Влад Демин – о роли спорта в кино, идеалах и самозащите

Большой спорт №9(75)
Владимир Морозов

В спорт Влад Демин, мастер рукопашного боя и карате, экс-депутат Госдумы и почетный президент Красноярской краевой федерации единоборств, пришел из-за любви к кино: еще в детстве увидел знаменитый советский фильм «Не бойся, я с тобой» и очень захотел быть таким же сильным, как герой Льва Дурова Сан Саныч. Из спортсменов и депутатов в итоге переквалифицировался в актера, сыграв дебютную роль в телесериале «Боец» 2003 года. О первом опыте съемок, лучшей подсказке Станиславского, специфике работы в Госдуме и умении гасить конфликт Влад рассказал журналу «Большой спорт».

Досье

  • Родился 22 июня 1974 года в городе Назарово Красноярского края
  • Почетный президент Красноярской краевой федерации рукопашного боя и традиционного карате
  • С 1999 по 2003 год являлся депутатом ГосДумы РФ
  • Имеет два высших образования: КГПУ (факультет физического воспитания) и РАТИ ГИТИС (актер драматического театра и кино)
  • Снялся в 15 фильмах и сериалах, среди которых «Боец», «Пантера», «Боец-2», «Морпехи», «Бригада: наследник»


Покинув должность главы Федерации рукопашного боя Красноярского края, вы пошли на повышение в Госдуму. Там решали вопросы спорта?
Я возглавил краевую федерацию в 1996-м. За четыре года удалось организовать в Красноярске чемпионат России и воспитать множество мастеров спорта, а главное – классифицировать их достижения по общепринятой системе. Рукопашный бой – неолимпийский вид, поэтому находить поддержку среди чиновников удавалось редко. А поскольку я не мог ходить по кабинетам, решил, что мне нужен другой статус. И предложил свою кандидатуру ЛДПР.

Самостоятельно?
Не совсем. Я был депутатом Законодательного собрания, рассказал о своем желании коллегам. В итоге инициативная группа выдвинула меня как претендента на кресло депутата Государственной думы от партии Жириновского.

Вы помните вашу первую с ним встречу?
Да, состоялось конструктивное общение: рассказал, сколько лет возглавлял федерацию, какой у меня опыт работы в законодательных органах. Также успел сказать, что входил в комиссию по спорту и туризму. Жириновский ответил: «Посмотрим», – осознавая, что спортсмены – самый активный электорат.

Владимир Вольфович – какой он на самом деле?
До того как поступил в ГИТИС, более эрудированного человека не встречал. Я восхищался, насколько быстро он находит аргументы для отстаивания своей точки зрения. Моментально!

Вы проработали в Госдуме четыре года. За это время удалось реализовать задуманное?
Нет, абсолютно! В Госдуме надо преж­де всего заниматься законотворчест­вом. Я же не являюсь юристом или экономистом, окончил Педагогический университет по специальности «физическое воспитание». Госдума дала мне понимание, что везде должны работать профессионалы своего дела. Я решил, что второй созыв не для меня: КПД и так был низким. Курируя же деятельность федерации единоборств в регионе, я, будучи депутатом Заксобрания, отлично понимал, зачем открывал кабинеты пинком, прося зарплаты для наших тренеров, и почему требовал вручать чемпионам положенные «статусы».

Вы с детства в единоборствах. Как обошли футбол и популярный в ваших краях русский хоккей?
Еще у нас любят регби! Меня тянуло ко многим командным видам спорта… Дух коллектива – это здорово. Но не сложилось. Почему? Наверное, я эгоист, привыкший полагаться только на себя. Я родился в маленьком сибирском городке Назарово, где на выбор имелись только секция легкой атлетики и два вида единоборств. Начал с борьбы, затем перешел в бокс: стал выступать, ездить по регионам, благо имелись деньги на таких юнцов, как я. Так обозначилась моя судьба: единоборства стали лейтмотивом всей жизни.

Сколько раз выбирались из критичес­ких ситуаций благодаря навыкам, при­обретенным в единоборствах?
Очень часто! Даже не то чтобы я прос­то кого-то бил или защищался: владея ударной техникой, я мог не реагировать на провокации. При имеющемся арсенале хватало мудрости не вступать в драку, а словом останавливать людей. В этом есть большая заслуга восточных единоборств, давших взвешенность в поступках. Нестандартная ситуация может произойти где угодно, даже в обычной пробке: хотя я могу раскидать, сделать болевой или «положить» двоих-троих водителей…

И такое бывало?
Конечно. Налетали, приходилось сделать два-три контрольных движения в корпус. Удар в печень – человек упал. Или лоу-кик в ногу: парень лежит, не понимая, почему не может нормально встать, а я, наоборот, прокручиваю в голове физиологический процесс, происходящий с ним в данную секунду. Все, конфликт исчерпан. Дальше продолжать нет смысла, люди понимают: им противостоит парень-профессионал. А для чего все это? Чтобы человек не успел вытащить ствол и не начал пичкать меня резиновыми пулями.

После проекта «Вышка» похудел на 6 кг. Сейчас во мне 99, а к съемкам сериала «Боец» раскачался до 110. Шея была как у Монсона!

К сожалению, не редкость, когда с этого начинается конфликт.
Тогда включается философия, моя подготовка в восточных единоборствах, где, во‑первых, нужно показать, что ты не боишься, во‑вторых, конструктивно, иногда прибегая к правильному сибирскому мату, объяснить, что так делать нехорошо.

Объясните мне, человеку с развитым астеническим телосложением, как увеличить силу и скорость удара?
В качестве базы советую использовать систему подготовки кроссфит. В него входят 4–5 «станций» (турник, брусья, скакалка, пресс, гири, становая тяга и прочее) с минутным отдыхом перед началом следующего круга. Не важно, худой ты или плотный: появится функциональная выносливость и увеличится сила удара. Все 5 «станций», за исключением прыжков со скакалкой, – скоростно-силовые.

Вы получаете удовольствие от просмотра схваток современных бойцов?
Нравится кикбоксинг (K-1), где постоянно используются лоу-кики, а борьба происходит в стойке. Профессиональный бокс привлекает высоким уровнем технической подготовки бойцов, наблюдать за их действиями интересно. Вырастает новый вид единоборств MMА, где может победить не отдельно взятый борец, каратист или боксер, а спортсмен, освоивший лучшие дисциплины в комп­лексе. Если раньше чаще выигрывали борцы, срубавшие ударников в партер, где оппонент грамотно дожимался, то сейчас вырастают универсальные спортсмены.

Например?
Минаков. Пришел из самбо, а руки ему поставили: уже не раз видел его нокауты.

Виталий Минаков стал победителем летнего Гран-при Bellator в тяжелом весе. Бросилось в глаза, что физические кондиции Виталия далеки от идеала…
Вот странно… Я думаю, все-таки большой вопрос в фармакологии. Та, что используют американцы, на порядок эффективнее, чем фармакология, на которой готовятся наши бойцы. От нас, зрителей, скрыто многое. В единоборствах есть проблема препаратов. Говорят, в ММА должны ввести некие ограничения, допинг-контроли. Посмотрите на того же Джеффа Монсона…

Говорят, американца невозможно задушить.
А как это достигается в таком возрасте (42 года. – Прим. БС)? Свой тестостерон выработан уже давно, а повышается с помощью гормональных препаратов. Тайсон хорошо сказал про Емельяненко: «Федор немножко задержался в этом виде спорта, сейчас идет борьба “химиков”, больших парней». Тайсон имел в виду доминирование фармакологии, а не волевые качества бойцов, их характер. Емельяненко же – исключение: ему было суждено прорваться на такой уровень благодаря каким-то высшим силам.

В России есть люди, которые могут прийти Емельяненко на смену и выступать не хуже?
Такой легенды не будет. Помимо побед здесь нужны уникальные характеристики Емельяненко как личности: душевного, православного человека из Старого Оскола. Федор добрый, неагрессивный: после того как «задушит» противника или сделает болевой, всегда подаст ему руку, поднимет – это исключительное качество. На небосклоне ММА второго такого человека мы дождемся нескоро.

Кстати, в СМИ писали, что вы хотели бы сыграть Емельяненко в кино…
Да, это была бы лента о характере, преодолении… О человеке, прорвавшемся на мировую арену, завоевавшем популярность не только своими боями, но и любовью к спорту, к Родине. Хочется показать, что после тренировок лоу-киков в Голландии, совершенствования грэпплинга в Америке он возвращается в Старый Оскол, где пьет квас и морс, тягает шину от «Беларуса», бегает по лесам, соприкасаясь со своей землей, людьми, которые жмут ему руку, подпитываясь энергетикой чемпиона.

Как, по вашему мнению, отечественному кинематографу удается грамотно пропагандировать спорт?
Недавно сняли неплохой фильм – «Легенда № 17». Хотя в нем я не увидел хоккея, так и не понял, почему наша сборная обыграла канадцев. Потому что мы – русские? И все? Но я увидел в фильме то, что поведет за собой неискушенных в спорте людей: это преодоление себя, когда Харламов получил травму ноги, но смог встать и продолжить участие в этой потрясающей серии.

У вас в жизни тоже был крутой поворот, требующий преодоления: переход из депутатов в актеры. Это было тяжело?
Станиславский говорил: «Дилетантизм не отрицает таланта». Придя в кино, я был дилетантом. И со временем я понял, что актер – это не только призвание, но и профессия, которая требует специальных знаний. В итоге я поступил в ГИТИС, где научился актерскому мас­терству. Слова Станиславского – лучшая подсказка, особенно для тех, кто идет работать в кино из романтических побуждений.

Конечно, режиссеров привлекает ваша фактура. Вы всегда были таким габаритным парнем?
После проекта «Вышка» похудел на 6 кг. Сейчас во мне 99, а к съемкам сериала «Боец» раскачался до 110. Шея была как у Монсона! Массажист говорил: «Влад, извини, я с тобой сделать ничего не могу». Дело в поставленной задаче. Играй я Ивана Ярыгина, конечно, в течение полугода-года сидел бы на диете, тренировался с железом, осваивал бы борьбу.

А вы как проводите свободное время?
Лучший отдых – спорт. Моей дочке 1 год 8 месяцев, она рядом в песочнице, а мы с женой играем в волейбол. Люблю кататься по Москве: беру свой автомобиль Hyundai Equus и вперед! А вот дома есть все: и доска для жима, и для пресса, и для гиперэкстензии, турник, брусья, гири, V-образный гриф, добротный гриф для становой тяги с нормальными весами. Это все – в моем кабинете, где я учу роли. Все совмещено: могу читать стихи Артюра Рембо напротив зеркала, где тут же двумя минутами ранее пыхтел с V-образным грифом, а мой пот струился. Затем начинаю учить прозу Чехова или репетировать очередной сценарий.

Партнеры журнала: