Формула скандала

Большой спорт №11 (21) ноябрь 2007
Алексей Кузнецов
BOLSHOI sport попытался составить свою типологию известных «формульных» скандалов.

«Шпионское дело», в результате которого британская команда MacLaren была лишена всех очков в зачете Кубка конструкторов в чемпионате 2007 года и оштрафована на 100 миллионов долларов, еще долго будет будоражить мир автогонок. Между тем сам по себе этот случай не является чем-то особенно сенсационным. Шпионские страсти отнюдь не в первый и уж точно в не последний раз сотрясают «Формулу-1». Просто в этом сезоне FIA решила проявить жесткость и назначить виновным особо унизительное наказание. Но так она поступала не всегда. BOLSHOI sport попытался составить свою типологию «формульных» скандалов.

Большое шоу непременно должно сопровождаться большими скандалами – иначе почтеннейшей публике будет неинтересно. Таков закон шоу-бизнеса. Ну а с тем, что большой спорт давно стал его органичной частью, вряд ли кто будет спорить. В лексикон спортивных теоретиков и комментаторов прочно вошли словосочетания вроде «футбольный спектакль» или «теннисное шоу». «Белым цирком» почти официально называют розыгрыш горнолыжного Кубка мира. Множество подобных определений употребляется и применительно к автомобильному спорту, а особенно – к «Формуле-1» и многочисленным заокеанским сериям.
В силу соревновательной специфики, отличающей спорт от эстрады или театра, поводов для конфликтов может быть бесчисленное множество. В автоспорте к тому же существует очень строгий регламент состязаний и технические ограничения, нарушение которых может дать участнику незаметное для постороннего глаза, но абсолютно неспортивное, по мнению специалистов, преимущество. Нечестная борьба и неспортивная победа – вот главные причины скандалов, регулярно сотрясающих гоночный мир.

Великое выяснение отношений

Конец 1980-х в «Формуле-1» запомнился сумасшедшей конкуренцией между двумя супермастерами – Аленом Простом и Айртоном Сенной. Эта фантастическая пара пилотов в сезоне 1988 года оказалась в одной команде – MacLaren, после чего дух раздора витал буквально над каждой гонкой тогдашней «Формулы».
В сезоне 1989 года в Гран-при Японии Прост фактически вытолкнул Сенну с трассы, однако тот вернулся в гонку и даже смог победить. Но представители Международной федерации автоспорта (FIA) заявили, что Сенне помогли выбраться на трассу, и дисквалифицировала бразильца, после чего титул чемпиона мира автоматически перешел к Просту. Сенна объявил о начале открытой войны и обвинил FIA в предвзятости, за что едва не лишился суперлицензии «формульного» пилота. В итоге все закончилось извинениями Сенны и штрафными санкциями, наложенными на него FIA.

Но это не самый яркий эпизод в истории их противостояния. Однажды в знак протеста против тех привилегий, которые команда MacLaren предоставляла Просту, Сенна демонстративно выбросил в толпу болельщиков кубок, врученный ему как победителю этапа. В другой раз во время квалификации он не подчинился сигналу из боксов – черному флагу, который предписывал ему завершить движение по трассе. А в 1990-м году, когда Прост ушел в Ferrari, Сенна отомстил ему в том же самом Гран-при Японии, выбив соперника с трассы. Неизвестно, почему (может, чтобы не слишком накалять страсти), но в тот раз FIA решила не вмешиваться в ситуацию, и моральное превосходство осталось за Сенной – в придачу к чемпионскому титулу. Надо ли говорить, с каким вниманием следил весь мир за этой коллизией и сколько миллионов заработали на ней организаторы чемпионатов мира и чиновники FIA.

Увы, Айртон Сенна погиб в 1994 году, в так называемый черный уик-энд в Гран-при Сан-Марино. Накануне в квалификации разбился австриец Роланд Ратценбергер, а в гонке пришла очередь и Сенны. Некоторые комментаторы, в том числе и российские, во всеуслышание объявили виновником его гибели немца Михаэля Шумахера. Однако для подобных обвинений вряд ли есть основания: установлено, что Сенна погиб из-за механической неисправности его болида. Тем не менее налет скандальности, искусственно подогреваемый журналистами, остался вокруг этой истории навсегда.

Не слишком честный Шуми

С уходом Алена Проста и гибелью Айртона Сенны «Формула-1», конечно, потеряла свою неповторимую привлекательность, а появление на горизонте великого немца Михаэля Шумахера едва не снизило интерес к гонкам до критического уровня. Сперва Шумахер завоевал два титула в составе не самой сильной команды Benetton, после чего перешел в богатую, но очень слабую в те годы Ferrari и принялся вытаскивать ее из кризиса. Начало спортивной карьеры гонщика ознаменовалось двумя крупными эксцессами.

В тот же год, когда погиб Сенна, Шумахер мог стать победителем мирового первенства уже в середине чемпионата – но FIA искусственно его «придерживала», боясь падения зрительского интереса. Технические экспертизы следовали одна за другой, затем немца несколько раз дисквалифицировали, тогда как его главный соперник Дэймон Хилл выигрывал гонку за гонкой. Накануне последнего этапа ситуация была неясной. Шумахер лидировал в чемпионате с превосходством в одно очко, в гонке он также шел впереди, однако на 36-м круге ошибся. На его машине сломалась подвеска, после чего Хилл попытался его обогнать – и Шумахер откровенно подставил свой болид под удар. Оба пилота вылетели с трассы, однако санкций не последовало, и Шумахер стал чемпионом.
Нечто похожее учинил неистовый Шуми в Гран-при Европы в испанском Хересе три года спустя. Сезон 1997 года проходил под знаком его борьбы с пилотом Williams Жаком Вильневым – сыном Жиля Вильнева. В предпоследней гонке в Японии Вильнев был дисквалифицирован, хотя опережал Шумахера на девять очков и мог досрочно обеспечить себе титул. Победителем с перевесом в одно очко стал Михаэль. И вот в Хересе на 48-м круге Вильнев пошел на обгон Шумахера – но тот вновь, как и три года назад, попытался подставить свою машину под болид конкурента. Однако на этот раз фортуна от немца отвернулась: он вылетел с трассы. FIA начала расследование инцидента и в итоге приняла решение лишить Михаэля Шумахера второго места в чемпионате 1997 года с сохранением всех достигнутых результатов в квалификациях и гонках. В сущности это означало дисквалификацию на сезон.

Впрочем, это не спасло «Формулу-1». Как известно, впоследствии Шумахер начал выигрывать чемпионаты мира практически без серьезного сопротивления, что резко снизило зрительский интерес к легендарной гоночной серии. По количеству титулов немец опередил рекордсмена прошлых лет, великого аргентинца Хуана-Мануэля Фанхио. Последний побеждал пять раз, Шумахер же покинул большой спорт, имея в своем активе целых семь титулов.

Слабые против сильных

Эксперты не раз признавали, что Михаэль Шумахер скорее навредил «Формуле-1», чем способствовал ее дальнейшему развитию: его многолетнее безоговорочное доминирование привело к снижению зрительского интереса. В заокеанских гоночных сериях великому немцу вообще вряд ли позволили бы столь настойчиво побеждать. Там действует жесткий принцип: главное – не победа, а интрига. Стоит, например, кому-то из пилотов уйти в отрыв от основной группы, как организаторы мгновенно находят повод для того, чтобы выпустить на трассу машину безопасности (пейс-кар). Обгонять в это время нельзя ни ее, ни друг друга, темп гонки снижается, все участники выстраиваются в ряд и медленно следуют за пейс-каром. После рестарта отставшие получают новый шанс вмешаться в ход гонки.

Не допускать явных лидеров и постоянно помогать слабым, чтобы не снижать накал борьбы и не терять публику, – это основное требование всего американского спорта. Победа одной команды в чемпионатах игровых лиг NHL, NBA, NFL и MBL два года подряд рассматривается как ЧП: собирается совет лиги, отыскиваются способы усиления слабых. На это же направлена и система драфта, когда самые сильные молодые игроки отправляются в слабейшие клубы. Никакого не смущает, что эта «система пейс-кара» выглядит нечестной с точки зрения чистоты спортивной борьбы. Зато с позиций шоу-бизнеса в ней нет ничего некорректного.

Пару лет назад на старте гонки в Индианаполисе оказалось лишь шесть болидов – по два от команд Ferrari, Jordan и Minardi. Причиной неявки остальных семи команд стали проблемы с покрышками фирмы Michelin, в то время как три названные команды пользовались продукцией Bridgestone. Руководство FIA на компромисс с шестью командами не пошло, запретив замену подозрительных комплектов резины на новые. В итоге после прогревочного круга 14 из 20 болидов по соображениям безопасности демонстративно вернулись в боксы. Публика была возмущена, потребовав отмены этапа и возврата денег, однако гонка все же состоялась, и выиграл ее Михаэль Шумахер, который в тот момент в общем зачете безнадежно отставал от пилота Renault Фернандо Алонсо.

Никаких комплексов по поводу такой «победы» немец не испытал. А FIA предъявила «уклонистам» ряд претензий: отсутствие подходящей к данной трассе резины, отказ от старта в гонке, отказ от проведения гонки с соблюдением безопасной для шин скорости, сговор с другими командами и, как следствие, нанесение вреда имиджу «Формулы-1».

Репутация гоночной серии действительно пострадала – но скорее из-за действий чемпионов. По ходу этой гонки даже пилоты Ferrari не смогли создать хоть какую-то видимость борьбы. Примерно в середине старта, когда отрыв Шумахера от второго пилота Ferrari Рубенса Баррикелло сократился, тот, следуя приказу из боксов, оставил в покое семикратного чемпиона мира и позволил Шумахеру одержать первую победу в сезоне. Это и стало завершением скандальной истории – прямо скажем, не очень достойным чемпиона и его команды.

Находка для шпионов

И наконец, последний по времени, самый громкий скандал – так называемое «шпионское дело MacLaren». Весной 2007 года Ferrari подала иск против своего главного механика Найджела Степни, который якобы шпионил в пользу британской команды. Расследование показало, что все обвинения правдивы. Более того, факт того, что в руки MacLaren действительно попала секретная информация, подтвердили пилот команды Фернандо Алонсо и ее тест-пилот Педро де ла Роса. MacLaren была оштрафована на 100 миллионов долларов и лишена всех очков, набранных в зачете Кубка конструкторов. Апелляцию команда решила не подавать, хотя поначалу ее руководство отрицало факт использования секретной информации. Кубок досрочно достался Ferrari.

Пока трудно сказать, насколько такое решение пойдет на пользу автоспорту. Ясно лишь, что интерес публики к «Формуле-1» он подогрел. Но любопытно другое: многие, весьма авторитетные в «формульном» мире люди не были столь однозначными в своих высказываниях. Например, известный в прошлом пилот Мика Сало заявил, что не увидел ничего нового во взаимоотношениях двух команд. «Когда я был гонщиком Ferrari, мы всегда шпионили за MacLaren. После каждой свободной практики передо мной всегда был лист бумаги с записью диалога пилотов и инженеров британской команды», – откровенно признался Сало. Основатель и бывший владелец команды Jordan Эдди Джордан также заявил, что подобные инциденты происходили и раньше, но все всегда решалось за закрытыми дверями. Сегодня FIA почему-то позволила ситуации дойти до точки кипения, и последствия этой истории скажутся на «Формуле» в целом.

В истории «королевских гонок» был случай, когда в 1984 году команда Tyrrell, несмотря на очевидное техническое отставание, неожиданно вошла в число лидеров. После расследования выяснилось, что в конструкции болида были резервуары для воды, которые официально охлаждали тормоза, хотя на самом деле вода постепенно сливалась на трассу, что позволило уменьшать вес болида и получать преимущество в гонке. А чтобы пройти весовой контроль, на последней дозаправке вместе с топливом в болид помещали множество свинцовых шариков.
Tyrrell строго наказали: команда и пилоты лишились всех достигнутых результатов и были дисквалифицированы на весь сезон. Сегодня MacLaren этого избежать удалось, но скандальная репутация, похоже, надолго закрепилась как за этой командой, так и за гоночной серией в целом.

Шпионаж, высокие технологии и сумма в 100 миллионов долларов – все это, конечно, существенно повысило общественный интерес к «Формуле-1», но вряд ли кто-то будет спорить, что наблюдать за эксцентричными выходками непредсказуемого Сенны и даже за не совсем честной борьбой Шумахера намного интереснее, чем за подковерными играми больших корпораций.


Российский вклад

Несколько лет назад участницей «формульного» скандала неожиданно стала и Россия. Когда в 2002 году владелец «Формулы-1» Берни Экклстоун приехал в Москву для подписания контракта с мэром российской столицы Юрием Лужковым на строительство автодрома в Нагатинской пойме и проведение Гран-при России в 2003-м, все пошло совсем не так, как планировалось. Неожиданно выяснилось, что чиновники не сообщили Лужкову всех деталей договора – в частности, финансовые условия сильно отличались о того, как их представлял себе хозяин российской столицы. Контракт не был подписан, и перспективы России в отношении проведения собственного «формульного» этапа в одночасье сделались более чем туманными. Теоретически этот огромный и практически неосвоенный рынок сбыта должен выглядеть для автопроизводителей весьма заманчиво. Однако после того как с громким треском лопнул московский проект автодрома, число потенциальных инвесторов существенно поубавилось. Громкие заявления московского правительства, едва не начавшаяся продажа билетов на Гран-при России, – все это оказалось пшиком. И «Формула-1», закладывая крутой вираж, объехала Россию стороной.

Партнеры журнала: