Русская правда Василия Березуцкого

Большой спорт №11(57) Ноябрь 2011
Дмитрий Маслов
Защитник ЦСКА и сборной России Василий Березуцкий не любит быть в центре общественного внимания и редко дает объемные интервью. Однако когда все же соглашается на это, отвечает, как правило, нешаблонно.

Защитник ЦСКА и сборной России Василий Березуцкий не любит быть в центре общественного внимания и редко дает объемные интервью. Однако когда все же соглашается на это, отвечает, как правило, нешаблонно. В беседе с корреспондентом «Большого спорта» футболист рассказал о месте России в мировой футбольной иерархии, своих жизненных ценностях, деньгах, бизнесе, отношении к критике и игре FIFA 12, российским лицом которой он неожиданно для многих стал.

Вы как-то сказали, что не поедете играть на чемпионат Германии, потому что там меньше платят защитникам.

Мне нужно кормить семью, думать о своем будущем. Ни один человек не вечен. На топ-уровне можно доиграть максимум до 34–35 лет, а другой профессии у меня нет, и по окончании карьеры зарабатывать будет нечем. Я считаю, для среднего футболиста ехать в Германию – не выход, к тому же не факт, что окажешься в клубе, который будет бороться за высокие места. Да и вообще не уверен, что тамошний чемпионат намного сильнее российского.

Значит, для вас основная мотивация в спорте – финансовая?

Конечно, футбол – это любимая работа, которой занимаешься с семи лет, своего рода наркотик. Но если бы мне сейчас платили 30 тысяч рублей в месяц и ребенку не хватало бы на игрушки, я пошел бы убирать мусор или разгружать вагоны, чтобы зарабатывать больше. Главный смысл моей жизни – семья, а не футбол.

Вы уже думали, чем займетесь по окончании карьеры игрока?

Буду искать варианты. Возможно, открою свой бизнес или найду другое занятие по душе, но тренером не хочется становиться. Во-первых, это очень тяжело, во-вторых – нервно. Многие не могут найти свое призвание, потому что ничего, кроме спорта, не умеют и не знают. Поэтому необходимо либо серьезно зарабатывать в период активных выступлений, либо заранее задумываться о том, чем будешь заниматься.

Даже если мы и пригласим 11 бразильцев, которые победят на чемпионате мира, у всех будет ощущение, что это не российский народ. Если нужен титул как таковой, можно пойти и таким путем. А когда речь идет именно об успехе русского футбола, это нонсенс. Для сборных Германии и Франции такой вариант нормален, для нас – нет

Роман Шишкин, например, занимался по программе «Менеджмент в игровых видах спорта»…

Со стопроцентной уверенностью утверждаю, что действующий футболист не сможет как следует учиться и стать серьезным специалистом. Разве что у человека есть призвание и он все свободное время уделяет сво­ему хобби, которое в дальнейшем планирует сделать профессией. Я бы на месте работодателя пригласил не условного Романа Шишкина, а его полностью концентрировавшегося на учебе однокурсника.

У вас есть какой-либо бизнес?

Мы с братом Алексеем открыли магазин по продаже бутс. Но это уже знакомая спортивная специфика. Заниматься чем-то другим было бы сложно: для этого надо хорошо разбираться в предмете и иметь достаточно времени для того, чтобы контролировать процесс.

А что думаете об агентской деятельности?

После завершения карьеры игрока можно попробовать. У меня контракт с ЦСКА до 2015 года.

Можете представить, что в 2016-м окажетесь, скажем, в «Луче-Энергии»?

Я не очень люблю летать, поэтому переход в команду из Владивостока маловероятен. К тому же мне будет 33 года, а в этом возрасте вряд ли захочется уезжать из Москвы. Но если жизнь заставит, конечно, поеду. При желании продолжить карьеру и несоответствии уровня демонстрируемого мною футбола требованиям ЦСКА рассмотрю предложения от других клубов.

Вы понимаете Юрия Жиркова, променявшего Chelsea на «Анжи»?

Что остается делать? Завидовать! Для российских клубов оплатить трансфер Жиркова было нелегко, а «Анжи» сделал это. Мы можем только порадоваться за футболиста, вернувшегося в отечественное первенство. К тому же игры за сборную страны показали, что этот шаг положительно сказался на выступлениях игрока. Я думаю, что Юрию в Лондоне пришлось нелегко в психологическом плане: он не всегда попадал в основной состав, не чувствовал себя частью команды. Конечно, можно, как Кристиан Карамбе, сидя на лавке запасных в мадридском Real и сборной Франции, завоевать все самые престижные титулы. Но не каждый будет комфортно чувствовать себя в подобной ситуации. Так что, я считаю, Жирков поступил правильно.
Он говорил, что одним из факторов возвращения стал отказ ребенку в британской визе.

Здесь мы видим пример страны, политически грамотной в иммиграционном вопросе. Если в Россию приезжает Роберто Карлос, за ним бегают три-четыре человека, помога­ющих с документами, машиной, квартирой, бытовыми вопросами… А российские легионеры в Западной Европе рассказывают, что оказываются там один на один со своими проблемами. Насколько я знаю, и у детей Павла Погребняка также были проблемы с визами. В некоторых странах для получения гражданства ребенку нужен куда меньший ценз оседлости, чем взрослому, – буквально три-четыре года. Поэтому иммиграционные власти очень серьезно относятся к выдаче въездных виз.

Федеральная миграционная служба заявила, что Самюэль Это’О не был зарегистрирован в установленном порядке по прибытии в Россию и не имел права выходить на поле в матче с «Ростовом». Как думаете, эта история получит продолжение?

С чисто футбольной точки зрения у меня претензий к «Анжи» и Это’О нет. А в деталях миграционного законодательства я не разбираюсь.

Что вам как человеку ближе: главенство правды или закона?

Я за то, чтобы торжествовала правда, но в рамках закона. Конечно, иногда можно отступить от буквы закона перед человеческой правдой, но это допускается только в каких-то мелких вещах.

Я за то, чтобы торжествовала правда, но в рамках закона. Конечно, иногда можно отступить от буквы закона перед человеческой правдой, но это допускается только в каких-то мелких вещах

В истории с Веллитоном и Акинфеевым что победило?

Как вы знаете, получив дисквалификацию в матче за основной состав, бразилец вышел на поле за дублирующий и в первой же игре был удален за то, что наступил на 17-летнего голкипера. Мальчишка мог завершить карьеру, так толком ее и не начав. Конечно, с профессиональной точки зрения каждый играет в том стиле, в каком хочет. А в человеческом плане я бы назвал Веллитона непечатным словом – так поступать нельзя. Думаю, в дальнейшем этому нападающему будет очень нелегко играть в российском чемпионате.

Вы как-то сказали, что скептически относитесь к оценке матча людьми, в нем не участвовавшими.

Выслушивая критику дилетантов, я по большому счету не обращаю на нее внимания. Есть люди, занимающиеся самопиаром, выкрикивая определенные лозунги. Если же критика профессиональная, обижаться нет смысла. Каждый имеет право на собственное мнение. С возрастом я перестал обращать внимание на то, что обо мне пишут, комментарии болельщиков не читаю.

Вы с братом и Александром Кержаковым вошли в некий совет при Виталии Мутко. Чем занимается эта организация?

Пока она скорее в проекте. Предполагается, что профессиональные футболисты будут помогать в подготовке к чемпионату мира 2018 года.

Вы верите словам Сергея Фурсенко о том, что Россия победит в этом турнире?

В 2005 году Валерий Газзаев постоянно твердил, что мы должны завоевать Кубок UEFA. Мне тогда это тоже казалось смешным. А надо просто поверить и сделать. Так что к словам Фурсенко я предложил бы относиться спокойнее. Если человек к чему-то не готов в душе, он никогда этого не сделает.

Возможно, мундиаль 2018 года для России выиграют натурализованные футболисты. Как вы относитесь к такой идее?

Даже если мы и пригласим 11 бразильцев, которые победят на чемпионате мира, у всех будет ощущение, что это не российский народ. Если нужен титул как таковой, можно пойти и таким путем. А когда речь идет именно об успехе русского футбола, это нонсенс. Для сборных Германии и Франции такой вариант нормален, для нас – нет. У нас есть афророссияне – выросшие в нашей стране люди с темным цветом кожи. Например, Питер Одемвингие. Пожелай он выступать за Россию, лично у меня возражений бы не возникло. Или Адесойе Ойеволе из «Урала». Будет соответствовать уровню сборной – милости просим.

Конечно, футбол – это любимая работа, которой занимаешься с семи лет, своего рода наркотик. Но если бы мне сейчас платили 30 тысяч рублей в месяц и ребенку не хватало бы на игрушки, я пошел бы убирать мусор или разгружать вагоны, чтобы зарабатывать больше. Главный смысл моей жизни – семья, а не футбол

Мы с вами беседуем за несколько дней до решающих матчей сборной России в борьбе за путевку на чемпионат Европы. Как думаете, в зависимости от их результатов отношение к вам в России изменится?

У нас были стыковые матчи со Словенией, мы хорошо помним их исход и реакцию общественности. Надеюсь, подобного не произойдет. Иностранцы из сопоставимых с нашей по классу сборных не раз говорили: «В вашем футболе принято ставить нереальные задачи, а потом расстраиваться, у нас же все по-другому. Априори не требуем попадания в финальный турнир чемпионата мира или Европы, а просто радуемся, когда это происходит». Это игра – в ней можно как победить, так и уступить. Россия в принципе не самая футбольная держава, о чем свидетельствует история. И меня очень удивляет, когда ветераны, сами по большому счету ничего не выигрывавшие, требуют побед. Конечно, это было бы хорошо, но надо максимально объективно оценивать ситуацию. В стране четыре месяца зима, четыре – слякоть. Я сам тренировался на гаревых полях, как и многие коллеги. У нас нет нормальных стадионов, а от игроков требуют невозможного. Когда мы ездили на товарищеский матч в Катар, я увидел, на каких полях там тренируются дети! И скажу, что от людей, имеющих такие возможности, как они, результата требовать куда более естественно. Мы же всего хотим, но по большому счету ничего не имеем.

Если бы вы распоряжались финансами РФС, во что бы их вложили?

Думаю, через некоторое время у нас и так не станет «дырок». Появятся стадионы, улучшится качество телевизионной картинки, начнется активная популяризация игры. Домашний чемпионат мира – это всегда шаг вперед, после него останется хорошая инфраструктура. Конечно, всем этим нужно было начинать заниматься раньше, но радует, что подвижки уже есть.

У спортсменов, как правило, меньше свободного времени, чем у людей других профессий. У вас нет ощущения, что чего-то не успеваете?

Есть. Не очень весело находиться по две недели на сборах. Поэтому в выходные стараешься побольше побыть с ребенком, чтобы он пообщался с папой. По завершении карьеры, надеюсь, смогу восполнить этот пробел.

За десять с лишним лет, что длится ваша професси­ональная карьера, режим дня футболистов изменился?

Если одна тренировка в день, в полтреть­его мы уже свободны. Но есть дни, когда мы перед матчами сидим на базе: сборы, выезды, сборная России… Хотя в целом свободного времени больше, чем у игроков предыдущего поколения, которых за четыре дня до игры сажали на сбор.

У Леонида Слуцкого имидж тренера-демократа…

При нашем графике игр через три дня на четвертый или через четыре на пятый невозможно предоставить футболистам большую свободу. А в плане общения Слуцкий чем-то похож на Валерия Газзаева.

Нынешний наставник ЦСКА вас чем-то удивил?

Теоретическими занятиями. В этом плане он ни на кого не похож.

Вы можете кого-нибудь назвать «своим» тренером?

Не думаю, что было бы корректно ставить плюсы и минусы кому-то из специалистов. Разве что вспомню, как Валерий Газзаев определил нас, 21-летних пацанов, в основной состав, за что его нещадно критиковали. Время показало, что тренер не зря поступал таким образом.

Чем занимаетесь, когда летите на матч? Играете в карты?

Нет. Стараюсь в полете поспать.

Что почувствовали, узнав о трагедии с ярославским «Локомотивом»?

Будь моя воля, я на все матчи ездил бы на машине. Но это слишком долго и из-за этого неудобно. Раньше мы летали на Яке, сейчас же спонсор клуба «Аэрофлот» предоставляет Airbus, и это немного успокаивает. Не думаю, что профессиональный спортсмен имеет право отказываться летать тем или иным типом самолетов. Тут уж либо заканчивай карьеру, либо выполняй условия контракта.

Вы стали лицом FIFA 12 на российском рынке, притом что, в отличие от представлявшего предыдущую версию этой игры Сергея Семака, имеете реноме не самого общительного футболиста. Долго думали, перед тем как согласиться?

Да. Как говорят мои друзья, когда сын будет играть в FIFA 18 или 19, он очень удивится и обрадуется, узнав о подобном опыте отца. В 1990-е годы я сам всерьез увлекался играми компании Electronic Arts: хоккей, баскетбол, футбол… Сейчас же воспринимаю их как хороший способ потратить свободное время на сборах, в выходные же полностью посвящаю себя семье.

Персонаж в FIFA 12 имеет много общего с вами?

Еще бы, специально для этой игры меня всячески измеряли. Признаюсь честно: герой на картинке мне нравится даже больше, чем я себе в жизни. Я, конечно, просил, чтобы мне виртуальному повысили некоторые показатели и даже дали возможность хорошо действовать в нападении. К сожалению, этого не произошло. Но радует хотя бы то, что в FIFA 12 данные у меня лучше, чем у брата. Остальное не столь важно.

Вы бы хотели, чтобы сын стал футболистом?

Не отказался бы. В любом случае он будет сам выбирать, чем заниматься. Возможно, отдаст предпочтение баскетболу или хоккею. Разве что на танцы или синхронное плавание мальчика не отдам.


Наши лица игры FIFA

Серия симуляторов футбола, разрабатываемая студией EA Canada, входящей в состав корпорации Electronic Arts, ведет свою историю с 1993 года, когда в свет вышла игра FIFA International Soccer. Футболисты выступали в ней за реально существующие команды, однако делали это под вымышленными именами. Ситуация изменилась лишь в 1996-м, когда создатели продукта приобрели лицензию FIFPro, позволившую использовать настоящие имена спортсменов.

В первых четырех выпусках игры обложка была универсальной для всех стран, однако начиная с версии FIFA 98: Road to World Cup стали создаваться национальные: в английской версии появился Дэвид Бекхэм, во французской – Давид Жинола, в итальянской – Паоло Мальдини.

Только россиянам пришлось ждать своего героя до 2010 года. Именно тогда в игре появились клубы РФПЛ, а обложку национальной версии украсил полузащитник Сергей Семак. В версии FIFA 12 его сменил Василий Березуцкий.

Партнеры журнала: