставивший рекорд трассы на разгоне – 4,78 секунды. Правда, по итогам заездов экипаж оказался лишь на 28‑м месте. Не сумев в полной мере реализовать себя в ямайской команде, Браун переехал в Канаду, осел в Калгари, женился на местной красавице и в 2005‑м получил новехонький паспорт, а с ним и заветное место в канадской сборной. Годом позже в его копилке уже лежала серебряная медаль Турина‑2006, завоеванная в паре с титулованным пилотом и ныне главным тренером сборной России Пьером Людерсом.

Партнеры журнала: