4500 километров нон-стоп

Большой спорт № 6-8 (132)
Андрей Супранович
Триатлон Ironman – одно из самых сложных однодневных соревнований в мире. Это 3,8 км вплавь, 180 км на велосипеде и марафонский бег на 42,2 км. Такой микс покоряется не многим, но самые выносливые ставят перед собой еще более амбициозные цели. Владимир Волошин свой первый Ironman преодолел в 2010 году. Два года назад он взял высокую планку, выдержав 5-кратную дистанцию, а в конце 2018 года одолел и формат DECA One per day, пройдя полную дистанцию Ironman 10 дней подряд и выиграв общий зачет. Общий путь длиной в 2260 км Владимир планировал преодолеть за 150 часов, но уложился в 131 час. О том, как ему это удалось, и реально ли удвоить личный рекорд он рассказал в интервью «Большому спорту».


Вы бренд-амбассадор Mercedes-Benz. Как вы им стали и почему?
Все просто. Пикап X-Класса просто мне очень подходит, как, впрочем, и любому активному человеку, который занимается спортом и является авантюристом по натуре. И я не просто амбассадор автомобиля, а на самом деле постоянно им пользуюсь. С Mercedes-Benz связана вся жизнь – путешествую на нем с семьей по России и Европе, перемещаюсь в городе и за городом, езжу на тренировки. В багажнике у меня всегда велосипед, форма – очень удобно.

Как обычно проходит ваш день?
Каждый день я встаю в пять утра. Полчаса я разбираю почту, а в 05:30 уже выбегаю на первую тренировку. В 07:15 заканчиваю, и еду по делам в город. Вечером снова иду тренироваться. В общем, где-то 2,5 часа в день уходит на спорт.

Многие ваши коллеги утренние пробежки объединяют с деловыми встречами. Вы тоже?
Я один из первых, кто начал практиковать подобное в России. Шесть лет назад был в США и обратил внимание, что люди по утрам бегают парами. Спросил, в чем дело, и мне рассказали, что это такой модный способ для бизнес-встреч. Вернулся в Москву и стал делать точно так же. Так что зимой в 7 утра, а летом в 6 утра у меня постоянно такие пробежки. В год до 400 новых людей присоединяется ко мне в начале дня. Я обычно бегу  в темпе собеседника, ведь утром не так важно бежать быстро. Так что, в принципе, любой может прийти на встречу. Совсем новички преодолевают 10 км за 1,5 часа. Иногда переходим и на шаг, если собеседнику тяжело из-за отсутствия практики. А вот погода не имеет значения, встречаемся и в ливень, и в снег, и в –30°. Неблагоприятные условия не должны быть поводом для отмены тренировки. Это скорее дополнительный драйв.

В путешествиях тоже тренируетесь?
Да, в багажник X-Класса помещается все: и вещи, и велосипед, и гидрокостюм. А также беговые лыжи и ботинки, если это зимняя поездка. Еще и место остается. Поездки я стараюсь приурочить к какому-нибудь старту. К примеру, в прошлом августе в Таллине проходил этап Ironman, так что мы прокатились по Прибалтике и приехали туда.

10 лет назад вы начали тренировки, чтобы улучшить здоровье и сбросить вес. Как все это переросло во что-то серьезное?
Регулярные занятия и тренировки привели в мою жизнь людей, с которыми оказалось очень интересно общаться, заниматься спортом, путешествовать, выступать на соревнованиях. Так постепенно я вкатился, полюбил триатлон, стал ставить перед собой все новые и новые вызовы. Теперь за моими плечами 19 Ironman дистанций. 

Как триатлон стал не только вашим хобби, но и бизнесом?
Знаете, люди в своей жизни могут делать хорошо всего две-три вещи. В 2014 году я подумал: если уж открывать бизнес, то в той сфере, в которой я разбираюсь. Моя компетенция в маркетинге, стратегии, моделировании сценариев развития бизнеса пригодилась и в спорте. Так появились Newman Sport & Business Consulting – агентство по спортивному маркетингу – и «Архитектура спорта», которая организовывает соревнования по триатлону Ironstar и Фестиваль бега Rosa Run. 

Вы также трудитесь в «Трудовых резервах». Что входит в ваши обязанности?
«Тружусь» – это сильно сказано. Я являюсь вице-президентом по маркетингу. Это важный проект, в который я вовлечен. Мы создаем игрока № 1 в корпоративном спорте. Что занимает много времени, но для тренировок оно все же остается. 

Вы организовываете Фестиваль бега Rosa Run и планируете сделать забег в Арктике. Когда его ожидать?
Rosa Run и IRONSTAR – это партнерские проекты, в которых являюсь сооснователем, а забег в российской Арктике – моя личная инициатива. Пока прорабатываю этот вопрос, ищу возможности. Все же там не везде можно бегать. Приграничные зоны, белые медведи. Много сложностей.

Очень многие ваши коллеги-бизнесмены участвуют в триатлоне, и вообще основанная масса участников Ironman – обеспеченные люди. Это потому, что подготовка и экипировка стоят дорого?
Спорт – это в большинстве своем удел успешных людей. Еще мне кажется, что только хорошие люди занимаются спортом. Я общаюсь со многими ребятами и девушками, которые бегают или ходят в зал, и в том убеждаюсь. Если говорить конкретно о триатлоне, то сюда приходят, чтобы проявить характер, силу воли, дисциплину. Неудивительно, что люди с такими качествами успешны и в бизнесе. Да, отчасти соглашусь: триатлон – недешевый вид, но он с годами становится все доступнее. Можно участвовать в эстафете, то есть брать на себя что-то одно – бег, плавание или велосипед. Можно брать оборудование в аренду и не тратить на него большие деньги. Решение можно найти, главное – желание. 

Часто ли вы встречаете на стартах миллионеров из списка Forbes?
Частенько. Такие встречи давно не удивляют, миллионеров, готовых испытать себя, все больше. Кто-то, может, еще не в списке Forbes, но наверняка скоро там будет.

Вы часто проводите лекции на тему «Бизнес как спорт». О чем они?
Когда меня приглашают выступить с этой темой, речь обычно идет о мотивации. Никого не собираюсь учить, просто рассказываю, что спорт сделал с моей жизнью, как два часа в день изменили мой круг общения, отношение к себе, планы и цели на будущее. Много говорю о ценности работы в команде, общения с тренерами. Как уметь проигрывать, как не стесняться быть первым. Немного философский взгляд на мир. Пытаюсь объяснить, что можно успевать и в бизнесе, и в спорте, и в семье. Не поздно сделать лучшую версию себя, если начать меняться прямо сейчас.

Вы занялись спортом, чтобы улучшить здоровье. Но преодоление 10-кратной дистанции Ironman (38 км вплавь, 1800 км на велосипеде и 422 км бегом) вряд ли полезно для организма.
Соглашусь, такие соревнования на выносливость не приносят большой пользы моему телу. Важно знать свой предел, дальше которого двигаться не получится. Я никого не призываю повторять мои достижения. Но поймите, к 10-кратному Ironman я планомерно готовился в течение многих лет, по планам, разработанным учеными и специалистами. И не взялся бы за дистанцию, с которой не мог бы справиться. Это тонкий расчет, высшая математика. Если встав с дивана, вы захотите покорить Ironman – это действительно плохая идея. Если бы 10 лет назад мне сказали, что я преодолею 2260 км, я бы только улыбнулся. Но ежедневные, подчеркиваю, ежедневные тренировки и надежная команда сделали это возможным.

Что вы ощутили, когда два года подготовки уместились в 10 дней и все закончилось?
Мы с Владимиром Матвеевым стали первыми людьми в России, преодолевшими 10-кратный триатлон. Я сделал это в формате «день за днем», Владимир – в формате нон-стоп. Мы задали новую планку – теперь есть время, которое можно бить. Впервые в истории россиянин занял первое место, и, конечно, лично для меня это событие года. Все было в кайф, в удовольствие.

После того как вы преодолели 2260 км, нужно было ставить перед собой новую цель? Честно говоря, страшно подумать, какую.
2019-й – год активного восстановления. Это просто тренировки или старты в очень легком и спокойном темпе. Например, на Московском полумарафоне я был пейсмейкером. Просто поддерживаю себя в хорошей форме. В 2020-м собираюсь подать заявку на 20-кратный Ironman. Если попаду, обязательно попробую в нем свои силы. Всего лишь 74 км плавания, 3600 км велогонка и 844 км бег.

В профессиональном спорте в последние годы остро стоит проблема допинга. Как с этим обстоят дела в любительском триатлоне?
Допинг принимают, конечно, пусть и не всегда осознано. В США, в отличие от России, нет тестов для любителей. Так вот, по их данным, около 30% триатлетов используют запрещенные препараты. Представьте, каковы масштабы бедствия у нас! Пока бюджета на тесты нет, но, думаю, рано или поздно они появятся, и мы узнаем правду. Лично я очень осторожно отношусь к таким вещам, так как постоянно участвую в зарубежных соревнованиях и прохожу контроль. Было бы очень стыдно, если бы тест оказался положительный. Поэтому я уже много лет тщательно проверяю любое спортивное питание, любые добавки.

Партнеры журнала: