Чемпион

Большой спорт №10(36)
Дмитрий Синеоков
На прошедшем в Милане в середине сентября чемпионате мира по боксу россияне завоевали восемь медалей, в два раза опередив по этому показателю ближайших преследователей с Кубы и из Узбекистана.

На прошедшем в Милане в середине сентября чемпионате мира по боксу россияне завоевали восемь медалей, в два раза опередив по этому показателю ближайших преследователей с Кубы и из Узбекистана. Однако наград высшего достоинства в копилке команды всего две. Одну из них завоевал Егор Мехонцев в весовой категории до 91 килограмма, при том что еще год назад спортсмен соревновался с противниками, которые на десять килограммов легче.

О том, почему он вынужден был набирать вес, легко ли далась победа и некоторых особенностях профессионального бокса Егор Мехонцев рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Как вы оцениваете свой чемпионский титул? Все ли было справедливо, с вашей точки зрения?

Я всегда верю в свои силы, в то, что я лучший. Безусловно, ехал в Милан за золотой медалью, но соперники были очень серьезными. Особенно сложным оказался полуфинальный бой с украинцем Александром Усиком. Непросто пришлось и с серебряным призером Олимпиады в Пекине итальянцем Клементе Руссо, прежде всего из-за судейства. Думаю, три-четыре очка арбитры мне недодали, я победил явно с большим счетом, чем 7:5.

Недавние изменения в правилах, когда вместо четырех раундов по две минуты боксеры проводят три по три, вам на руку?

Думаю, да. Особенно в бою с Усиком. После двух раундов я уступал с разницей в одно очко, а в третьем воспользовался усталостью соперника. Украинец не выдержал настоящего мужского бокса. При новом формате большее значение имеет физическая подготовка.

Еще год назад вы выступали в более легкой весовой категории. Сколько весите сейчас?

84–85 килограммов. Соперники обычно крупнее меня, тот же Усик, который явно превосходил в габаритах, убегал от меня, как будто я шел на него с топором. Тренеры советовали набирать вес, но пока не получается. Когда представители челябинского филиала «Динамо» предложили мне попробовать себя в весовой категории до 91 килограмма, я весил 81, после чего немного «подкачался». Но больше вес не увеличивается.

Намного ли выше конкуренция в вашей нынешней весовой категории, чем в предыдущей?

Артур Бетербиев, завоевавший золотую медаль в более легкой категории, на самом деле весит примерно столько же, сколько и я, – просто «сушится» перед соревнованиями, я же этого не делаю. Многие другие боксеры тоже сгоняют вес, большинство моих соперников по весовой категории до 91 килограмма во внесоревновательный период весят по 94–95. А конкуренция везде приличная, особой разницы нет.

Как вы оцениваете результаты партнеров по сборной России?

Выступили очень хорошо, особенно на фоне провалившихся кубинцев. Восемь российских боксеров вышли в полуфинал – такое случается далеко не на каждом чемпионате мира. Я не ожидал поражений Альберта Селимова в полуфинале и Давида Айрапетяна в бою за золотую медаль.

В супертяжелом весе россияне провалились…

Денис Сергеев на чемпионате мира не впечатлил, в четвертьфинале проиграл Виктору Зуеву из Белоруссии. Но я не скажу, что в России нет сильных боксеров в этом весе, мне лично импонирует Нияз Файзуллин, который из-за травмы руки не смог поехать в Италию. Есть и интересные молодые ребята.

Специалисты в один голос утверждают, что сильнейшим боксером на чемпионате мира в Италии был украинец Василий Ломаченко. Вы согласны с такой оценкой?

Я не видел ни одного боя Василия в Милане, но на чемпионате Европы-2008 наблюдал за ним. У украинца очень хорошая техника, возможно, лучшая в мире. Думаю, Ломаченко и двукратный олимпийский чемпион Алексей Тищенко – действительно сильнейшие на сегодняшний момент боксеры-любители в мире.

В малоизвестных спортсменов в профессиональном боксе деньги вкладывать не хотят, в США даже спарринг-партнеров надо покупать. За месяц мне привели всего одного, и я быстро его нокаутировал. В Германии хорошие спарринг-партнеры были, но промоутеры настаивали, чтобы я готовился без своего личного тренера, в роли которого выступает мой отец. Одного молодого боксера обвести вокруг пальца легче, чем имеющего опытного представителя и советчика

Не собираетесь ли попробовать себя в профессиональном боксе?

До Олимпиады в Лондоне точно останусь в любительском. Мне и сейчас предлагают уйти в профессионалы, как говорится, стоит только удочку закинуть. Но хороших условий почти нет, лучшие – у германских промоутеров. В минувшем олимпийском четырехлетии главным тренером сборной России был Александр Лебзяк, при котором меня «затирали», поэтому я ездил в США и Германию, собирался перейти в профессионалы. Но у меня тогда не было титулов в любительском боксе, а без них на начальном этапе предлагают далеко не лучшие условия. Поэтому особых перспектив для себя я не увидел. В малоизвестных спортсменов в профессиональном боксе деньги вкладывать не хотят, в США даже спарринг-партнеров надо покупать. За месяц мне привели всего одного, и я быстро его нокаутировал. В Германии хорошие спарринг-партнеры были, но промоутеры настаивали, чтобы я готовился без своего личного тренера, в роли которого выступает мой отец. Одного молодого боксера обвести вокруг пальца легче, чем имеющего опытного представителя и советчика. Не раз бывали случаи, когда спортсмена, начинающего карьеру в профессионалах, «подставляли» под очень сильного соперника и первый же бой ломал человеку жизнь. Все должно происходить постепенно.

В какой весовой категории вы собирались выступать в профессионалах?

До 79 килограммов. И сейчас без проблем могу в нее вписаться. На чемпионате мира в Италии я специально заставлял себя есть, чтобы не похудеть. Стресс, аппетита нет. В новую весовую категорию перешел в интересах челябинского клуба, в ней и отбирался на чемпионат мира.

Когда я пытался попробовать себя на профессиональном ринге, мне предлагали всего 5 тысяч евро за бой. Из этих денег надо было платить налоги, которые в Германии весьма велики, и покупать медицинскую страховку. В год предполагалось проводить около восьми поединков. Вот и считайте. Думаю, тот же Алексей Тищенко, сильнейший боксер-любитель, перейдя в профессионалы, в деньгах только потеряет, поскольку в легких весах гонорары меньше, чем в тяжелых

Когда участник сборной России переходит в профессиональный бокс, он поначалу теряет в деньгах?

Каждый случай индивидуален. Олимпийскому чемпиону Пекина в моей нынешней весовой категории Рахиму Чахкиеву, думаю, это было выгодно – он получил хороший стартовый бонус за подписание контракта, приличные гонорары за бои. Когда я пытался попробовать себя на профессиональном ринге, мне предлагали всего 5 тысяч евро за бой. Из этих денег надо было платить налоги, которые в Германии весьма велики, и покупать медицинскую страховку. В году предполагалось проводить около восьми поединков. Вот и считайте. Думаю, тот же Алексей Тищенко, перейдя в профессиональный бокс, в деньгах только потеряет, поскольку в легких весах гонорары меньше, чем в тяжелых. Не удивительно, что он сохраняет любительский статус.

Может, имеет смысл попробовать себя в профессионалах в роли супертяжеловеса?

Вряд ли, комплекция не подходит. Руслан Чагаев примерно моего роста, но более мощный. Хотя за очень большие деньги возможно все, тот же Джеймс Тони выступал в весовой категории до 72 килограммов, а сейчас супертяжеловес, «раскачался».

Как болельщику вам какой бокс больше нравится – любительский или профессиональный?

Смотрю оба вида, но в профессионалах только бои с участием «звезд» вроде Мэнни Пакьяо и боксеров с постсоветского пространства. Думаю, что в супертяжелом весе сильнейшие – это братья Кличко. Кто из них конкретно? Какая разница – друг против друга на ринг они все равно не выйдут.

А кроме бокса какими-то еще видами спорта вы интересуетесь?

На сборах с интересом следил за чемпионатом мира по легкой атлетике, а вот игровые виды не очень люблю, хотя болею за сборные России по всем дисциплинам. Сам я поначалу год занимался лыжными гонками, затем перешел в бокс. Выбора, собственно, и не было: отец – тренер, брат – боксер.

Какое у вас образование?

В Екатеринбурге окончил УГТУ–УПИ, специальность связана со спортом. Особого желания работать тренером у меня нет. С другой стороны, что я еще умею? Будучи действующим спортсменом, очень сложно получать образование в какой-либо иной области. Все же восемь месяцев в году нахожусь на сборах.

Не тяжело ли это с психологической точки зрения?

Если хочешь добиться успеха, надо чем-то жертвовать. Иногда смотришь на студентов, у которых много свободного времени, и появляется чувство легкой зависти. Но ради победы на чемпионате мира, Олимпийских играх можно и потерпеть. Я в течение года готовился к первенству планеты в Италии, отказывал себе во многом. Но те эмоциональные переживания, которые охватывают в момент, когда рефери поднимает твою руку по окончании финального боя на чемпионате мира, этого стоят.

Партнеры журнала: