Matreshka, ushanka & balalaika. В Сочи во второй раз прошел Гран-при России

Большой спорт №11 (97)
Текст: Андрей Супранович / Фото: Sutton Images
В нынешней нелегкой политической ситуации каждое статусное мероприятие крайне необходимо использовать по полной. Так, в Сочи на этап «Формулы-1» не преминул заглянуть президент страны, вручивший победителям ушанки и парализовавший движение вокруг трассы. На официальном открытии этапа мир в очередной раз увидел матрешек, балерин, скоморохов, балалаечников и ряженых в национальных костюмах. Несмотря на набивший оскомину «великорусский» антураж, гонка в Олимпийском парке удалась на славу.

Мир «Формулы‑1» гудел не переставая последние пару недель, обсуждая возможный развод Infiniti Red Bull Racing не только с моторами Renault, но и с королевскими гонками в целом. Руководитель «быков» Кристиан Хорнер, пойманный за рукав на выходе из паддока команды, старался все отрицать, но кое-что все-таки рассказал, поделившись опасениями и посетовав на недостаток времени на принятие решения. А вот простому люду не было дела до «моторных» интриг – народ лишь радовался выпавшему шансу прикоснуться к автоспорту больших достижений. Вопреки пессимистичным прогнозам все билеты на этап оказались проданы.

Роковая матрешка
Те, кто не пожалел денег (от 5 до 400 тысяч рублей), чтобы попасть в Олимпийский парк, не остались разочарованы. Вообще, на посещение гонки пришлось потратить немалую сумму – некоторые жаловались, что на приезд сюда с семьей был спущен бюджет, отложенный на отпуск у моря. Больше всего поражали, конечно, цены на сувенирную продукцию. Так, брендированная командная кепка стоила пять тысяч рублей, майки начинались от семи тысяч рублей, кофту с капюшоном можно было купить от 17 тысяч. Билеты на самолет из Москвы достигали 30 тысяч рублей на человека, цены на отели также кусались, отличаясь от обычных более чем в четыре раза! Впрочем, экономные могли селиться «наверху» – в Красной Поляне, да и море, несмотря на середину октября, было еще теплое – что позволило хотя бы частично восполнить пропущенный отпуск.

Событий во время гонки хватило бы на добрых три этапа, а если сравнивать с Гран-при России предыдущего сезона, то на все пять. Например, девушки, приехавшие по приглашению спонсоров, планировали выполнить стандартную программу селфи, посмотреть и запечатлеть старт, а затем отправиться в гостиницу на spa-процедуры, но неожиданно остались до самого финиша. Если даже мало разбирающиеся в перипетиях «Формулы‑1» пребывали в восхищении от происходящего, что уж говорить о специалистах и фанатах.

Тон гонке задала матрешка, попавшая в «аварию» прямо на стартовой прямой и долго ждавшая, пока ее эвакуируют «маршалы». Примерно так же возились с Карлосом Сайнсом, угодившим в жуткую аварию во время субботних свободных заездов. Карлос, к счастью, остался невредим и даже вышел на старт в воскресенье. Во время гонки также хватало инцидентов и сходов – если не винить в этом матрешку, то можно вспомнить, что пилотам было предоставлено крайне мало тренировочных кругов: в субботу практику прервали из-за Сайнса, а в пятницу урезали из-за того, что трасса была залита гидравлической жидкостью. Недостаток практики, возможно, сказался на Нико Росберге, который сошел из-за проблем с акселератором. Даже бывалые журналисты не смогли припомнить, когда в последний раз гонщик оказывался за бортом из-за подобной проблемы. А ведь она лишила обладателя поула последних шансов на чемпионство.

Отложенная победа
После схода Росберга Льюис Хэмилтон успокоился и безмятежно покатил к своей второй победе в Сочи – других соперников не просматривалось. Довольно быстро претензии на следующую за ним ступень подиума обозначил Себастьян Феттель, а вот за третью строчку развернулась нешуточная схватка. До самого последнего круга на ней сенсационно красовался Серхио Перес (сказались сходы и выезды машины безопасности), но почти на финишной ленточке более медленный болид Force India одновременно прошли Валттери Боттас и Кими Райкконен. Мексиканцу было впору горевать, но за оставшиеся несколько сотен метров финский дуэт сумел столкнуться и вылететь с трассы! Перес не верил своему счастью, а Даниил Квят, за которым следил весь автодром, финишировал только на шестой строчке, позже превратившейся в пятую. Райкконен, сумевший доковылять до финиша на пятой строке, впоследствии был оштрафован и опустился на восьмую позицию. Кими, конечно, расстроился, но в глубине души явно порадовался, что сумел хотя бы испортить праздник Mercedes. Немецкая «конюшня» стала обладателем Кубка конструкторов только после решения стюардов по финскому столкновению, так что Хэмилтон и Росберг упустили шанс достать шампанское и чемпионские бейсболки, чтобы отпраздновать предсказуемый успех прямо на трассе.

Глава Red Bull Кристиан Хорнер – о том, останется ли в команде русский пилот

Конечно, всех интересует, что будет с Infiniti Red Bull Racing в следующем сезоне. Как продвигается дело с моторами?
На данный момент вопрос открыт. Сложно что-то сказать кроме того, что мы должны как можно быстрее выяснить, кто же будет нашим поставщиком на следующий год. Инженеры и дизайнеры ждали от нас информации еще к началу октября.

Экклстоун уже сказал, что вопрос решен, однако не прокомментировал как.
Ничего удивительного в том, что он это говорит, как и в том, что не объясняет, какой именно выход из ситуации найден. Ситуация, в которую мы попали, не из простых, так что надеюсь, Берни нам поможет в поиске оптимального решения.

Отношения с Renault испорчены окончательно или ваш союз еще возможен?
Возможно все, это ведь «Формула‑1». Формально наше соглашение еще в силе, контракт действует еще год.

Говорят, что вы, надеясь на сотрудничество с Mercedes, даже решили не продлевать контракты с Infiniti и Total.
Вокруг нашей ситуации очень много спекуляций. Когда все прояснится, станет понятно, почему и зачем тот или иной человек давал комментарии и что за ними стояло.

Если Infiniti Red Bull Racing все же останется в «Формуле‑1», каким будет состав пилотов в следующем году?
Ну Риккардо точно остается, у него действу­ющий контракт. По Квяту будем решать, но на данный момент мы довольны его работой.

Если же будет принято решение уйти из «Формулы‑1», что же станет с вашими пилотами?
Мы, конечно, ответственны за своих гонщиков, но на данный момент еще не время думать об этом, нужно сконцентрироваться на актуальных задачах.

В Ferrari уже заявили, что готовы вернуться к сотрудничеству с Toro Rosso. Возможно ли, что младшие «быки» останутся в F1, а старшая команда приостановит свое участие в чемпионате?
Наши две команды весьма связаны между собой, так что я абсолютно уверен, что решение по обеим будет одинаковым. Нам бы всем хотелось, чтобы обе команды остались в числе участников и были конкурентоспособны.

В 2017 году хотят серьезно ограничить или вовсе отменить использование телеметрии. Как вы думаете, это возможно?
Очень сомневаюсь. Технология приносит немало пользы, в том числе и в вопросах безопасности, и никто не выиграет от ее отмены. Дискуссия возможна только на уровне «как использовать телеметрию», речь не идет об ее отмене.

Валттери Боттас – о трассе Гран-при России, планах на победу c Williams Racing и уникальности финских гонщиков

В отличие от других гонщиков, отрабатывающих свои 5–10 минут у диктофона словно воинскую повинность и стремящихся улизнуть как можно быстрее, улыбчивый пилот Williams Racing Валттери Боттас охотно отвечал на все вопросы русских журналистов и, как показалось, был даже немного разочарован, когда интервью завершилось. Корреспонденту «Большого спорта» благодаря бренду Rexona, спонсору команды Williams Racing, посчастливилось оказаться в числе немногих, получивших возможность поговорить с финским гонщиком.

Если исключить Mercedes, то вы самый сильный гонщик по результатам на «Сочи Автодроме». Вам так подходит трасса?
Мне она нравится, здесь круто выступать. Сочинский трек очень требователен к правильному выбору траектории, так что если приноровиться к нему, можно получить огромное удовольствие от пилотирования.

Сочинская трасса весьма похожа на другие творения Германа Тильке. Чем же она выделяется среди остальных?
Для Williams Racing очень подходят местные длинные прямые, где мы можем показать всю свою мощь. Персонально мне нравится первый сектор – прямая, правый поворот, потом быстрый дуго­образный и еще один правый.

Атмосфера на треке тоже была потрясающей, не так ли?
Да, в прошлом году я впервые приехал в Россию и очень удивился, как много людей пришло посмотреть на гонку. В этом же году их стало еще больше! Это круто.

В следующем году Гран-при России пройдет в мае. Что думаете по этому поводу?
А погода будет более теплой?

Да, может быть градусов 25 тепла.
Это отлично.

Williams Racing уже концентрируется на подготовке к следующему сезону?
Можно и так сказать. Новый сезон – новые возможности. Сейчас же в Кубке конструкторов уже ничего не изменить, можно подумать и о будущем. Но я хотел бы улучшить положение в личном зачете, если получится.

Следующий сезон будет длиннее обычного – с большим количеством этапов и начнется раньше. Как вы к этому относитесь?
Лично мне кажется, это круто. Мне, как и остальным пилотам, всегда хочется гоняться как можно больше. К тому же нас ждет несколько новых мест, например Баку с новой трассой. Жду с нетерпением.

Но это одновременно означает больше долгих переездов и другие неудобства.
Я не обращаю на это внимания. Люблю путешествовать и обожаю гонки.

Болельщиков всегда интересуют отношения между пилотами. Как бы вы описали свои с Фелипе Массой?
Мы хорошо ладим, несмотря на то что соперничаем на трассе. Он отличный парень, хороший и полезный командный игрок и крайне быстр к тому же.

Вы были очень успешны в разных сериях до «Формулы‑1». Считаете ли свой путь по ним идеальным для гонщика, который стремится попасть в F1?
Я бы не сказал, что есть идеальный вариант, ведь сейчас столько разных путей, столько различных серий. Главное – оказаться в правильном месте в правильное время.

В 2013 году, когда у Williams Racing был непростой период и дела шли не так хорошо, как сейчас, вы тем не менее остались в команде, хотя Мальдонадо покинул коллектив. Настолько верили в нее?
Это было после моего первого сезона в «Формуле‑1», и я знал, что грядут большие изменения в регламенте. К тому же, честно говоря, было не так много других вариантов. И я решил, что нужно остаться.

В недавнем прошлом в «Формуле‑1» блистали Мика Хаккинен, Мика Сало и Кими Райкконен, теперь вы продолжаете финскую династию в королевских гонках. Откуда такая россыпь звезд из северной страны?
Не знаю, есть ли у нас какая-то особенность национального характера, которая позволяет пробиваться в F1. Но лично я вырос на гонках Хаккинена, и во многом благодаря ему стал пилотом. К тому же в Финляндии очень хорошо развит картинг, дети с самых юных лет выступают на огромном количестве турниров.

Быть может, финны – бесстрашные?
Мне кажется, что каждый пилот не должен испытывать страха перед гонкой, иначе он не будет хорошим пилотом.

Даже смерть Жюля Бьянки или аварии наподобие той, в которую попал Сайнс, не заставляют вас быть осмотрительнее?
Нет, совсем нет. Все, о чем нужно думать, – как улучшать свое время на круге. Только это имеет значение.

Когда вы приезжаете на родину, в Финляндию, чувствуете себя там звездой?
Иногда да. Например, когда ты идешь в ресторан и кто-то подходит, чтобы поприветствовать тебя. Хотя лично я предпочитаю чувствовать себя так, словно меня никто не знает.

Хотели бы вы как пилот что-то изменить в нынешней «Формуле‑1»?
Нам всегда хочется больше сцепления и больше мощности. И может быть, более выносливых покрышек. В остальном вроде не вижу ничего такого.

Идут разговоры о том, что топ-командам могут разрешить выпускать на трассу сразу трех пилотов. Как вы к этому относитесь?
Нейтрально. Конечно, я только за, если болидов в чемпионате станет больше, но непонятно, хороша ли эта идея в целом.

Многие эксперты сходятся во мнении, что вы уже достигли своего потолка в Williams Racing и вам пора задуматься о переходе в другую команду. Что вы им ответите?
Что я подумаю об этом завтра. В том смысле, что через год. Вдруг мы построим машину, которая будет способна выиграть чемпионат? Зачем загадывать? Я пока в Williams Racing и буду там минимум год.

Как оцениваете свое выступление на Гран-при?
Окончание уик-энда получилось тяжелым. Это была очень странная гонка со множеством аварий и частым появлением на трассе машины безопасности. Мы как команда отлично сработали, и у меня появился шанс оказаться на подиуме. Я ехал на третьем месте, а потом получил удар сзади, после чего все было кончено. Мне сложно описать степень своего разочарования, потому что команда всю неделю упорно трудилась ради достижения хорошего результата, а затем результат, которого мы вполне заслуживали, был потерян всего за круг до финиша.

Партнеры журнала: