Эндуро по-русски

Большой спорт №11(37) Ноябрь 2009
Дмитрий Маслов
В 2008 году российский мотогонщик Алексей Наумов собирался принять участие в ралли-рейде «Дакар» и даже отправился в Лиссабон, где за день до старта узнал об отмене соревнования из-за угрозы теракта.

В 2008 году российский мотогонщик Алексей Наумов собирался принять участие в ралли-рейде «Дакар» и даже отправился в Лиссабон, где за день до старта узнал об отмене соревнования из-за угрозы теракта. В том же году Наумов выступил на чемпионате мира по кросс-кантри ралли, где, несмотря на пропуск двух этапов, занял третье место и стал первым российским спортсменом, добившимся подобного успеха. О причинах, по которым пришлось досрочно завершить выступление на первенстве планеты, отказе от участия в «Дакаре-2009», поиске спонсоров и спортивных планах Алексей Наумов рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Вы собирались выступать на отмененном «Дакаре-2008», однако на следующий год даже не планировали принять участие в этом ралли-рейде. Почему?

Я готовился стартовать на «Дакаре-2008» при поддержке «Мосавтодора» и правительства Московской области, а после отмены ралли-рейда финансирование было прекращено. Но это не помешало мне выиграть чемпионат России по эндуро. В 2009 году я заключил контракт с BMW. Сегодня я первый и единственный член мотоциклетной команды BMW Enduro Russia. Помимо BMW, также сотрудничаю с компанией Promoto.

В 2008 году вы заняли третье место на чемпионате мира по ралли-рейдам, выступив лишь на половине этапов. Почему так получилось?

Когда выяснилось, что на «Дакаре» стартовать не удастся, я попросил разрешения использовать оставшиеся средства на участие в чемпионате мира. Их хватило только на два этапа – в Сардинии и Бразилии, на два оставшихся поехать уже не смог. После двух этапов я лидировал в своем классе Production 1, а за то время, что не выступал, опустился лишь на две позиции. Это стало приятной неожиданностью. Ситуация сложилась замечательно – некоторые серьезные соперники или не смогли приехать на все этапы, или не финишировали на них.

В связи со сменой спонсора и мотоцикла международные ралли-рейды для вас потеряли актуальность?

Нет, я пытаюсь развивать это направление. Еще в прошлом году, будучи одним из лидеров чемпионата мира,
я искал спонсора, но ничего не вышло. Не нашел и на «Дакаре-2009». Возможно, сказываются экономический кризис и тот факт, что мотоциклетный спорт требует немалых денег. В BMW дают добро на участие в подобных проектах, но обеспечить могут только техникой и запчастями.

Значит, в планах на 2010 год участия в «Дакаре» и других крупных международных стартах у вас пока нет?

К сожалению, это так. На «Дакар» я уже просто не успею заявиться, даже если и найду необходимую сумму. Теплится надежда, что в ралли «Шелковый путь» появится зачет мотоциклов. Если это произойдет, то наверняка поеду. Под такой проект легче найти спонсоров – все же это не Южная Америка.

В гонках эндуро ты едешь по неизвестной трассе, поэтому надо постоянно думать, сдерживать себя. Огромное значение имеют физическая выносливость и опыт. Неслучайно большинство призеров международных соревнований по эндуро и ралли-рейдам старше 40 лет. А вот в мотокроссе главное – скорость и техника,
там на первых ролях 20–25-летние

А каков бюджет участия мотоциклиста в «Дакаре»?

Для спортсмена-одиночки требуется как минимум 50 тысяч евро, в заводских командах «стоимость» одного мотоциклиста – около 100 тысяч евро. При наличии техники, механика и запчастей мне требовалось 40 тысяч. Но потенциальные спонсоры сразу же задавали вопросы о медиаосвещении соревнования. А с этим у нас в России проблемы.

Изменился ли характер ваших тренировок в связи со сменой акцентов?

Конечно, раньше я работал в основном на выносливость, чтобы иметь возможность в соревновательный период спокойно проезжать 600–700 километров в день. Сейчас у меня в программе появились спринтерские дисциплины, поэтому езжу на тренировки с мотокроссменами, оттачиваю технику.

Много ли внимания вы уделяете общефизической подготовке?

Сейчас стараюсь как можно больше заниматься на мотоцикле – минимум два-три раза в неделю, а в выходные, как правило, участвую в соревнованиях. Физической подготовке (плавание, скалолазание, бег) уделяю много внимания в осенне-зимне-весенний период, а летом просто поддерживаю форму. Весной планирую совершить восхождение в Гималаях. Весной и осенью обычно устраиваю сборы с тренером на юге России – в Майкопе или Лабинске.

Вот уже несколько лет призерами внутрироссийских соревнований становятся одни и те же спортсмены. В России совсем нет конкуренции в вашем виде спорта?

Некоторое время назад так и было, но сейчас подросла перспективная молодежь. Например, Алексей Никишкин из Самары. Он перешел из мотокросса, составляет достойную конкуренцию мне и Алексею Коломыцыну. К тому же заявляется много любителей, увеличивающих массовость. Они сами оплачивают свои выступления.

Мотоцикл BMW G450X, на котором вы выступаете, серийный?

Да, но подвеска адаптирована под мой вес и заменена выхлопная труба. Это мотоцикл для эндуро, не рассчитанный на высокую скорость и имеющий небольшой запас топлива. Для этой модели существует специальный раллийный комплект с дополнительными бензобаками, который мы и будем использовать на ралли-рейдах.

Для участия в «Дакаре» спортсмену-одиночке нужно как минимум 50 тысяч евро, в заводских командах «стоимость» одного мотоциклиста – около 100 тысяч евро. При наличии техники, механика и запчастей мне требовалось 40 тысяч. Но потенциальные спонсоры сразу же задавали вопросы о медиаосвещении соревнования. А с этим у нас в России проблемы

Ваше второе место на «Хазарских степях» можно объяснить недостаточным запасом топлива на мотоцикле?

На сто процентов. Я контролировал ситуацию, но во время моей дозаправки основной соперник, выступавший на мотоцикле с большим бензобаком, уехал.

В скольких соревнованиях вы участвуете в этом году?

В четырех по эндуро, трех – по кантри-кроссу, двух ралли-рейдах и пяти-шести мотокроссах. На них я выезжаю на эндуро-мотоцикле, для тренировки. Больших призовых на таких соревнованиях нет. Профессионалы, которых в России можно пересчитать по пальцам, живут за счет рекламных контрактов.

Вы сами занимаетесь наладкой и ремонтом мотоцикла?

У меня два соревновательных мотоцикла. И сейчас я все делаю сам, но при возникновении серьезных проблем обращаюсь к механикам компаний-спонсоров – BMW и Promoto. В 2010-м у меня появятся помощники. Зимой планируем заняться подготовкой индивидуального, собранного под меня мотоцикла, чтобы начать выступать на нем со следующего сезона.

У вас есть менеджер, заключающий контракты со спонсорами?

Я сам себе менеджер, лично веду переговоры со спонсорами. У моего друга, сильнейшего российского мотофристайлера Алексея Колесникова, есть менеджер, но найти грамотного специалиста очень сложно.

А что спортсмену нужно в первую очередь от менеджера?

Прежде всего он должен облегчить общение со спонсорами, взять на себя «бумажную» работу. Европейские специалисты пока не готовы приезжать в Россию, но думаю, что это лишь пока – работы здесь очень много и уровень постоянно растет.

Вам интересна работа менеджера? Хотели бы вести дела других мотоциклистов?

Мне интересно развиваться не только как спортсмену, но и как менеджеру. Довольно высока вероятность того, что в 2010 году я буду руководить одной из мотоциклетных команд.

Есть ли между российскими спортсменами конкуренция за право выехать на международные старты?

В мотокроссе – да, в этой дисциплине у России достаточно спортсменов высокого уровня, имеющих спонсоров, здесь перед МФР стоит проблема выбора. В эндуро и ралли-рейдах – нет, да и федерация не слишком популяризирует эти направления.

А у вас не было желания попробовать себя в мотокроссе?

Я не покажу в этой дисциплине высоких результатов. Начинать заниматься мотокроссом надо с шести лет, там на первых ролях 20–25-летние. Для того чтобы выйти на хороший соревновательный уровень, нужно тренироваться минимум десять лет. Я же профессионально занялся мотоциклетным спортом в двадцать, хотя катался с детства. В эндуро и ралли-рейдах у меня неплохие шансы, здесь нужно больше опыта, необходимо прежде всего думать, анализировать.

Человек, перешедший из мотокросса в эндуро, сразу начнет показывать высокие результаты?

Далеко не факт. В мотокроссе едут по знакомой трассе, на первый план выходят техника и скорость, а в эндуро трасса неизвестная, постоянно приходится думать, сдерживать себя. Но в любом случае у человека, пришедшего из мотокросса, шансы на высокие результаты есть, ведь технически он готов очень хорошо. Большинство призеров международных соревнований по эндуро и ралли-рейдам старше 40 лет.

Можно ли сказать, что вы еще не вышли на пик карьеры?

Конечно. В нашем виде спорта можно соревноваться на высочайшем уровне и прогрессировать в очень зрелом возрасте.

Партнеры журнала: