Тимур Тимерзянов – о сотрудничестве с Peugeot, соперничестве с Сольбергом и кумовстве в команде Hansen

Большой спорт №9 (85)
Текст: Андрей Супранович
В XXI веке «Формула-1» становится все более мудреной затеей и теряет своих верных почитателей, которые начинают отдавать предпочтение менее изощренным, но от этого более захватывающим видам автоспорта. Один из них – ралли-кросс, где, как ни странно, доминируют российские пилоты. Встретившись с чемпионом Европы по ралли-кроссу Тимуром Тимерзяновым, «Большой спорт» выяснил, чем привлекателен пока еще не раскрученный вид.

Досье

  • Родился 31 января 1987 года в Нурлате, Татарстан
  • Чемпион Европы в классе Division 1A (2010)
  • Двукратный чемпион Европы в классе SuperCars (2012, 2013)

Будем откровенны, ралли-кросс не самый известный вид даже для знатоков автоспорта. Почему вы решили заняться именно им?
Получилось так, что более опытные спортсмены из Татарстана перешли из автокросса в ралли-кросс, и в связи с этим трассу, где я тренировался, перестроили, так что и мне пришлось сменить профиль.

Когда вы начали гоняться?
В автоспорте я с 14 лет, но в России меня многое не устраивало, так что отправился в 2008 году в Европу, арендовал там машину и начал выступать. С 2009‑го участвую в чемпионате Европы, который выиграл в 2012 и 2013 годах.

Ралли-кросс популярен в Европе?
Постепенно наш спорт набирает обороты. В чемпионате много британцев, которые стояли у истоков этого вида, достаточно скандинавов и французов. Трансляции ралли-кросса ведутся в интернете в режиме реального времени. В России же условий для ралли-кросса почти нет, да и отечественные автомобили пока не готовы составлять конкуренцию зарубежным.

Если я правильно понимаю, то в 2009–2011 годах вы участвовали в соревнованиях за свой счет. Что изменилось после перехода под крыло команды Hansen?
Я присматривался ко многим командам, но Hansen оказалась лучшим вариантом. Все же она создана Кеннетом Хансеном, 14‑кратным чемпионом Европы, и его навыки мне очень помогли как пилоту. Также в команде выступают два сына Кеннета – Тимми и Кевин, так что это настоящая семья. По сути, я арендный пилот, мне приходится платить за участие. Есть и минусы: все же приоритет в этой семье отдается сыну главы команды, так что соперничать с напарником не так-то и просто.

С нынешнего года Hansen стала заводской командой, заручившись поддержкой Peugeot. Какие перемены сулит это сотрудничество?
Во‑первых, изменился подход к подготовке автомобилей. Во‑вторых, мы перешли в иную категорию и теперь боремся с другими заводскими командами, а это немного иной уровень. Основная база команды продолжает находиться в Швеции, хотя все детали и запчасти мы теперь получаем из Франции.

Вы три года ездили на Citroёn DS3. Теперь пересели на Peugeot 208. Судя по падению результатов, вам не так легко дается переход?
Да, каждый автомобиль своеобразный, а DS3 и 208 все же слегка разные машины. Пока не справляемся с техникой, есть проблемы с двигателем, иногда вылетают другие узлы. У нас еще много работы. Да и с Петтером Сольбергом тяжело бороться, это очень опытный пилот.

В этом году проходит первый чемпионат мира по ралли-кроссу. Что изменилось по сравнению с первенствами Европы?
Да, статус соревнования вырос, но для пилотов большой разницы нет, разве что теперь мы соревнуемся еще и за пределами Старого Света. Но само стремление стать чемпионом мира стимулирует. Вот я побеждал на первенстве Европы один раз, затем второй… Теперь же есть новая цель – чемпионат мира.

Партнеры журнала: