Как японско-российский дуэт фигуристов готовится к Сочи-2014

Большой спорт №9(75)
Дмитрий Маслов

Юко Кавагути и Александр Смирнов стали четвертыми на Олимпийских играх в Ванкувере, а в Сочи от японско-русской пары фигуристов ждут медали. Фотограф и корреспондент «Большого спорта» съездили в Санкт-Петербург, понаблюдали за тренировкой интернационального дуэта под руководством легендарной Тамары Москвиной, а также поговорили со спортсменами и их наставником о жизни, спорте и наступающем сезоне, который окажется заключительным в профессиональной карьере Юко и Александра.

Досье / Тамара Москвина

  • Родилась 26 июня 1941 года в Ленинграде
  • Пятикратная чемпионка СССР в одиночном катании (1962–1966)
  • В паре с Алексеем Мишиным стала чемпионкой СССР 1969 года, завоевала серебряную медаль чемпионата мира 1969 года, бронзовую (1969) и серебряную (1968) награды чемпионата Европы
  • В качестве тренера подготовила четыре пары олимпийских чемпионов: Елена Валова – Олег Васильев, 1984; Наталья Мишкутенок – Артур Дмитриев, 1992; Оксана Казакова – Артур Дмитриев, 1998; Елена Бережная – Антон Сихарулидзе, 2002 Заслуженный тренер СССР и России


Тамара Николаевна

Москвина поражает своей энергией. «Давайте сбегаем к моей машине, там фотографии Юко и Саши, которые мы сделали в одном из дворцов Санкт-Петербурга. Возможно, пригодятся вашему коллеге для съемки», – предлагает легендарный тренер, и, пока Кавагути и Смирнов начинают разминку в одном из залов питерской Академии фигурного катания, быстрым шагом мы направляемся к автомобилю. Фотографии действительно хороши: со вкусом подобраны костюмы, грамотно выставлен свет, великолепен антураж… «Можно сказать, что я выступила в роли продюсера, все вопросы по съемке решала сама, – в голосе Москвиной чувствуется одновременно и гордость за свою работу, и досада оттого, что ей приходится самолично заниматься пиаром учеников. – Я и в советское время устраивала что-то подобное, правда, Олег?» Олимпийский чемпион Сараева Олег Васильев соглашается и вместе со своим бывшим тренером, а ныне коллегой входит в зал, где помимо Кавагути и Смирнова занимается еще и пара Катарина Гербольдт – Александр Энберт.

К Москвиной Юко Кавагути попала самым нетрадиционным образом: написала письмо от руки на не слишком хорошем английском с просьбой взять ее в ученицы

Перед нынешним сезоном они перешли к Васильеву, под руководством которого готовят новую программу. Впрочем, наблюдая за занятиями – сначала в зале, затем на льду, – можно сказать, что Москвина с Васильевым вместе тренируют обе пары: специалисты дают советы находящимся на льду спортсменам. «Что вас интересует, спрашивайте», – предлагает Москвина, но тут же прерывает разговор: принесли образцы тканей, из которых предстоит выбрать материал для костюмов Юко и Александра. Только разобрались с этим вопросом – появляются представители группы «Feel’армония», под их музыку Кавагути со Смирновым собираются выступать в олимпийском сезоне. Затем нужно уделить внимание новому хореографу, которого пригласили для того, чтобы со стороны взглянуть на программу, привнести в нее что-то оригинальное, новаторское…


Начало

Наконец-то появилось время выпить чаю, и Москвина начинает рассказ о том, как сформировалась первая в истории российского фигурного катания пара с участием спортсменки из дальнего зарубежья: «На Олимпийских играх в Нагано у меня были две спортивные пары, одна завоевала золотые медали, вторая – серебряные. Вернувшись с Игр, я получила факс, в котором от руки по-английски было написано: “Меня зовут Юко, мне 16 лет. Увидела, как катались ваши пары, в частности Елена Бережная и Антон Сихарулидзе, и захотела научиться тому, что умеют они. Возьмите меня в ученицы”.
Никакого видео с выступлениями к этому не прилагалось. И я начала искать возможность деликатно отказать: не хотелось во­зиться с визами, поиском вариантов размещения… Поэтому решила буквально за три дня до вылета пригласить Кавагути в США, где Бережная и Сихарулидзе снимались в документальном фильме о Екатерине Гордеевой и Сергее Гринькове, играя их роли. Я была уверена, что японка не успеет. Однако когда мы прилетели в Америку, Юко со своей мамой уже ждали там.
Кавагути тогда была одиночницей, выступала за юниорскую сборную Японии. Она оказалась очень исполнительной, делала все, что я просила. Затем Юко приехала еще раз, а когда во время подготовки к Играм в Солт-Лейк-Сити мои пары тренировались в Штатах, мы пригласили Юко присоединиться. К тому моменту она уже вышла из юниорского возраста и была на распутье. Мы предложили выступать с россиянином Александром Маркунцовым за Японию в паре. Но удовлетворенности от совместной работы у них не было, пришлось искать другие варианты. Кавагути покаталась с двумя американцами, после чего остановилась на Александре Смирнове, которому требовалась партнерша». Вопрос о том, не было ли риска при формировании дуэта, участники которого неизбежно столкнутся с языковым барьером, вызывает у Москвиной недоумение. «Состав­ляя пары, мы оцениваем внешний вид фигуристов, рост, вес, технический уровень, эмоциональный тип. Пытаемся устранить или сгладить недостатки, шероховатости, формируем индивидуальный стиль пары, чтобы она выглядела уникальной…» – поясняет Москвина. А Александр Смирнов не без юмора замечает: «Примерно год назад Тамара Николаевна стала говорить: “Какие же вы, ребята, раньше были хорошие: не понимали друг друга и четко выполняли задание. А сейчас стоят болтают – работать стало невозможно”».


Секретный план на Сочи

Переводя тему разговора с дней минувших на сегодняшнюю ситуацию, вспоминаю, как один хорошо известный в мире фигурного катания журналист убеждал меня, что после Игр в Ванкувере пара Кавагути – Смирнов распадется. Москвину такая постановка вопроса откровенно удивляет. «Мы даже не рассматривали возможность ухода из спорта. Ведь помимо паспортного существует биологический возраст, а он у Юко гораздо меньше. Есть и такой фактор, как стаж в профессиональном спорте. По этому показателю Кавагути и Смирнов только выходят на пик карьеры», – утверждает Тамара Николаевна.

И начинает рассказ о программе, с которой ее ученики собираются вступить в олимпийский сезон: «Оставаться на 6‑м месте, а именно такую позицию пара заняла на чемпионате мира, мы не хотим, поэтому решили рискнуть. В частности, возобновить исполнение четверного выброса – этот элемент сразу прибавляет баллы к оценке, позволяет судьям рассматривать пару как прогрессирующую технически. Создадим музыку для короткой программы, раскрывающую историю встречи японской девушки и русского парня, которые решили вместе кататься и ради своей мечты пошли на определенные жертвы. Для этого обратились к группе “Feel’армония”, поставили задачу написать композицию, которая поможет Юко и Александру своим выступлением вызвать восторг у зрителей. Хотим сделать эксперимент, но приводящий к хорошему результату.

Короткая программа Юко и Александра, которую они также представят на Олимпиаде в Сочи-2014, будет рассказывать историю встречи японской девушки и русского парня, которые решили кататься вместе и ради этой мечты пошли на немалые жертвы

Произвольную программу мы ставим с Петром Чернышовым. Для нее взяли редко звучащую музыку знаменитого русского композитора, создаем сюжет, в котором роли Кавагути и Смирнова очень неожиданны. Чтобы конкуренты не скопировали наши идеи, имя композитора пока оставим в тайне. Здесь кроется опасность: если сконцентрируемся на исполнении и забудем об элементах, результата не получится. Все же это спортивная пара. Конфликта между артистической и художественной сторонами не должно быть. Пробуем различные костюмы, поскольку у нас очень разные, контрастные программы. Одежда должна показывать достоинства фигур спортсменов и иметь хореографическую выразительность. Экспериментируем с прическами: Смирнов пытался быть блондином, но сейчас брюнет»…


Нелегкий жребий

Тот факт, что пара весь подготовительный период проводит в Санкт-Петербурге и не видит, как работают соперники, Москвину не смущает: «Мы знаем, как катается лучшая пара России Татьяна Волосожар – Максим Траньков, имеем представление о германском дуэте Алена Савченко – Робин Шолковы, китайцах, канадцах… Необходимости в непосредственном физическом контакте с конкурентами нет».
Единственное, что слегка расстраивает Тамару Николаевну, – календарь грядущего сезона, он мог быть более благосклонен к ее ученикам: 25–27 октября Юко и Александру предстоит выступить в Канаде, а уже 8–10 ноября – в Японии. «Этапы Гран-при определяются жребием, а когда не имеешь возможности выбора, надо приспособиться к данности. Мы придумали, когда отправимся в Канаду, размышляем о том, как оттуда непосредственно перебраться в Японию, потому что промежуток между соревнованиями маленький – хотелось бы избежать акклиматизационно-реакклиматизационных сложностей. Программы составляются на год, так что выступать будем с ними и на Гран-при, и на Играх в Сочи», – подчеркивает Москвина.


После Сочи‑2014

Сезон 2013/2014 для пары Кавагути – Смирнов станет последним в профессиональном спорте. «Возможно, ребята будут кататься в шоу, где нет столь жестких требований к физической форме, сложности программы, – предполагает Москвина, которая также завершит сотрудничество со спорт­сменами топ-уровня. – Я не планирую брать пару, с которой работала бы по полной программе. Карьеру заканчивать не собираюсь, однако моя деятельность не будет сосредоточена на подготовке спортсменов высокого класса. Размышляю о том, где буду наиболее востребована и смогу заниматься тем, чем хочется больше всего».

Партнеры журнала: