Два взгляда

Большой спорт №11 (21) ноябрь 2007
Евгений Арабкин
Президент девелоперской компании «Новая Площадь» Борис Букатов был известен в мире ралли-рейдов как успешный пилот и участник проекта Team Russia, созданного специально для участия в Dakar.

Президент девелоперской компании «Новая Площадь» Борис Букатов был известен в мире ралли-рейдов как успешный пилот и участник проекта Team Russia, созданного специально для участия в Dakar. Не так давно он удивил партнеров по команде, войдя в состав комиссии Российской автомобильной федерации по ралли-рейдам. Заместитель генерального директора компании «Росагролизинг» Леонид Новицкий своего статуса не менял и выиграл чемпионат России по ралли-рейдам. В разговоре с ними журнал BOLSHOI sport попытался выяснить, чем взгляд спортсмена отличается от взгляда спортивного чиновника.

Довольны ли вы сейчас тем уровнем, на котором в России проходят соревнования по ралли-рейдам, классом участников и тем, какое освещение это получает в СМИ?

Борис Букатов (ББ): Я начну с наболевшего. Ралли-рейды – это единственная автоспортивная дисциплина, где у нас есть обладатель Кубка мира. Несмотря на это, гонки освещаются очень скудно, есть только пара передач, которые за счет ралли-рейдов и существуют. При этом дисциплина динамично развивается во всем мире и, что самое главное, она дает возможность заниматься спортом взрослым людям. Сюда необязательно приходить в детстве, начать можно очень поздно и все равно добиться хороших результатов.

Леонид Новицкий (ЛН): Уровень соревнований – достаточно приемлемый. Лично мне для интриги и для борьбы за лидерство хватило бы и одного соперника, потому что все российские соревнования я рассматриваю как тренировки перед Dakar. Проблема же наша заключается в том, что почти нет новых людей. Наверное, руководство РАФ недостаточно этим занимается. Еще одна проблема – СМИ. Они ориентированы на работу с теми, кто оплачивает освещение, и поэтому просто выполняют желания заказчика. Но это непродуктивно и неинтересно.

Каким вы видите свое положение в системе российских ралли-рейдов, что зависит от вас и от чего зависите вы?

ББ: От комиссии Российской автомобильной федерации (РАФ) зависит очень многое, она решает, как дисциплина будет жить в следующем году. Регламенты состязаний, технические новшества и ограничения – все эти вопросы находятся в компетенции комиссии. Сейчас мы стараемся поддерживать традиционные соревнования, кубки, то есть те мероприятия, которые могут обеспечить приток «свежей крови». К сожалению, к нам действительно приходит не очень много новых людей, но это связано с тем, что соревнования требуют от них довольно высоких затрат.

ЛН: В первую очередь я – участник соревнований. От меня зависит то, как я и наша команда выступим на очередном этапе. А высокие результаты, особенно на международном уровне, всегда привлекают интерес общественности. Ралли-рейдеры заинтересованы в популяризации своего вида спорта, ведь на сегодняшний день, ему в российских СМИ, к сожалению, не уделяется должного внимания. Как организатор соревнований, я также прикладываю все усилия, чтобы как можно больше пилотов могли принять участие и продемонстрировать свои умения. Мы всегда открыты для общения с журналистами и с удовольствием приглашаем их на все соревнования, где можно пообщаться как с именитыми спортсменами, так и с новичками.

Каково соотношение любителей и профессионалов в российских соревнованиях? Насколько такое положение дел способствует развитию и популяризации спорта?

ББ: Все, кто выступает в России, – любители, но несмотря на это, показывают хорошие результаты. Правда, для развития спорта это скорее плохо. Ведь на примере КАМАЗа сразу видно, на каком уровне может выступать настоящая заводская команда. Но наша легковая автопромышленность не уделяет никакого внимания ралли-рейдам – может быть, производители считают, что они не в состоянии бороться с Volkswagen и Mitsubishi. Хотя, помните, был ведь автомобиль «Лада Самара Т3», занимавший второе место в Dakar. Машину, правда, произвели во Франции, но выступала она за тольяттинский завод.

ЛН: Присутствие заводских команд, конечно, пошло бы на пользу российским ралли-рейдам и привлекло к ним дополнительные силы. Поменялось бы отношение к нашим состязаниям. Ведь профессионалы считаются профессионалами не только потому, что входят в заводскую команду. Гонки – это их ежедневная работа. А у нас между выступлениями возникают паузы, нам просто не хватает свободного времени. Я, во всяком случае, до соревнования никакой специальной подготовкой заниматься не могу.

Можно ли утверждать, что ралли-рейды – это спорт для богатых или как минимум хорошо обеспеченных людей, а в противном случае за пилотом или штурманом должен стоять автоконцерн?

ББ: Все зависит от уровня претензий. Чемпионат мира по футболу могут выиграть две-три команды, остальные набираются опыта. В ралли-рейдах то же самое, тут действительно много хорошо обеспеченных спортсменов-любителей, которые, впрочем, не смогут победить заводские команды. Дело еще в том, что это спорт не для молодых. Дистанция очень длинная, и просто быстро ехать недостаточно. Должна быть устоявшаяся психика, терпение. Иногда ты понимаешь, что не можешь обогнать идущую впереди машину из-за шлейфа пыли. И так 10-15 километров. Тут нужно уметь ждать и не рисковать. Эти качества есть у зрелых, давно сформировавшихся людей.

ЛН: Нет, если говорить о российском чемпионате, это совершенно неверно. Человек с автомобилем отечественного производства может ездить в национальном классе. Я же выступаю в категории Super Production, где техника позволяет бороться за хорошие места не только в России и стоит больших денег. Но вкладывать исключительно свои средства не обязательно, нужно просто правильно выстраивать работу со спонсорами. Хотя есть исключения. Ведь речь идет о спорте, о пропаганде здорового образа жизни, о спорте – двигателе технологического прогресса. И мы благодарны компаниям, которые понимают это и поддерживают нас.

Одна из последних автоспортивных и одновременно деловых новостей: американский гонщик Дэйл Эрнхардт заключил спонсорские контракты на 25 миллионов долларов в год. Какие перспективы у его российских коллег?

ББ: Честно говоря, пока я не вижу никаких перспектив. Может быть, дети, которые сейчас подрастают, станут свидетелями чего-нибудь подобного. Родители с раннего возраста вывозят их кататься в Европу, где на них теоретически могут обратить внимание. А в России, где компании, которые могут быть спонсорами, не имеют никаких налоговых льгот и должны помогать спортсменам из чистой прибыли, рассчитывать на серьезные суммы не приходится.

ЛН: Сегодня предпосылок для прихода таких спонсоров нет. Компаниям, готовым тратить значительные средства, как минимум нужен функционирующий рынок. Один из главных его элементов – телевидение. А у нас только Dakar и только по одному каналу. И динамика изменений очень неоднозначна: до прошлого года не освещался Dakar, но урывками освещался чемпионат России, в этом году все наоборот. Нет стабильности, нет понятной перспективы, все бессистемно. В таких условиях очень сложно заинтересовать спонсоров.

В ситуации, когда спортсмены и спортивные функционеры являются успешными бизнесменами, не должны ли они взять на себя функции маркетологов и предпринимать какие-то последовательные действия, чтобы заинтересовать рынок своим продуктом?

ББ: Мы все по мере сил занимаемся этим. К сожалению, результат здесь хуже, чем в моем основном бизнесе. Но сам продукт есть, и большим подспорьем дисциплине стал Dakar, который хорошо освещается. Используя эту волну, можно было бы держаться целый год, до следующего Dakar. Потом люди узнали бы пилотов, поняли, за кого они болеют. Ведь спорт очень персонифицирован. Когда Романцев убрал Тихонова из «Спартака», многие потеряли интерес к команде. Спорт делают личности, и наша задача – создание личности. Но все-таки я думаю, что нормальный спортивный рынок увидят только наши дети. А сейчас мало того, что мы сами оплачиваем создание продукта, делаем картинку – так телевидение нам может еще и предложить заплатить за ее размещение.

ЛН: Такая работа проводится, и она действительно нужна всем, потому что приведет к качественному улучшению соревнований. В гонках просто-напросто становится интереснее участвовать. Сейчас мы взяли на себя организацию этапов чемпионата России. Все, кто имеет возможность привлекать какие-то деньги, занимаются этим.

Если российские спортивные каналы мало показывают ралли-рейды, есть ли какой-то коммерческий смысл в том, чтобы привлекать европейское телевидение?

ББ: Пока это дороговато для нас. Любой этап Кубка мира проводится на средства спонсоров, любой этап чемпионата России – на деньги организаторов, а часто и самих спортсменов. Поэтому приглашать европейский канал, не имея никаких гарантий, что это будет показано, мы не в состоянии.

ЛН: В прошлом году мы участвовали в этапе Кубка Европы и сотрудничали с одним из ведущих западных спортивных каналов. Стоимость их услуг по производству, то есть съемке, монтажу и всей остальной работе, гораздо ниже, чем в России. Так что большого коммерческого риска в приглашении европейского телеканала я для себя не вижу. Наоборот, наших телевизионщиков должно пугать присутствие иностранцев, ведь они могут купить эксклюзивные права на трансляцию того или иного соревнования. Кроме того, крупные российские компании, которые могут считаться нашими потенциальными спонсорами, как раз заинтересованы в том, чтобы их видели в Европе.

Что думают о российских ралли-рейдах на Западе? Насколько наши соревнования интересны профессионалам?

ББ: У нас есть гонка «Северный лес» – единственное в мире соревнование по ралли-рейдам, проходящее на снежном и ледовом покрытиях. В этом году приезжали французы, приезжал обладатель Кубка мира в классе Production, и все остались очень довольны. Для них это была экзотика, обещали в следующем году вернуться.

ЛН: Наши соревнования смотрят как минимум с интересом и с уважением относятся к российским пилотам. Но для того чтобы иностранцы приезжали к нам регулярно, РАФ нужно проводить определенную работу. Наши ралли-рейды должны иметь международный статус, чтобы европейские гонщики могли засчитывать полученные результаты в какой-нибудь квалификации и имели возможность размещать свои спонсорские пакеты.

Что, с точки зрения пилота и спортивного чиновника, могут сделать спортивный чиновник и пилот, чтобы привлечь в ралли-рейды стратегических спонсоров и расширить аудиторию?

ББ: Пилоты должны выступать лучше. Помимо этого от них требуется только одно – пытаться взаимодействовать с прессой. Они должны стараться себя показывать, давать интервью и уметь рассказывать так, чтобы было интересно простому зрителю. Хотя лидеры нашего чемпионата никогда не отказывают журналистам в общении.

ЛН: Создавать условия для СМИ, на мой взгляд, должны чиновники. Один из способов – делегировать все полномочия генеральному подрядчику. Продать спонсорский пакет на весь чемпионат России проще, чем продавать отдельные этапы. В этом пакете, конечно, будет и право на освещение чемпионата, а если с телевидением и прессой вести речь о системной работе, договариваться станет легче. Каждая сторона должна почувствовать выгоду. Пять этапов – пять итоговых программ, пять подготовительных. Спонсор получает эфирное время, а телевидение – серийный продукт.

Партнеры журнала: