Оливер Кан: «Очень доволен своей карьерой»

Большой спорт №6(53)
Дмитрий Маслов
Один из лучших вратарей в истории мирового футбола Оливер Кан прилетел в Москву по приглашению компании Heineken, чтобы посмотреть трансляцию финала Лиги чемпионов UEFA вместе с гостями специального мероприятия, организованного в Институте медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка».

Один из лучших вратарей в истории мирового футбола Оливер Кан прилетел в Москву по приглашению компании Heineken, чтобы посмотреть трансляцию финала Лиги чемпионов UEFA вместе с гостями специального мероприятия, организованного в Институте медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка». А за несколько часов до главного матча европейского клубного сезона дал интервью журналу «Большой спорт», в котором назвал безусловно лучший на сегодня клуб в Европе, вспомнил основные вехи своей карьеры игрока, поразмышлял о перспективах сборной Германии, а также рассказал о собственной книге и поделился жизненными планами.

Вы заняли пятое место в списке лучших вратарей десятилетия по версии Международной федерации футбольной истории и статистики (IFFHS). Согласны ли с такой оценкой? Кого сами считаете лучшим вратарем современности?

Думаю, что на данный момент сильнейшие в мире – Петр Чех из Chelsea, Джанлуиджи Буффон из Juventus и Икер Касильяс из Real. Если же оглянуться на десять лет назад, назвал бы Петера Шмейхеля, себя и того же Буффона.

Матч, в котором вы пропустили четыре гола от «Зенита» в Кубке UEFA, в России до сих пор многие считают странным, если не сказать договорным. Часто ли вы возвращаетесь мыслями к той игре? Считаете ли ее худшей в своей карьере?

Отлично помню ту полуфинальную игру, последнюю для себя официальную на международном уровне. Мой клуб выступил крайне неудачно, тогда как «Зенит» показал себя великой командой, в составе которой были выдающиеся игроки. Недаром Анатолий Тимощук сейчас защищает цвета Bayern, а Павел Погребняк – Stuttgart. Результат в тот вечер среды оказался абсолютно закономерным. Но я бы не назвал матч самым неудачным в карьере. Помню, как мы проигрывали в бундеслиге Bayer 04 Leverkusen со счетом 1:5 и 2:5.

Считаю, что немецкие голкиперы – лучшие в мире. Посмотрите на сборную Англии, там сплошные проблемы на этой позиции. После того как Дэвид Симэн завершил карьеру, я не вижу ни одного вратаря, которого можно было бы рассматривать в качестве безоговорочного «первого номера»

Довольны ли вы тем, как сложилась игровая карьера, и прежде всего в сборной Германии?

Единственный титул, который мне не покорился, – чемпион мира. Континентальное же первенство и все крупнейшие клубные турниры я выигрывал. Так что в целом вполне удовлетворен.

Общаетесь ли сейчас с Юргеном Клинсманном и Оливером Бирхоффом, лишившими вас заслуженного места основного вратаря национальной команды на домашнем чемпионате мира? Простили ли вы их?

После 2002 года, когда мы завоевали серебряные медали мундиаля, появился шанс вы­играть титул в родных стенах. Но Клинсманн сделал ставку на Йенса Леманна, что стало для меня большим разочарованием. Хотя дело даже не в том, как складывалась персональная судьба Оливера Кана в тот момент, а в том, что мы не смогли выиграть чемпионат мира. Зная, чем закончился турнир, можно даже сказать, что было более выгодно не выходить на поле. Для меня тот чемпионат мира оказался значительной вехой в плане самоанализа, саморазвития. Бирхоффа я видел за три дня до разговора с вами, как и Йенса Леманна. Проблем во взаимоотношениях с ними у меня нет. Равно как и с Клинсманном. Что было – то было, я живу будущим.

И какое будущее ожидает сборную Германии? На чемпионате мира в ЮАР она произвела впечатление весьма перспективной.

У нас молодая команда, у игроков которой еще немало потенциала для развития. Думаю, в 2012 году именно сборная Германии станет чемпионом Европы. Просто потому, что она сейчас лучшая на континенте. Йо­ахим Лев прямо говорит: цель команды – завоевать титул. Считаю, что и в Бразилии-2014 он может нам достаться.

Какие слабые места вы видите у германской команды?

Хотя это и противоречит традиции, слабое место – оборона. В средней линии и в атаке у нас хватает топ-игроков, в защите же есть проблемы, особенно на правом фланге.

А что вы думаете о немецких вратарях?

У нас есть Мануэль Нойер, Тим Визе, Рене Адлер. Считаю, что у первого из них на­иболее высокий потенциал. Он еще очень молод, но успел проявить себя. В частности, дойдя с Schalke 04 до полуфинала Лиги чемпионов. Думаю, в случае перехода в Bayern из Мюнхена Нойер способен вырасти в одного из лучших вратарей мира. Для того чтобы развиваться и выигрывать титулы, надо быть в одном из европейских топ-клубов. Это в полной мере касается и Игоря Акинфеева, которому пора сделать следующий шаг в клубной карьере. С другой стороны, быть вратарем в Bayern – очень непростое дело. После того как я завершил карьеру, на этой позиции не слишком удачно действовал Михаэль Ренсинг, еще один молодой кипер Томас Крафт вынужденно перешел в берлинский Hertha… Во время матча у вратаря мюнхенцев, как правило, мало работы. А сохранять концентрацию, реально вступая в игру в двух-трех моментах, тяжело. К тому же присутствует постоянное давление со стороны СМИ, болельщиков.

Почему все вратари Bayern немцы?

Такова философия клуба – в нем должен играть вратарь национальной сборной Германии. Я считаю, что это правильно, ибо немецкие голкиперы – лучшие в мире. Посмотрите на сборную Англии, там сплошные проблемы на этой позиции. После того как Дэвид Симэн завершил карьеру, я не вижу ни одного вратаря, которого можно было бы рассматривать в качестве безоговорочного «первого номера».

У Германии молодая команда, у игроков которой еще немало потенциала для развития. Думаю, в 2012 году именно наша сборная станет чемпионом Европы. Просто потому, что она сейчас лучшая на континенте. Йоахим Лев прямо говорит: цель команды – завоевать титул. Считаю, что и в Бразилии-2014 он может нам достаться

В течение всей своей футбольной карьеры вы выступали в германских клубах. Не было ли у вас желания попробовать себя в английском, испанском, итальянском первенствах, окунуться в иную культурную среду?

Предложения были. В частности, от Barcelona и Manchester United. Но я не видел смысла в переходе – ни финансового, ни карьерного, ибо считаю Bayern одним из сильнейших клубов мира. Для того чтобы изучать культуру, совсем не обязательно играть в футбол. Мы видим только отели, стадионы да тренировочные поля. Гораздо перспективнее, например, поступить в университет. Когда спортсмен стесняется сказать, что меняет клуб из-за денег, он начинает рассуждать о культуре.

Если попытаться охарактеризовать ваш стиль игры одним словом, на ум приходят «страсть», «эмоци­ональность» и даже «безумство». В жизни вы такой же резкий и способный моментально вспыхнуть, как и на футбольном поле?

Отнюдь нет. Я сейчас занимаюсь бизнесом, а в нем достичь своих целей за 90 минут невозможно. Ждать приходится неделями, месяцами, и только тогда появляется результат. И то не гарантированно.

В Китае вы проводили акцию «Оливер Кан ищет суперголкипера». Нашли кого-нибудь, потенциально способного достичь вашего уровня?

Семнадцатилетнего паренька, привезли его в Германию, где записали в одну из лучших футбольных школ. Конкурировать с местными голкиперами он не смог, однако остался в моей родной стране, поступил в университет. Думаю, устроился совсем неплохо. В следующем году планируем организовать подобную акцию в Германии, на местном телевидении. Собираемся найти футболиста, который не воспользовался своим первым шансом заиграть на уровне бундеслиги, и предоставить ему второй. Надеюсь, получится очень интересный проект.

Футболистов какого возраста вы собираетесь приглашать туда?

Возможно, победителю будет 17, но не исключено, что и 22. Посмотрите на Рибери. Повези ему чуть меньше, Франк сейчас выступал бы в четвертом французском дивизионе. У нас хорошая скаутская команда, которая просматривает около двадцати тысяч кандидатов. Для участия в шоу мы отберем десятерых из них.

И что получит победитель?

Контракт с клубом бундеслиги.

В России многие думают, что вратари выходят на пик карьеры к тридцати годам.

Полностью согласен. В Германии же сейчас принято считать, что голкиперы в этом плане ничем не отличаются от полевых игроков. Это ерунда. Футболистам нашего амплуа нужен опыт, а он приходит с годами. Только к 30–32-м приобретаются все необходимые качества.

Ваша автобиографическая книга называется достаточно провокационно – «Я», а ее подзаголовок гласит «Успех идет изнутри». Какие именно свои качества, психологические и физические, вы считаете ключевыми в плане достижения успеха?

Слово «я» не относится конкретно к Оливеру Кану. Это отсылка к читателю, человеку, который берет в руки книгу. В ней я рассказываю о том, как ставить цели, мотивировать себя, переживать поражения. Делаю отсылку от спорта к экономике. Это книга не только для спортсменов, но и для менеджеров. Я писал ее два года и, поверьте, затратил немало сил.

В России бытует мнение, что футболисты в массе своей не склонны к интеллектуальной деятельности. В вашей же книге встречаются цитаты из Аристотеля и Канта. Неужели эти философы относятся к числу ваших любимых авторов?

И в других странах футболистов не принято считать интеллектуалами. Но Канта и Аристотеля я действительно читал – в поездках, в номерах отелей хватало времени на это. Не все же время пить пиво и играть в карты… Шутка. На протяжении всей спортивной карьеры для меня было важно развивать не только мышцы, но и мозги. Многие люди говорили мне: «Не делай ставку на один футбол, в мире есть масса интересных вещей». Я следовал этому совету и не жалею.

Значит, ваши друзья преимущественно не из мира футбола?

У меня много друзей. Из футболистов это, например, Мехмет Шолль, Михаэль Тарнат, Биксант Лизаразю.

Чем сейчас занимается Лизаразю?

Работает на французском телевидении, комментирует. Но такая работа занимает только часть жизни – нужно найти что-то еще, что станет для тебя настоящим вызовом. Поэтому многие футболисты возвращаются в любимую игру – в качестве тренеров или менеджеров. Я же стараюсь развивать собственный бизнес.

Но ведь вы тоже комментируете на телевидении.

Только матчи с участием национальной сборной Германии. Это не основная моя работа.

Легко ли вам было найти себя в обычной жизни после окончания карьеры футболиста?

В первые год-полтора я просто отдыхал. Затем поступил в университет, чтобы получить степень MBA. Когда тебе 40 и ты вновь начинаешь учиться после двадцатилетней карьеры в футболе – это серьезный вызов.

Два года назад вам предлагали должность генерального менеджера Schalke 04, но вы отказались. Готовы ли сейчас попробовать себя в какой-либо иной роли в футболе?

То приглашение пришло слишком рано – всего через полгода после завершения игровой карьеры. Думаю, многие игроки допускают серьезную ошибку, занимая подобные должности до того, как приобретут необходимое образование и опыт. Возможно, через три-четыре года я и сам попробую себя в футбольном бизнесе. Сейчас же мои коммерческие интересы связаны с Интернетом и телевидением. Если проект по поиску талантливых футболистов окажется успешным в Германии, запустим его в других странах. Например, в России.

Вас можно назвать футбольным болельщиком?

Я смотрю матчи, так как это нужно для комментаторской работы. Когда обращаюсь к телезрителям, то за две-три минуты должен сообщить им нечто интересное, на что они не обращают внимания. Уложиться в столь короткое время – нелегкая задача. К тому же у меня есть тренерская лицензия, не хочу выпадать из процесса.

Какой клуб считаете сильнейшим в Европе на данный момент?

Как бы ни закончился финал Лиги чемпи­онов, это Barcelona.

А когда германский клуб выиграет главный европейский трофей?

Это вопрос времени. Бундеслига – самый зрелищный и в финансовом плане на­иболее благополучный национальный чемпионат в Европе. У нас лучший на континенте уровень инфраструктуры. Считаю, что когда утвержденная UEFA программа «финансового fair play» заработает, бундеслига опередит английскую премьер-лигу по качеству игры.

Думаете, идея «финансового fair play» идет на пользу мировому футболу?

В целом она неплоха. Вопрос в том, будут ли клубы действительно наказываться за нарушения. В теории дело может даже доходить до недопуска к участию в Лиге чемпионов. Правда, я не знаю, насколько это реально.

Партнеры журнала: