Шамиль Тарпищев – о проблемах современного тенниса, ориентации на Азию и кредите доверия Аленичеву

Большой спорт №9 (95)
Текст: Андрей Супранович / Фото: Платон Шиликов
Шамиль Тарпищев дает интервью «Большому спорту» с похвальной частотой, тем не менее ему всегда есть что сказать. На этот раз, как, впрочем, и в предыдущие, на встречу он приехал на своем Range Rover – этому британскому автопроизводителю член МОК и президент Федерации тенниса России хранит верность уже 20 лет, используя свой автомобиль как офис и переговорную и даже как место для разбора полетов со спортсменами. Перед ответом на первый вопрос Шамиль Анвярович смотрит на диктофон и спрашивает: «Какой нужен объем?» – как бы намекая, что о любимом спорте может говорить бесконечно. В этот раз разговор пошел о том, что происходит в российском теннисе, а также о кризисе московского «Спартака».

Досье / Шамиль Тарпищев

- Родился 7 марта 1948 года в Москве
- Заслуженный тренер СССР и России
- Окончил Государственный центральный институт физической культуры
- Старший тренер сборной команды СССР, капитан сборных команд СССР, СНГ и России в Кубке Дэвиса и Кубке Федерации
- Президент Федерации тенниса России
- Член президиума Совета при Президенте РФ по физической культуре и спорту, исполнительного комитета Олимпийского комитета России и член МОК

Начнем сразу с провокационного вопроса. Правда ли, что российский теннис переживает упадок, перестав пожинать плоды ельцинской эпохи?
Я бы так не сказал. Вообще очень странно слышать, что теннис в России до Ельцина не существовал. Еще как! В этом году мы празднуем 140‑летие российского тенниса – в 1875 году было первое упоминание тенниса в дневниках Александра II. Да и самая первая спортивная федерация была именно теннисная – создана в 1908 году. В 1912‑м граф Сумароков‑Эльстон и Александр Аленицын дебютировали на Олимпийских играх. Да и впоследствии русский теннис был очень силен. В МГИМО работал инструктор, а для космонавтов он вообще считался спортом номер один. Мы отстали лишь в 1970‑х, когда теннис коммерциализировался, ушел вперед в развитии, а СССР продолжал топтаться на месте в силу отсутствия тенниса на Олимпийских играх с 1924 по 1988 год. Если бы спорт оставался олимпийским, все было бы хорошо, но тогда финансирование велось по остаточному принципу. Так что теннис у нас был, а Ельцин его просто заново «открыл», начал развивать.

И своим уходом с поста президента «закрыл»?
Развитие уже нельзя было остановить. Дети пошли в теннис, стали им заниматься, на телевидении начали показывать соревнования. Какой упадок? Кто, по-вашему, играет в финале Кубка Федерации? А сколько у нас медалей у молодежи? Только в этом году у нас уже 450 победителей юниорских турниров!

И куда же потом девается вся эта генерация победителей?
А вот это уже вопрос финансирования. Мы просто вынуждены 14‑летних талантов выпихивать в разные академии мира, так как если их оставить здесь, другим, помладше, играть будет негде. Баз не хватает. Ведь у нас есть система, и если бы имелись возможности вести по ней ребят до 18 лет, мы были бы давно впереди планеты всей. Будут деньги – будут чемпионы. А самостоятельно очень тяжело потянуть все расходы. Если до 14 лет на поездки по турнирам надо 50 тысяч евро, то во взрослом теннисе уже 170 тысяч для женщин и 230 – для мужчин! Бюджет в США порядка 225 миллионов долларов, во Франции – 210, в Китае – 190, а у нас не больше 10. Вот и уезжают игроки, кто в Америку, учиться в колледжи, кто за Казахстан выступать. А выбора нет – играть-то хочется.

В этом году сборные России выступают в Новом Уренгое, Владивостоке, Иркутске. Это вы так популяризируете теннис в регионах?
Нет, здесь дело в другом. Смотрите, Китай, Япония и Корея взялись за теннис, он весьма популярен в этом регионе, как и во всем мире. А у нас на Дальнем Востоке очень много талантливой молодежи. Почему бы не сделать там один из центров тенниса? Тогда не надо ездить в Москву, а можно участвовать в азиатских соревнованиях и за их счет растить новых звезд. Вот с этой целью я и привел Кубок Дэвиса туда, показать, что к чему. У нас наконец-то появился попечительский совет, он начал работать, появилась возможность достичь высоких спортивных результатов.

Может, привезти туда какой-нибудь турнир?
А денег где взять? У нас в стране эти турниры убыточные. На Западе от чего идет доход? От билетных программ и телевизионных отчислений. А у нас это не работает. Билеты ведь дорогими не сделаешь, иначе никто не придет. В России вообще нет вида спорта на самофинансировании. Надо с этим что-то делать, здесь наша законодательная база хромает.

Будет ли на «Матч ТВ» теннис?
Как-то покажут. Ведь канал федеральный, что-то нам достанется. Главное, чтобы «Матч ТВ» получился смотрибельным, а над этим надо еще поработать.

В ноябре состоится финал Кубка Федерации, который мы проведем в Праге. Есть шанс собрать сильнейший состав?
Думаю, да. Я очень надеюсь на приезд Маши Шараповой, такая возможность существует.

Вскоре сборной играть в Кубке Дэвиса против Италии. После того как нас недооценили испанцы, глупо ждать, что очередной соперник даст слабину?
Ну, в матче с Испанией дело не только в недооценке. Мы схитрили. Я увидел, как в первый день Робредо интенсивно тренируется, и понял, что из-за адаптации организма в третий день он сдуется. Так что мы сразу делали ставку на последние матчи. Плюс отлично сработали болельщики. В центральных городах после 0:2 мы бы сразу получили свист или чего похлеще, а здесь с трибун неслись только ободряющие выкрики, все были благодарны за то, что мы приехали.

Что нужно сделать с Кубком Дэвиса и Кубком Федерации, чтобы они стали популярнее, а не оставались бедными родственниками на фоне коммерческих турниров?
Возьмите Джоковича. Он выступал за изменения правил Кубка Дэвиса, чтобы он не мешал играть в ATP. А потом выиграл трофей на глазах у болельщиков, стал национальным героем и замолчал. Но ATP и международная федерация никак не могут договориться. Абсурд: олимпийский турнир проходит в течение девяти дней. А некоторым играть в трех разрядах, что это за дела? Никто не хочет поступиться своим бизнесом, и на выходе получаются такие ситуации. У Шараповой большинство турниров на Американском континенте. А как ей играть, если WTA ее обязывает выступать в США в тот момент, когда нужно играть за сборную в Европе? Зачастую надо отказаться от турниров, заплатить штрафы, потерять очки, сменить кучу часовых поясов, дважды пережить акклиматизацию. И ради чего? Я сам против, чтобы Маша приезжала в таких ситуациях. Нужно, чтобы WTA, ATP и ITF договорились наконец о щадящих режимах для спортсменов.

Каролин Возняцки недавно раскритиковала систему, предполагающую колоссальные штрафы для игроков из первой десятки мирового рейтинга за отказ от участия в турнирах.
И правильно сделала. Теннис вообще сейчас полностью противоречит методикам спортивной тренировки. Спланировать вменяемую подготовку практически невозможно, столько непредсказуемых факторов может вмешаться. В году может быть 3–4 пика формы, а у нас в году 18 зачетных турниров. А это смена воды, еды, климатических и часовых поясов. Раньше таких турниров было 12, и скорости не такие, как сейчас, ведь играли деревянными ракетками. Выступаешь каждый день, и матчи не лимитированы по времени. Представляете, как выросли требования к организму? Раньше до 40 лет играли в теннис, а сейчас в 28 заканчивают.

В прошлом году был скандал из-за вашей невинной шутки про «братьев Уильямс», в этом году уже прогремело несколько скандалов с Киргиосом. Почему в теннисе уделяют такое внимание незначительным вещам?
Что касается меня, то это точно был какой-то заказ, возможно политический. Но я серьезно не воспринимаю произошедшее. В любом случае это все неправильно, не нужно так реагировать.

В конце хотелось бы спросить не о теннисе. Вы, как давний болельщик «Спартака», как относитесь к переменам в клубе?
Я доволен, что пришел Дмитрий Аленичев. Он амбициозный, умный, понимающий футбол. В теннис играет, кстати. Все проблемы красно-белых от отсутствия полноценной вертикали, системы развития. Что за шараханья из стороны в сторону? Сколько неприкаянных российских специалистов ходит, а ставили непонятных иностранцев, пожарников. Как можно от какого-нибудь Хиддинка ждать развития российского футбола? Он за деньги выжимал результат, а о будущем не думал. Дайте шанс нашим! И пускай поработают подольше, выстроят систему, не надо их казнить, пусть учатся. Берите пример с Гинера, он делает все грамотнее других. И помогите Аленичеву создать вертикаль, проявите терпение. Правда, двух лет на это будет мало, стоило более долгосрочный контракт подписать.

Новый лимит вы поддерживаете?
Тут палка о двух концах. С одной стороны, надо благоприятствовать россиянам. С другой – сначала следует подготовить нормальную молодежь. Ну нельзя ставить тех, кто не готов к выступлениям в премьер-лиге, они не на­играют на сборную России.

Партнеры журнала: