Взломщик стереотипов

Большой спорт №11 (21) ноябрь 2007
Дмитрий Маслов
Сын генерала, выпускник МАМИ и бывший сотрудник АЗЛК, он давно мечтает организовать в России дрэг-гонки по американскому образцу.

Сын генерала, выпускник МАМИ и бывший сотрудник АЗЛК, он давно мечтает организовать в России дрэг-гонки по американскому образцу. О трудностях на этом пути и об отечественном дрэгстере председатель московского Hot Rod Club, президент Лиги дрэг-гонок SDRL Антон Чернов рассказывает в интервью журналу BOLSHOI sport.

Где появился на свет этот автомобиль, из каких деталей и кем был собран?

Заказчиком был Ильгиз из Уфы, который захотел построить настоящий дрэгстер, а не уличную машину. Это автомобиль класса Pro Street. Серийный кузов максимально облегчен, есть каркас безопасности. Из Австралии был привезен атмосферный двигатель объемом 10,3 л c громадным четырехкамерным карбюратором, установлена система впрыска закиси азота. В результате мощность мотора превышает 1200 л. с., а крутящий момент равен 1600 Нм, что в три раза больше, чем у болидов «Формулы-1».

Профессиональные компоненты – американская рама Pro Street и задние лонжероны. Трубчатая часть кузова интегрирована с каркасом безопасности, передняя подвеска – гоночная облегченная. Кроме того, на машине стоят очень легкие передние колеса, неразрезной задний мост, мягкие покрышки, давление в которых составляет 0,6 атмосферы. Остановиться за максимально короткое время на скорости свыше 200 км/ч дрэгстеру помогают парашют и опорные ролики. Задний дифференциал полностью блокируется, чтобы не было пробуксовки. Коробка передач – автоматическая, трогаться можно, нажав лишь одну кнопку на руле. Сейчас у автомобиля непрофессиональный гоночный каркас, но в следующем сезоне мы надеемся поставить настоящий, и, кстати, стоимость авто от этого сильно не изменится. В качестве топлива используется обычный бензин с октановым числом 98.

Создавалась эта машина в Новосибирске братьями Леонидом и Романом Топорковыми. Роман познакомился в Австралии с местными специалистами, которые показали, из каких компонентов и как строить настоящий дрэгстер. Теоретически на нем можно было бы выиграть европейские гонки, но он не проходит по требованиям безопасности, так как передние лонжероны не связаны с трубчатым каркасом.

Во сколько же все это обошлось?

По запчастям – примерно в 70 тысяч долларов. С учетом затрат на таможню и доставку это недорого. Стоимость аналогичной машины в США составляет около 45 тысяч. В идеальных условиях этот дрэгстер способен проехать 402 метра менее чем за 9 секунд, что соответствует классу Super Competition.

Если такой автомобиль можно купить за 45 тысяч долларов, зачем строить его за 70 тысяч? Чтобы показать, что в России тоже могут это делать?

Заказчик просто решил, что ему намного интереснее построить дрэгстер своими силами, чем приобрести уже готовый. Увидеть все, на что способна эта машина, можно только на асфальте без камней, причем хотя бы первые 20–30 метров трассы нужно полить клеем. Однако пока в подобных условиях нашему автомобилю ездить не приходилось. Он участвовал в дрэг-битве, но проиграл полноприводному Nissan Skyline, в который было вложено гораздо больше денег.

Дрэгрейсинга в России практически нет. Что препятствует его развитию и каковы вообще перспективы этого вида спорта?

Как член Российской автомобильной федерации я уверен, что РАФ должна наконец-то регламентировать дрэгрейсинг. В России гоняются по классам, названия которых взяли из Street Outlaw Racing League, а ведь ни в одной гоночной серии объем двигателя не учитывается – только минимальный вес и количество цилиндров. В России в гонках преимущественно принимают участие уличные японские автомобили с механическими коробками передач, пусть и после серьезного апгрейда. И главный козырь российских дрэгрейсеров – то, что их машина приспособлена и для повседневной езды. Но пусть они скажут, какой у автомобиля теперь расход топлива и сколько мотор проживет после подобного тюнинга.Часто форсировать серийный двигатель обходится дороже, чем купить и поставить гоночный.

В России мы ничего не знаем о самых популярных американских гонках, и гонки на Street Legal Cars – машинах, на которых можно ездить по обычным дорогам, – к таковым не относятся. Самый главный критерий для автомобилей, подготовленных для дрэгрейсинга, – время на дистанции 402 метра. Наш Chevrolet Camaro построен только благодаря тому, что автор видел, как в Австралии гоняются настоящие дрэгстеры. Этот вид спорта – отнюдь не японское изобретение, машины в нем должны быть с американским двигателем V8, даже если кузов японский. Неважно, сколько у тебя лошадиных сил – ты скажи, сколько у тебя «ньютонов». Другими словами, самое главное в гонках на ускорение – крутящий момент двигателя, а он изменяется с объемом. Чтобы увеличить крутящий момент, достаточно взять больший объем и залить гоночное топливо. А кузов на трубчатое шасси можно присобачить любой.

Когда в России появятся дрэгстеры с двигателями на жидкой взрывчатке – нитрометане?

Только тогда, когда будет профессиональный дрэгстрип. Мощность 8-литрового двигателя с механическим компрессором на таком топливе доходит до 7 тысяч лошадиных сил, подобные моторы служат несколько часов, потом взрываются, если не успеть их перебрать. Дрэгстеры вообще часто взрываются. Частично поэтому они так привлекают зрителей. Все знают, что какой-нибудь автомобиль, участвующий в гонке, может взорваться, а народ очень любит аварии, катастрофы и столкновения. Отсюда и популярность гонок на выживание – когда «умирает» какая-то машина, это по-настоящему круто.

Партнеры журнала: