Евгений Кафельников – о турнире М2М Russian Open 2013 и общих перспективах гольфа в России

Большой спорт №9(75)

После окончания карьеры теннисиста олимпийский чемпион Сиднея Евгений Кафельников переквалифицировался в гольфиста и даже выиграл российское первенство по этому виду спорта. Организаторы М2М Russian Open 2013 дали спортсмену wild card, позволившую сразиться с европейскими профессионалами. О своих впечатлениях от турнира, системе тренировок и перспективах российского гольфа Евгений Кафельников рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Досье

  • Родился 18 февраля 1974 года в Сочи
  • В 1999 году возглавлял рейтинг ATP
  • Выиграл 26 турниров ATP в одиночном разряде, в том числе Australian Open (1999) и Roland Garros (1996)
  • Олимпийский чемпион 2000 года
  • Победитель Кубка Дэвиса в составе сборной России (2002)
  • Чемпион России по гольфу 2011 года


Если принимать во внимание только психологический аспект, чем теннис отличается от гольфа?
Здесь нельзя проводить параллели, это совсем непохожие виды спорта. В теннисе ты соревнуешься с единственным соперником, а в гольфе – в первую очередь с полем и потом еще примерно со 155 игроками. Песчаные и водные преграды, лес – в гольфе намного больше дополнительных факторов и отвлекающих моментов, которые приходится принимать во внимание.

Вы тренируетесь в одиночку или под руководством специалистов?
Мне помогают два тренера-иностранца, которым я плачу стандартные 100 евро в час. Квалифицированных специалис­тов у нас в стране нет. Мой московский тренер – англичанин. Мы познакомились, когда он приехал сюда работать. Другой – американец, езжу к нему в США. Тренируюсь не меньше четырех часов в день, два из них – под руководством тренера.

В теннисе ты соревнуешься с единственным соперником, а в гольфе – в первую очередь с полем и потом еще примерно со 155 игроками. Песчаные и водные преграды, лес – в гольфе намного больше дополнительных факторов и отвлекающих моментов, которые приходится принимать во внимание

Сколько времени понадобится российским начинающим гольфистам, чтобы достичь уровня топ-игроков. За сколько лет преодолевается эта пропасть?
Насчет времени сложно сказать, многое зависит от тренера. Бывают и вундеркинды, но даже с ними надо работать. Если тебе не заложат основу, не дадут азы, переучиться потом почти невозможно. И в этом плане российская школа гольфа почти беспомощна. Нам неизбежно придется привлекать зарубежных специалистов.

А как вы оцениваете уровень тренеров, которые работают в российских клубах сейчас?
В основном они самоучки. На нашей внутренней шкале оценок их, пожалуй, можно назвать специалистами, но о спорте высших достижений речи пока не идет.

Шамиль Тарпищев часто говорит, что если игрок не входит в топ‑50 в рейтинге ATP или WTA, то экономическая отдача от его игры сводится едва ли не к нулю. А какой порог «окупаемости» в гольфе?
Я бы сказал: чтобы зарабатывать теннисом, надо входить в топ‑30. В гольфе границы размыты сильнее. К примеру, если в американском туре играют 150 человек, то, безусловно, они себе ни в чем не отказывают: экипировка, хороший инвентарь и прочее.

По данным официального сайта European Golf Tour, за последний год вы ни разу не выиграли призовых денег. Для чего тогда принимаете участие в Challenge-турнирах? Интересно путе­шествовать по миру?
Нет, я за свою спортивную карьеру объехал достаточно стран. Просто хочется понять, какой фактический результат достигнут благодаря годам тренировок, почувствовать отдачу.

Вы получаете специальные приглашения на турниры?
Да, я приезжаю по персональному приглашению промоутера.

Если сравнить М2М Russian Open 2013 и турниры Challenge, насколько остро ощущается разница в уровне подготовки игроков?
Особой разницы нет. Есть ребята, которые играют рангом ниже, но ничуть не хуже представителей «высшей лиги». Они ведь тоже оттуда. Бывает, кто-то удачно сыграл несколько турниров – и тут же переходит в другой ранг. Существует и движение в обратном направлении, это постоянный поток. Различия заметны в организации и размере призового фонда.

Директор турнира Хосе Мария Замора заметил в интервью нашему журналу, что из-за неудачного места в календаре на М2М Russian Open 2013 не приехало много хороших игроков. Что бы вы посоветовали организаторам изменить в следующем году?
Место в календаре не сыграет большой роли, если будет достойный призовой фонд. Для большинства игроков это имеет решающее значение. Основная сложность для большинства участников – получение российской визы. Это очень сложный бюрократический процесс. Поэтому должен быть хороший стимул. Если организаторы найдут способ упростить процедуру получения визы, на турнире появятся игроки более высокого уровня. Еще важное значение имеют телетрансляции матчей. Жалко, что в этом году их не было. Телетрансляции – основной стимул для потенциальных спонсоров, и те полмиллиона долларов, которые пришлось бы заплатить, с лихвой бы окупились. Но я уверен, что следующий турнир будет организован даже лучше предыдущих. Три отлично проведенных турнира создали Андрею Вдовину очень хорошую репутацию в мире гольфа, и это очень важно.

На официальном сайте Ассоциации гольфа России написано, что вы входите в состав ее исполкома…
Это не совсем верная информация, утверждение состава исполкома запланировано на 4 октября. Пока моя фамилия попала только в список кандидатов.

Партнеры журнала: