Скромные персоны игры миллионов

Большой спорт №11(57) Ноябрь 2011
Борис Ходоровский
В сентябрьском номере журнала мы уже затрагивали тему спортивных агентов. Во многих видах спорта в России их влияние с каждым годом становится все отчетливее. И прежде всего в футболе. С него и начнем углубленное исследование роли персональных менеджеров в судьбах атлетов.

В сентябрьском номере журнала мы уже затрагивали тему спортивных агентов. Во многих видах спорта в России их влияние с каждым годом становится все отчетливее. И прежде всего в футболе. С него и начнем углубленное исследование роли персональных менеджеров в судьбах атлетов. Кто ведет дела звезд российского чемпионата? Из чего складываются доходы агентов? Насколько они помогают спортсменам? В этих вопросах пытается разобраться «Большой спорт».

На официальном сайте РФС можно найти фамилии 79 агентов, имеющих лицензию. На самом деле их гораздо больше. Известный в прошлом вратарь, олимпийский чемпион Сеула Алексей Прудников рассказывал, что из всех футбольных ипостасей его больше всего привлекает именно агентская стезя. Только получать лицензию он считает лишним. Можно ведь работать и на основе личных договоренностей с футболистами и руководителями клубов. В тот же «Спартак» Прудников как-то привез из Чехии, где в свое время играл, перспективного паренька. Только не приглянулся он тогдашним тренерам «народной» команды. Фамилию парня сегодня знают все. Это голкипер Chelsea Петр Чех.

«Жучки» канули в прошлое

Не только Прудников предпочитает работать «без прикрытия», хотя получить лицензию футбольного агента достаточно просто. До 2003 года их выдавала исклю­чительно FIFA. Сейчас этим правом наделен РФС. Чтобы стать агентом, нужно представить в офис на Таганке медицинскую справку о том, что претендент не страдает психическими расстройствами, а также бумагу из полиции о том, что он не привлекался к уголовной ответственности. Следующим шагом должна стать покупка страхового полиса ценой 100 тысяч швейцарских франков. Наконец, необходимо написать заявление о готовности соблюдать Кодекс чести агента. Это достаточно серьезный документ, свое­образная профессиональная клятва. После чего требуется пройти тесты на знание регламента FIFA по статусу и переходам игроков и трудового законодательства РФ. В Москве и Санкт-Петербурге желающие могут посетить семинары для подготовки к прохождению экзамена. В целом получить агентскую лицензию намного проще, чем водительские права. Только даже не отсутствие на счету нужной суммы в швейцарских франках останавливает многих желающих войти в этот бизнес. Все лакомые делянки уже распределены, а корчевать футбольную целину, становясь агентами игроков мурманского «Севера» или уссурийского «Мостовика-Приморье», дело невыгодное.

Давно канули в Лету те времена, когда «жучки» (это определение ввел в российский футбольный лексикон Олег Романцев) проигрывали перспективного игрока в карты. Именно так случилось с Максимом Деменко, которого в буквальном смысле выкупал у зарвавшихся дельцов тогдашний президент «Зенита» Виталий Мутко. Только Деменко это не пошло на пользу. Он так и не избавился от опеки «агентов», и карьера потенциальной звезды сборной не сложилась. В цивилизованное русло агентский бизнес в российском футболе плавно вошел в начале нулевых. Именно тогда, когда в премьер-лиге стали крутиться очень неплохие, даже по западным меркам, деньги.

Вы, кажется, еще купили португальцев…

Конечно, до ведущих лиг мира нашей РФПЛ еще далеко. По оценкам аналитиков, оборот только десяти крупнейших футбольно-маркетинговых агентств составляет свыше 2 миллиардов долларов. В России пока приближаются к 200 миллионам, но это далеко не предел. В мировых лидерах возглавляемое Хорхе Мендесом агентство Gestifute. Среди его клиентов главный тренер мадридского Real Жозе Моуринью и главная звезда «королевского клуба» Криштиану Роналду, а также Фалькау, Тиагу Сильва, Нене. В десятке самых доходных клиентов синьора Мендеса значатся и два игрока питерского «Зенита» – Бруну Алвеш и Данни. Точную сумму доходов, полученных на трансферах и контрактах португальских легионеров, узнать невозможно. Коммерческую тайну в сделках, производимых на российском рынке, тщательно хранят и топ-менеджеры клубов, и агенты звезд.

В агентском бизнесе практикуют две системы расчетов. Кто-то предпочитает получать свои проценты сразу же при подписании контракта, кто-то считает более рентабельным ежемесячные или ежегодные выплаты с зарплаты и премиальных. Утверждение о том, что футболисты отдают 10 процентов своих доходов менеджерам или «жучкам», действительности соответствует мало. Цифры в любом случае индивидуальны. К тому же широко распространена практика, при которой клубы предпочитают платить завышенную цену за футболиста и при этом действовать в соответствии с законом экономики РОЗ – «распил, откат, занос». Футбол в этом плане – куда более удобный способ распределения спонсорских и особенно бюджетных средств, чем ремонт дорог или реформы ЖКХ. В этих сферах все же при желании можно проконтролировать расходы, а кто возьмется оценить, была ли сумма в 22 миллиона евро, которую «Зенит» заплатил Porto за Бруну Алвеша, завышенной? Как и заплаченные «Рубину» за Александра Бухарова 12 миллионов в той же валюте.

Профессионализм португальских агентов заслуживает уважения. Как и работа занимавшегося контрактом Бухарова немецкого агентства Oliver Wendt & Tomas Zorn, чьи интересы в России представляет Олег Артемов. Клиентами последнего являются также игроки сборной России Роман Павлюченко, Роман Шишкин, Дмитрий Торбинский. Для того чтобы заработать миллион в конвертируемой валюте при декларируемых 10-процентных отчислениях, достаточно одного удачного трансфера.

Смена приоритетов

В конце 1980-х – начале 1990-х «жучки» специализировались на трансферах российских футболистов за границу. Игроки, воспитанные еще в советских общеобразовательных и футбольных школах, были, с одной стороны, востребованны, а с другой – довольно непритязательны. Большинство из них понятия не имели, как выстраивать взаимоотношения с агентами и подписывать контракт. Сейчас на дворе иные времена. Заполучить клиента с именем и высокой ценой на трансферном рынке – немыслимая удача. В поле зрения агентов мало-мальски перспективный мальчишка попадает уже в 12–14 лет. В Санкт-Петербурге даже родителей 9-летних «звездочек» начинают обрабатывать. Схема проста: назначается стипендия, которая часто превышает родительские заработки, а в обмен требуется только одно – проценты с будущих контрактов. Риск для агентов есть, но чаще всего расходы окупаются уже в тот момент, когда юное дарование подписывает свой первый профессиональный контракт с молодежной командой клуба премьер-лиги.
Конечно, лучше иметь своим клиентом Игоря Денисова или Владимира Быстрова, но на вотчину одного из самых известных российских агентов Павла Андреева никто не посягает. Да и зачем? Ведь десять игроков молодежного состава в сумме зарабатывают больше, чем многие игроки основы. Зачастую в российском футболе происходит процесс монополизации команд, остающийся за рамками внимания Федеральной антимонопольной службы.

«Я понял, что в “Зените” у меня нет будущего, когда на поле стали выходить только ребята, дела которых вели два агента», – рассказывал автору этих строк Павел Комолов. Дела капитана зенитовской «молодежки», завоевавшей в 2009 году золотые медали чемпионата дублеров, вел другой менеджер. Он так и не сумел найти для своего клиента достойное место работы в России, поэтому сегодня Комолов предпочитает играть в вильнюсском Žalgiris и агента не имеет.

«Анжи» прокормит всех

Хотя даже опытные футболисты предпочитают решать свои проблемы именно с помощью профессионалов. У Константина Зырянова был подписан долгосрочный контракт с «Торпедо», и чтобы уйти в «Зенит», потребовалась помощь агента. После этого полузащитник сборной России все последующие контракты с питерским клубом заключал, прибегая к посред­ничеству.

После краха «Сатурна» многолетний капитан подмосковной команды Алексей Игонин вынужден был обратиться к помощи самого Павла Андреева. Тот сначала устроил опытного защитника в брянское «Динамо», а буквально за несколько дней до старта чемпионата премьер-лиги вообще предложил счастливый билет – контракт с «Анжи». Игонину крупно повезло, потому что в дальнейшем комплектацией дагестанского суперклуба вплотную занялось агентство ProSports Management, возглавляемое Германом Ткаченко.

Бывший президент ФК «Крылья Советов», при котором самарский клуб оказался на грани банкротства и вынужден был распродавать своих звезд, в убытке при этом не остался. Он основал ProSports Management. Лицензии футбольного агента сам Ткаченко не имеет, но для соблюдения формальностей вполне хватает полномочий сотрудника его компании Михаила Данилюка. Сам же президент ProSports Management занимается куда более важными вещами. С одной стороны, наладил отличные контакты с западными партнерами, благо, образование позволяет. Ткаченко окончил Горловский институт иностранных языков. С другой – именно его агентство нашло выход (каким образом, думается, навсегда останется тайной) на Сулеймана Керимова и его ближайшее окружение.

Как результат, трансферами Роберто Карлоса и Самуэля Это’О, Жусилея и Мбарака Буссуфы в Россию занимался ProSports Management. Это поистине золотая жила. Конечно, приходится делиться прибылью с западными партнерами, но при тех масштабных затратах на строительство суперклуба, которые позволяет себе Керимов, в убытке никто из агентов не останется. Сам Ткаченко охотно комментировал детали сделки по подписанию контракта с Это’О. За исключением двух главных моментов: суммы, заплаченной Inter, а также зарплаты камерунского легионера. Молчат и представители миланского клуба, и сам Это’О.

Кержаков хранит молчание

В России футболисты крайне неохотно делятся любыми сведениями о взаимоотношениях с агентами. Когда автор этих строк обратился с подобной просьбой к Александру Кержакову, то в ответ услышал: «На эту тему говорить не буду». Хотя рассказать Кержакову есть о чем. Сначала его дела вел один из лучших российских агентов за все время существования этого бизнеса в нашей стране Константин Сарсания. Право, даже жаль, что нынешний главный тренер прозябающего в ФНЛ «Факела» видит себя вторым Жозе Моуринью, а не вторым Хорхе Мендесом. Заняв пост спортивного директора «Зенита», Сарсания формально отошел от агентской деятельности. В отношении Кержакова он оказался даже по другую сторону баррикад. В результате сделкой по продаже форварда сборной России и «Зенита» в Sevilla занимался Павел Андреев. Нельзя сказать, что Сарсания создал своему бывшего конкуренту режим наибольшего благоприятствования. Кержакова промариновали на скамейке запасных и отдали в зарубежный клуб в два раза дешевле, чем купили в Trabzonspor Фатиха Текке.

В Испании у Александра далеко не все сложилось, а в московском «Динамо» он не чувствовал себя счастливым. Его обратным трансфером в «Зенит» занималось уже агентство ProSports Management. Контракт у Кержакова очень хороший, и «Динамо» было заплачено почти вдвое больше, чем в свое время получено от Sevilla. О доходах агентов на долгом пути форварда из «Зенита» в «Зенит» футбольная история умалчивает.

Люди этой трудной профессии в России, как правило, стараются держаться в тени. Утечку информации, да и то строго дозированную и в «нужное» издание, они допускают лишь при переговорах о новом контракте или трансфере своего клиента.

Иногда, правда, любят порассуждать о том, что суть профессии не в получении скромных процентов, а во всесторонней помощи футболистам как в професси­ональных, так и в жизненных вопросах. Мол, приходится и в институты устра­ивать, и лечением заниматься, и тренеров по физподготовке нанимать, и даже учить футболистов общаться с прессой. Все эти заявления – по большей части хороший PR самих агентов.

Ну как не порадеть родному человечку?

В отличие от баскетбольного менеджера Максима Шарифьянова, который буквально за ручку подводит своих клиентов Тимофея Мозгова и Антона Понкрашова к телекамерам и диктофонам, никто из футбольных агентов подобным не занимается. Даже Андрееву не удалось в свое время стать посредником для организации интервью Денисова, которому он незадолго до этого пробил фантастический для недавнего дублера контракт. Андреев, кстати, не оставляет попыток воплотить в жизнь проект агентской команды. Сформированный и наполовину финансируемый им питерский «Петротрест» сейчас играет в зоне «Запад» второго дивизиона. Только новых Быстровых и Аршавиных там не видно. Подобный же проект Сарсании под названием «Спортакадемклуб» благополучно почил в бозе. Как и все остальные команды, в которых пытались вырастить футболистов на продажу. Все-таки задачи у агентов несколько иные.

В официальном списке агентов РФС можно встретить и бывших футболистов, и тех, кто никогда не играл в футбол на приличном уровне. Есть и сыновья известных тренеров, что в общем-то не является российским ноу-хау. Периодически разгорались скандалы вокруг сэра Алекса Фергюсона в Англии и наставника чемпионов мира 2006 года Марчелло Липпи в Италии. Известных тренеров пресса обвиняла в том, что при покупке игроков они действовали по грибоедовскому принципу «ну как не порадеть родному человечку?». Ведь их сыновья работают агентами.

Кстати, многие футболисты предпочитают сохранять причитающиеся менеджерам доходы в семейном бюджете. Близкие родственники ведут дела Лионеля Месси, Арьена Роббена, Серхио Рамоса. В России пока еще никто из жен не рискует бросить перчатку Арсену Минасову или Олегу Еремину. Хотя и звезд уровня Месси и Роббена в нашем футболе тоже не видно.

Партнеры журнала: