На все руки мастер

Большой спорт №4(61)
Дмитрий Маслов
Алексей Немов – о гимнастике, спортивной политике и часах

После окончания карьеры Алексей Немов не ушел в тень, подобно многим другим звездам. Четырехкратный олимпийский чемпион организовал шоу, в которых объединил элементы спортивной, художественной гимнастики и акробатики, занял несколько чиновничьих должностей и даже стал бренд-амбассадором часового бренда IWC. В интервью журналу «Большой спорт» знаменитый гимнаст рассказал о том, чем он занимается сегодня, а также дал прогноз на Игры в Лондоне, где он не исключает судейских скандалов.

Сейчас Алексей Немов – это в первую очередь…

Человек. Работаю в Олимпийском комитете России, являюсь вице-президентом Федерации спортивной гимнастики страны, председателем проходящего в московском «Олимпийском» ежегодного фитнес-фестиваля, а также президентом спортклуба Российской экономической академии имени Плеханова.

Несколько лет назад вы говорили, что находитесь в поисках своего призвания. Уже обрели его?

По большому счету пока нет. Сейчас своей основной задачей считаю популяризацию спортивной гимнастики и здорового образа жизни. Возможно, звучит банально, но у нас в стране действительно недостаточное количество людей занимаются спортом.

Вы организовывали три гимнастических шоу. Планируете ли представить публике что-то новое?

Практика показала, что число детей, увлекающихся спортивной и художественной гимнастикой, а также прыжками на батуте, в городах, где мы выступали, увеличилось примерно в два раза. Это хороший результат тяжелой работы. Подобные проекты создаются на деньги спонсоров, отбить вложения продажей билетов невозможно. Надеюсь, в ближайшем будущем мы сделаем еще одно шоу. Это нравится зрителям. Не каждый может заниматься гимнастикой – рискованно, но за счет наших показательных выступлений происходит хорошая популяризация.

Профессиональная спортивная гимнастика – это огромные нагрузки, ограничения. Вы бы хотели, чтобы количество тренирующихся росло?

В режиме сверхнагрузок необходимо жить людям, желающим добиться звания олимпийского чемпиона или призера. Не всем это дано, что нужно понимать. Но я за то, чтобы как можно больше детей занимались гимнастикой, поскольку это ключ к другим видам спорта: растяжка, координация, бег требуются во многих дисциплинах.

Нередко детей отдают в гимнастику, а заложив базу, переводят в другую секцию. Не обидно?

Нисколько. Это выбор самого ребенка и его родителей. В начале сезона в группу записываются условные 30 человек, к концу остаются 10, из них выбираются способные. Существуют определенные тесты на растяжку, координацию, результаты которых показывают перспективы детей. В некоторых случаях тренеры предлагают родителям отдать чадо в более подходящий для него вид спорта. Альтернатива всегда есть.

Ваш сын занимается спортом?

Профессионально – нет, и я этим доволен. Мальчик подвижный, любит футбол, баскетбол, плавание.

Гимнастика остается субъективным видом: одному нравится одно, а другому – иное. Последний чемпионат мира показал, что Виктория Комова должна была выиграть, а золотую медаль отдали американке. Все возмущаются, а сделать ничего нельзя

Близятся Олимпийские игры в Лондоне. Чего вы ждете от российских гимнастов?

Хорошего выступления. У девушек очень большие шансы на победу в командном первенстве, золотые медали в многоборье и отдельных видах. У мужчин ситуация несколько хуже: есть Китай и Япония, спортсменам из этих стран удается сочетать стабильность выступлений и сложность программы, но мы к ним подтягиваемся. В России имеются талантливые гимнасты, которые по возрасту не смогут выступить в Лондоне, но долгосрочные перспективы у нас хорошие.

На базе «Озеро Круглое» я видел документ с медальными обязательствами сборной России на один из крупных турниров…

У нас по традиции тренер с учеником пишут индивидуальный план: выучить такой-то элемент, занять определенное место на тех или иных соревнованиях. И это вывешивается на всеобщее обозрение. Считаю подобную практику несколько неправильной. Все должны работать и знать: есть окончательная цель – Олимпийские игры. Чемпионат мира – это, конечно, здорово, но его можно выиграть десять раз, а в решающий момент ничего не показать.

Ваше выступление на Играх в Афинах запомнилось в первую очередь судейским скандалом. Сейчас в этой области стало лучше?

Поменяли правила, но гимнастика остается субъективным видом: одному нравится одно, а другому – иное. Последний чемпионат мира показал, что Виктория Комова должна была выиграть, а золотую медаль отдали американке. Все возмущаются, а сделать ничего нельзя.

В таких случаях обычно рассуждают о необходимости «проталкивания своих людей» в руководство Международной федерации гимнастики (FIG).

Они в FIG есть. Это Василий Титов и Любовь Бурда. Работа идет, но существуют обстоятельства, не позволяющие нам чувствовать себя достаточно защищенными.

В Лондоне-2012 вы ожидаете проблем с судейством?

Возможны провокационные вещи, но я надеюсь на объективность. Скандалы надоели. У спортсменов должен быть настрой на то, чтобы сделать свою программу от начала и до конца и не ошибиться. Остальное вторично.

Кто сейчас сильнее – Алия Мустафина или Виктория Комова?

Посмотрю чемпионат России – отвечу вам. Алия недавно восстановилась после тяжелой травмы, хочу понять, в каком она состоянии.

К именитому спортсмену судьи все равно относятся более благосклонно. Дебютант может продемонстрировать очень хорошее выступление, но судьи с большой вероятностью «придержат» оценки. Но в любом случае, если гимнаст усилит команду, его надо заявлять, несмотря на отсутствие регалий

Как вы думаете, сильно ли обновится состав сборной России после Игр?

Мужская составляющая – да. Антон Голоцуцков и Максим Девятовский точно завершат карьеру. У девушек должны остаться Виктория Комова и Анастасия Гришина. Возможно, Алия Мустафина. После Лондона-2012 будут меняться правила, и некоторые спортсмены примут решение о продолжении карьеры в зависимости от того, насколько благоприятными окажутся новшества лично для них. Смотрите, Оксана Чусовитина – 1975 года рождения, а до сих пор выступает.

Думаю, никто не станет держать в сборной России гимнаста, соревнующегося всего в одном виде…

В мужской команде у нас как раз подобрались «узкие» специалисты. У девушек тоже есть спортсменки, способные претендовать на золотые медали в индивидуальных видах: Татьяна Набиева и Виктория Комова – на брусьях, Ксения Афанасьева – в вольных упражнениях. Чемпионат мира 2011 года стал своего рода контрольной тренировкой перед Олимпиадой, именно на нем судьи получали представление о том, кто на что способен.

Если человек по возрасту получит право выступать среди взрослых только к Играм, его стоит включать в команду?

К именитому спортсмену арбитры все равно относятся более благосклонно. Дебютант может продемонстрировать очень хорошее выступление, но судьи с большой вероятностью «придержат» оценки. Но в любом случае, если гимнаст усилит команду, его надо заявлять, несмотря на отсутствие регалий.

Сейчас внимание сосредоточено на Сочи-2014, из-за чего создается впечатление, что летние виды спорта находятся «на периферии». Согласны?

Зимняя Олимпиада пройдет у нас в стране, отсюда и акценты. Я лично уверен, что все объекты будут построены и сданы в срок. Вопрос в том, сумеем ли подготовить спортсменов к борьбе за высокие места. Что до летних видов, то легкая атлетика и гимнастика еще получат свою порцию общественного внимания. В августе.

Жизнь профессионального спортсмена полна ограничений. О чем вы мечтали в тот период? Насколько это сбылось?

Я даже мечтать не мог, что карьера сложится столь удачно. У меня со всеми были хорошие отношения – с партнерами по команде, судьями, соперниками. До сих пор общаемся, встречаясь на соревнованиях.

Мои бывшие партнеры по сборной России в основном работают тренерами за границей – в США, Франции, Японии. В частности, Дмитрий Карбаненко и Дмитрий Труш. Они уехали давно, наладили там свою жизнь. А для возвращения в Россию нужны квартира, достойная зарплата…

Как складываются судьбы ваших бывших коллег по сборной России?

В основном работают тренерами за границей – в США, Франции, Японии. В частности, Дмитрий Карбаненко и Дмитрий Труш. Они уехали давно, наладили там свою жизнь. А для возвращения в Россию нужны квартира, достойная зарплата… Я рад, что в школе «Динамо», где мы с вами беседуем, создаются условия для того, чтобы завершившие карьеру гимнасты оставались в спорте. Одни идут в судьи, другие – в тренеры. В целом по России ситуация сложнее. Многое зависит от отношения руководителей региона и от демонстрируемых результатов. Если они есть – с финансированием проблем не возникнет. Проблема в том, что для воспитания гимнаста международного уровня требуются долгие годы.

Когда спортсмен попадает в сборную России, он приезжает в ее расположение вместе с личным тренером. Подобная практика не ослабляет регионы?

Специалисты стараются прикрывать друг друга: оставшиеся начинают работать с воспитанниками уехавшего в сборную. Думаю, что это оправдывающая себя практика. Лично я постоянно тренировался под руководством Евгения Николко, и успешно. Человеку, знающему гимнаста с детских лет, легче найти подход к нему.

Чем сейчас занимается ваш бывший тренер?

Работает с детьми в Тольятти.

У него есть ученики, потенциально способные достичь уровня Алексея Немова?

Сложно сказать. Для того чтобы ребенок вырос в олимпийского чемпиона, должно совпасть слишком много факторов.

Некоторое время назад появилась информация, что вы можете возглавить Общественный совет при Министерстве обороны России…

Такое предложение действительно поступало, однако конкретики не было. На данный момент в этот совет я не вхожу. Являюсь подполковником ЦСК ВВС, и тема армии мне интересна. Но всему свое время.

Что в системе управления российским спортом вы хотели бы поменять?

Главное, чего хотелось бы, – большего внимания к спортсменам, заверша­ющим карьеру. Их опыт и знания должны быть востребованы. У нас строится много стадионов, универсальных спортивных комплексов, но не хватает специалистов, тренеров, которые бы все грамотно преподносили детям. Материальная составля­ющая имеется. В спортивной гимнастике пригласили на роль старшего тренера женской сборной Александра Александрова, и сразу пошли результаты. У нас есть хорошая кандидатура и для мужской команды, однако перед Лондоном-2012 идти на кардинальные перемены нецелесообразно. После Олимпийских игр они могут последовать.

Как вы стали бренд-амбассадором часовой компании IWC?

В 2008 году, когда в Cанкт-Петербурге меня приняли в члены академии Laureus World Sports, я познакомился с президентом IWC Жоржем Керном. Мы долго говорили о спорте и решили обязательно что-то сделать вместе. В марте 2011-го Жорж приехал в Москву и поделился со мной идеей создания лимитированной часовой серии с моим именем. Он предложил: «Выбирай сам, из какой коллекции тебе бы подошли часы». У меня уже были IWC Big Pilot’s, поэтому я ответил, что хочу такую же модель, но с какими-то дорогими мне знаками отличия. Мы с супругой Галиной решили, что часы должны обязательно нести в себе российскую символику и иметь связь с гимнастикой. Такими они и получились – Big Pilot’s с черным циферблатом, белыми метками, синими цифрами и красной стрелкой, которая показывает запас хода. Ну и, конечно же, с изображением гимнаста на брусьях на задней крышке часов.

Вы сами носите часы?

Ни разу не покупал их себе сам. Однако на соревнованиях нередко часы вручались в качестве приза. Я получал четыре раза. Все мужские. Мне столько не нужно, приходилось меняться с девчонками. Так что у нас с Галиной теперь по два «трофейных» экземпляра.

Партнеры журнала: