Александр Смирнов – об экспериментах, бизнесе и искусстве

Большой спорт №9(75)
Дмитрий Маслов

Что подумали, когда вам предложили встать в пару с японкой, которая на три года старше? Мы тренировались на одном катке у разных наставников, поэтому я уже имел представление об уровне мастерства Юко. Касательно возраста возражений не было: девочки постарше умнее и лучше относятся к делу – нет юношеских закидонов, загулов.

Досье

  • Родился 11 октября 1984 года в Твери
  • Двукратный бронзовый призер чемпионатов мира (2009, 2010)
  • Чемпион Европы (2010), двукратный серебряный (2009, 2011) и бронзовый (2008) призер чемпионатов Европы
  • Трехкратный чемпион России (2008–2010), двукратный серебряный (2011, 2013) призер чемпионатов России


К тому же мы стали первой интернациональной парой в России, а Юко – первым легионером из дальнего зарубежья в сборных страны. Ей позволялось представлять Россию во всех международных стартах, кроме Олимпийских игр. Но в тот период речи об этом не шло. Я только вышел из юниорского возраста. Нас отдали Игорю Москвину и Николаю Великову. Несмотря на языковой барьер, дело пошло быстро. Сразу стали получаться сложные элементы, доступные только элите фигурного катания. Оставалось лишь сложить их в программу, что мы и сделали за одно лето. Показали хороший результат на внутрироссийских соревнованиях и получили возможность стартовать на московском этапе Гран-при. Стали третьими из девяти пар, после чего получили приглашение о сотрудничестве от Тамары Москвиной. Такую возможность я упустить не мог.

С японкой легче работать, чем с русской девушкой?
Конечно, особенности есть. Японцы не то чтобы скрытные, просто держат эмоции в себе. Поначалу я думал: «Почему у нее все время такое странное выражение лица – абсолютно нейт­ральное?» Мы с Тамарой Николаевной любим пошутить, подурачиться – это разряжает обстановку. А Юко молчит, не смеется. Это было видно и во время выступлений – она была менее эмоциональной, нежели сейчас. Со временем ее внутренний мир раскрывается все ярче даже в программах. Кавагути становится большим артистом, лицо меняется, глаза приобретают выразительность… Юко – скромный трудолюбивый человек, для совместной работы это очень хорошо. Мы никогда не ругаемся, обоих сложно вывести из равновесия.

После Игр в Ванкувере вы сразу решили остаться на новый цикл? Может, думали о смене партнерши?
Мы с Москвиной не сомневались. Возможно, Юко и размышляла два-три дня, но не больше. Смысла уходить не было: на своей первой Олимпиаде стали лучшими в сборной России.

На чемпионате мира 2013 года вы заняли шестое место. Что надо изменить, дабы подняться на пьедестал?
У нас есть все необходимое для завоевания медалей. Единственное, что беспокоит, – травмы. Нагрузки серьезные, организм не выдерживает. Думаю, мы не смогли занять более высокое место исключительно по причине моей травмы. Юко восстановилась после операции, я же был не в порядке. У меня буквально отказывала левая нога из-за проблем с позвоночником, где перетерся диск. Нашли в Санкт-Петербурге хороших нейрохирургов, которые оказали помощь. Остались какие-то мелкие болячки, работаем над их устранением.

Насколько конкурентоспособна программа, с которой вы вступаете в сезон?
Считаю, что у нас всегда одни из самых интересных и сложных программ. Петр Чернышов – замечательный хореограф. Но выступление хорошо смотрится, если выполняем все элементы. Когда что-то не получается, впечатление смазывается. К тому же обе наши программы различаются по стилю, что является дополнительным плюсом.

Довольны итогами жеребьевки этапов Гран-при?
Трудности закаляют. В самом начале сезона встретимся с сильнейшими парами мира, сможем сравнить свой уровень. Во время подготовительного периода у нас нет хорошего спарринга, но в этом есть свой плюс: лишний стресс перед ответственным сезоном не нужен.

Ваш возраст позволяет остаться в спорте на еще один олимпийский цикл…
Не было бы травм, ничего бы не болело – катался бы без вопросов. Можно выступать в шоу, подзаработать, порадовать болельщиков. Благо фигурное катание становится очень популярным, люди начинают ценить его как искусство. К сожалению, из-за новых правил, требований к сложности программы это самое искусство уходит из нашего вида спорта. Акцент делается на элементы, нет условий для творчества. Из-за этого такие люди, как Игорь Москвин, отказываются работать со спортсменами высокого уровня. И дело тут совсем не в возрасте.

У нас есть все необходимое для завоевания медалей. Единственное, что беспокоит, – травмы. Нагрузки очень серьезные, организм не выдерживает

Вы не хотите стать тренером?
В принципе, это интересно. Но в России тренерский труд – дело неблагодарное, как и педагогическая работа в целом. Материальный уровень жизни учителей, к сожалению, невысок. Для души можно потренировывать, а зарабатывать бизнесом. Моя супруга им уже занимается: она известный парикмахер-стилист, имеет свой салон. К миру спорта жена не имеет отношения. Работу и дом нужно разделять.

Значит, вы с Юко не общаетесь в свободное время?
Почти нет. У нас хорошие отношения, помогаем друг другу. Подвожу ее на машине, она угощает собственноручно приготовленными блюдами японской кухни. Но очень много времени проводим на катке, поэтому, чтобы не надоедать друг другу, отдыхаем по отдельности. Юко предпочитает одиночество, много читает, я же провожу время с семьей.

Вы экспериментируете с цветом волос, костюмами. Образ влияет на судейскую оценку?
Думаю, да. Но я просто люблю меняться, каждые полгода придумываю что-то новое. То длинные волосы с бородой, то в блондина перекрашусь… Костюмы готовит специальный человек: слушает музыку, смотрит программу, знакомится с нашими предложениями. Сейчас в фигурном катании столько тонкостей, что, для того чтобы рисовать, шить, ставить прыжки и даже заниматься дорожкой шагов, требуются отдельные люди. Конечно, Тамара Москвина все это умеет, но один человек физически не способен вникнуть во все тонкости. Тренер в данном случае действует как менеджер. К примеру, сегодня пришел новый хореограф – совсем молодой парень. Посмотрит свежим взглядом, внесет что-то интересное в программу. Вместе с тем Петр Чернышов остается нашим основным хореографом.

Как в вашей команде появляются новые люди?
Порой совершенно случайно. Недавно в Санкт-Петербурге прошел ежегодный фестиваль современного танца, там и познакомились. Мы любим рисковать. Группу «Feel’армония» к совместной работе привлек Чернышов.

Программу уже собрали?
Произвольную – да. И музыкально, и по элементам.

Партнеры журнала: