Как Ромен Саразан превратился из геймера в пилота

Большой спорт №11 (97)
Текст: Андрей Супранович
Октябрь был во всех смыслах жарким месяцем для 56 игроков в PlayStation, прошедших конкурсный отбор в кэмп NISMO GT Academy. В 40-градусную жару эмирата Абу-Даби представители 11 стран Европы выясняли, кто же способен преодолеть себя и сменить джойстик на руль реального спорткара. Корреспондент «Большого спорта» прошел вместе с участниками все этапы отбора и сделал вывод, что победил на самом деле сильнейший.

Идея открывать новых звезд, разыскивая таланты среди гонщиков виртуального мира, появилась у Nissan и PlayStation в 2008 году. Задавшись вопросом: «Способен ли человек, играющий в Gran Turismo, стать настоящим автогонщиком», японский бренд в том же году ответил на него утвердительно. В итоге за семь лет существования проекта в нем поучаствовали свыше четырех миллионов человек по всему миру, которые проехали более миллиарда виртуальных миль.

И их осталось 28
Очередной слет лучших геймеров было решено перенести из ставшего привычным Сильверстоуна в жаркий Абу-Даби, где даже погода бросала вызов каждому из 56 победителей европейских онлайн-баталий, сумевшему пройти через сито длительного отбора из тысяч участников. К сожалению, Россия в понимании Nissan – не Европа, так что в этом году россиян среди участников не оказалось – за страну отдувался победитель GT Academy‑2012 Марк Шульжицкий, наравне с другими триумфаторами разных лет выступивший в качестве инструктора. 56 участников разбили на 7 команд, и на первых этапах сражались только между собой – в финал мог выйти лишь один представитель восьмерки. Каждый коллектив, сформированный по географическому принципу, возглавил так называемый ментор – наставник, который как помогал своим подопечным, так и принимал важные решения. Среди них были, например, экс-пилот «Формулы‑1» Макс Чилтон, который руководил сборной Великобритании, и победитель «24 часов Ле-Мана» Оливье Пла, командовавший французами. По итогам жаркой восьмидневки все они должны были назвать имя счастливчика, который в качестве главного приза получит право сесть за руль Nissan в одной из 24‑часовых гонок.

В первый день еще можно было вздохнуть свободно – он отводился на знакомство с друзьями-соперниками и наставниками, а также на тестовые заезды на Nissan Juke NISMO. Они не имели соревновательной составляющей, но носили практический характер: судьям и менторам нужно было понять, кто из участников имеет хоть какое-то представление об управлении настоящим автомобилем.

А вот во второй день из 56 сражающихся за первенство отсеялась сразу половина! Таковы суровые правила отбора в Академии – уже после первого соревнования можно получить на руки обратный билет домой. Чтобы этого избежать, некоторые энтузиасты начинали готовиться за год до старта – увольнялись с работы и целыми днями играли в приставку, перемежая заезды по трассам Gran Turismo с физическими нагрузками. Менее ответственные брались за ум лишь за три недели до отправки в Абу-Даби – сразу после того, как получали информацию о преодолении отборочного тура. Самые безответственные не делали ничего, отчего сразу поплатились.

Первым соревнованием был своеобразный триатлон, включавший бег по пустыне, заплывы на байдарках и плавание. Кое-кто сошел уже после старта, не выдержав жары и пыли, которую активно вздымали бегущие спереди. Хилым геймерам даже понадобилась медицинская помощь. После финиша пришедшие первыми-вторыми в своих командах получили иммунитет, а пришедшие последними, на седьмых-восьмых местах, немедленно выбывали. Середняки же получили допуск в вечернюю сессию, где их ждал первый в их жизни дрэг-рейсинг. Разбившись на пары и сев за руль Nissan 370 Z, они выявили еще двух неудачников дня в каждой из команд. И зря те сетовали на несправедливость соревнования – дескать, одна попытка, неудачная жеребьевка или случайный промах мимо передачи на старте не могут быть причиной для вылета – с наступлением ночи в обойме остались лишь 28 участников. Счастливчиков тут же переселили в отель Yas Viceroy, раскинувшийся прямо над трассой «Формулы‑1» Yas Marina Circut.

Лисы в пустыне
Такая близость к формульному треку наверняка настраивала гонщиков (а их уже можно назвать таковыми) на рабочий лад, хотя на третий день можно было вздохнуть спокойно – вылеты не были запланированы. Без малого три десятка парней отправились на медобследование и прошли первое крещение на трассе, поработав в паре с инструкторами. Подавляющее большинство первый раз в жизни выезжали на скоростной гоночный трек, но в целом ребята справились – все-таки навыки, полученные в виртуальном мире, помогали ускорить обучение в реальности. Кое-какие новые знания пригодились в последующие дни. Четвертый и пятый были заняты уличной гонкой, которая проходила в крайне живописном месте – на легендарном «мосту в никуда». Пилоты в Nissan GT-R соревновались друг с другом, одновременно стартуя по идентичным трассам, созданным на мосту. «Здесь мы выясняли уровень владения машиной, скорость и способность противостоять стрессу. Пожалуй, самый сильный немецкий гонщик вылетел, не сумев справиться с волнением», – комментировал главный судья соревнований Роб Барфф. Проиграл и Джимбо – ставленник Макса Чилтона. Потеряв по одному участнику на мосту, команды отправились обратно на Yas Marina Circuit, чтобы пройти финальные тесты на получение лицензии гонщика.

21 пилоту, добравшемуся до шестого дня, несказанно повезло. Для них было запланировано путешествие в пустыню Руб-эль-Хали, название которой буквально переводится как «пустая четверть». Но для начала с утра их ждало очередное тяжелое испытание – 90‑минутная гонка на выносливость на картах, которая, по словам судей, хорошо показала, кто способен демонстрировать высокие результаты в тяжелых условиях, кто готов физически и психологически, чтобы когда-нибудь проехать 24‑часовую гонку. Результат вновь не имел значения – никто не покидал Race Camp, но менторы делали выводы перед решающим днем. А гонщики в ожидании ключевых сражений отправились в пустыню, где получили возможность расслабиться: покататься на верблюдах, разжечь костер посреди песков и заночевать под открытым небом.

Пока Макс Чилтон и другие наставники расслаблялись на ближайшем курорте, 21 человек смотрел на звездное небо и настраивался на гонку на багги. День седьмой урезал коллектив еще на одну треть. В соревнования в невыносимом пекле едва не вмешалась техника – несколько багги не выдержали прыжков по дюнам. На помощь пришел ментор Бенилюкса Тим Коронел, ранее выступавший на багги на «Дакаре», который сумел починить одну из машин. Гонка смогла завершиться, после чего 14 человек радостно обнимались и хлопали по плечу семерку недотянувших до последнего дня.

Победа на классе
В сборной Германии, кстати, случилось небывалое – пара, дошедшая до финала, оказалась братьями. «Я и Томас очень рады, что в финальной гонке будет участвовать как минимум один Кифер. Сердце нашей мамы забьется от восторга!» – комментировал достижение Георг Кифер. Ну а заключительный день для немецких братьев и еще 12 финалистов начался на уже знакомом всем автодроме Yas Marina, где они проходили финальные тесты. По их итогам менторам пришлось делать непростой выбор – именно наставники решали, кто из пары их подопечных сядет за руль автомобиля и выйдет на старт гонки. Макс Чилтон и Ко выбрали Бена Бишопа (Великобритания), Ромена Саразана (Франция), Никодема Вишневского (Восточная Европа), Виктора Прима (Иберия), Эмиле де Дриве (Бенилюкс), Симоне Марчену (Италия) и Томаса Кифера (Германия).

Места на старте определялись днем ранее с помощью виртуальных заездов на PlayStation. Обладатель поула Бен Бишоп в первом же повороте уступил лидерство Ромену Саразану, который оказался на голову выше остальных и финишировал с отрывом. В этом «заслуга» и Бишопа, который оказался неспособен нагнать француза, но не уступал дорогу более быстрым соперникам. Хотя в прошлые годы бывали случаи, когда чемпионом NISMO GT Academy решением судей признавался не победитель гонки, в этот раз сомнений в том, кто был лучшим, не оставалось. «Ромен лидировал почти с самого старта, это почерк истинного чемпиона! Истинный чемпион и заслуженный победитель», – рассыпался в комплиментах Роб Барфф. «Я впечатлен этим заездом; он прошел на редкость чисто, учитывая, что эти ребята никогда раньше не участвовали в гонках. После отрыва они шли плотно. Ромен отлично использовал освободившееся пространство, в то время как машины позади него мешали друг другу. Он очень грамотно контролировал отрыв, что мне особенно понравилось. Приехав сюда и увидев GT Academy воочию, я получил незабываемые впечатления. На мой взгляд, эта программа станет очень важным путем в автоспорт для молодежи, мечтающей о гонках, потому что традиционные картинг и “Формула” продолжают дорожать. Очень жаль, что здесь может быть только один победитель», – был более рассудительным приглашенный на финал легендарный Эдриан Ньюи. Главным призом для Ромена стал контракт с Nissan NISMO – по его итогам будет принято решение, способен ли молодой француз стать настоящим пилотом, как это удалось почти десятку других выпускников легендарной GT Academy. Остальные 55 участников баталий в Абу-Даби хоть и не победили, вряд ли забудут жаркое дыхание пустыни и рев двигателей на Yas Marina. Шанс получить такой опыт выпадает раз в жизни.

Макс Чилтон – о NISMO GT Academy

Макс, прошел год, как вы закончили карьеру в «Формуле‑1». Чем вы занимались все это время?
Это была очень странная зима для меня. Последние 12 лет я знал, чем буду заниматься в следующем году, еще в июле, а год назад понятия не имел, что делать дальше. Сначала меня позвали старые знакомые из Carlin Motorsport, чтобы гоняться в Indy Light. Я сказал окей, поехали в Америку. Мне понравилось, встретил много новых людей, поколесил по Штатам. Тем временем со мной связались из Nissan и позвали в LMP1. Я уже ездил в этом классе семь лет назад в Сильверстоуне вместе с моим братом Томом. И вроде бы неплохо получилось. Я подумал – гонять на «Ле-Мане» в заводской команде – это же круто! И согласился.

Перед тем, как приехать сюда, в Абу-Даби, что вы знали о GT Academy?
Я думаю, что в гонках все так или иначе осведомлены об Академии, ведь ее выпускники засветились во многих гоночных категориях и наверняка большинство сталкивались как минимум с одним победителем. Я хорошо знал Яна Марденборо, гонялся с ним в одной команде, да и видел его за рулем разных болидов. Он, наверное, самый опытный выпускник школы NISMO.

Каким было ваше первое впечатление от Race Camp?
Я был шокирован, сколько здесь людей и телекамер. Ребята снимают настоящее реалити-шоу! И обязательно посмотрю на это по телевидению.

В чем заключается ваша работа как ментора?
Я должен давать ребятам советы, направлять их, помогать. В то же время приходится быть судьей, в том числе принимать тяжелые решения. Таким был выбор гонщика на финальную гонку. Было очень сложно отправлять тех, кто не прошел в следующий этап, домой. С ребятами интересно работать, все они абсолютно неопытные, но у них хорошее понимание гонок благодаря успехам в виртуальных сражениях. Я вроде бы видел только одного парня, который ездил по треку до приезда в Абу-Даби. Остальные учились рулить перед телевизором. Некоторым, конечно, это не сильно помогло.

Многие жаловались, что условия отборов нечестные, – зачастую одна ошибка могла перечеркнуть все усилия.
Согласен. Если бы я сел в ту машину на дрэг-рейсинге, то тоже мог бы ошибиться. Конечно, для более справедливого отбора подошел бы картинг или что-то вроде того. Но есть то, что есть, все в равных условиях.

Познакомились ли с Марком Шульжицким?
Да. Парень с далекого востока России. Он потрясающе искренний и настоящий. Никогда не слышал ни одного плохого слова о нем. Знаю, что когда Марк выиграл в GT Academy, он почти не говорил по-английски. Но он понимал, что без языка не сможет стать пилотом. И посмотрите, как сейчас он мелет языком!

Партнеры журнала: