Как проходит самая северная профессиональная велогонка в мире

Большой спорт №9 (95)
Текст: Дмитрий Маслов / Фото: ARN / P.Ballet
Съездив на «Арктическую гонку Норвегии», корреспондент «Большого спорта» совместил приятное с полезным: порадовался успеху россиянина Ильнура Закарина, ставшего третьим в общем зачете, восхитился природой Заполярья, попробовал несколько порой экстремальных видов активного отдыха и даже зашел в вольер к волкам. Как выяснилось – довольно дружелюбным.

Самая северная велогонка в календаре международного союза велосипедистов (UCI) впервые состоялась в 2013 году и закончилась победой Тура Хушовда. Через год после того триумфа единственный на данный момент норвежец – чемпион мира в шоссейных велогонках завершил карьеру и стал послом «Арктической гонки». По словам Тура, одной из основных целей ее организаторов является привлечение на соревнования иностранных болельщиков, которые могут параллельно знакомиться с красотами Северной Норвегии. Именно поэтому каждый год маршрут прокладывается в разных местах, но неизменно неподалеку от знаковых достопримечательностей.

Ажиотаж в Харстаде
На сей раз местом старта был избран Харстад, 20‑тысячный городок губернии Тромс. Показалось, что все его жители вышли на улицы, чтобы поприветствовать участников, пожелать им удачи. Понаблюдала за тем, как пелотон отправился в путь, и наша интернациональная журналистская команда. Затем мы сели в скоростную лодку и поплыли в небольшое путешествие по окружающим островам. В средневековье там жили воинственные викинги, сейчас же преимущественно обитают птицы, наблюдение за их многочисленными колониями – особое удовольствие. Водятся в тех краях и киты – одного из них автору этих строк посчастливилось увидеть собственными глазами. Впрочем, наш маршрут получился коротким: гонщики приближались к финишу 213‑километрового первого этапа, и мы поспешили их встретить.

К радости многочисленных зрителей, первым финишную черту пересек Александр Кристофф. Сильнейший на данный момент норвежский велосипедист надел синюю майку лидера, а мы, поздравив его с успехом, отправились к главной местной достопримечательности – орудию «Адольф». Крупнейшая из расположенных на суше пушек с диаметром ствола 40,6 см была сооружена в годы Второй мировой вой­ны гитлеровцами для защиты от военных кораблей. Над строительством махины трудились советские военнопленные, большая часть из которых погибли. Памятник им находится возле самой северной средневековой церкви в мире, расположенной в Тронденесе.

В гости к волкам
Второй этап «Арктической гонки» стартовал в селе Эвенскьер, мы же решили встречать спортсменов на финише и оказались в самом северном зоопарке мира Polar Park. Вольеры для животных здесь весьма обширны и скорее представляют собой огороженные участки леса, по которым свободно разгуливают олени, лоси, медведи, рыси… Однако наибольший интерес у посетителей вызывают волки. Ведь они не дикие, а, как утверждают сотрудники, «социализированные». В Polar Park можно даже войти в вольер к этим животным, что мы и собрались сделать.

А в ожидании экстремального опыта решили перекусить. Некоторые коллеги заказали пиво, пригубили… И, как выяснилось, лишили себя возможности пообщаться с волками. По словам гида, эти животные не переносят запаха алкоголя и, учуяв его, начинают вести себя чересчур агрессивно. У хищников очень сильно развито обоняние, поэтому для желающих войти в вольер действуют строгие запреты. В частности, нельзя быть в шерстяной, меховой или испачканной кровью одежде и даже… заниматься сексом в предыдущие семь дней. Глаза услышавших о подобном ограничении коллег заметно округлились, однако в ответ на вопрос гида о соответствии требованию все утвердительно закивали головами. Еще бы: кто добровольно захочет отказаться от экстремального, но в то же время захватывающего опыта. Надев защитные костюмы, мы подошли к вольеру, после чего гиды издали звуки, похожие на волчий вой. Животные дружно ответили, что поколебало нашу решимость – некоторые коллеги все-таки решили не рисковать. Слишком уж дивным и непонятным, а оттого страшным кажется в такие моменты животный мир.

Впрочем, автор этих строк оказался не из пугливых и шаг в неизвестность сделал. По просьбе гидов мы встали полукругом и вытянули сложенные руки перед собой. Обступившие нас хищники поначалу принюхивались, а затем начали прыгать на незваных гостей сзади и спереди, стараясь дотянуться до лица. В такие моменты надо подавлять в себе страх: почувствовав его, животные вмиг теряют всю «социализированность» и начинают кусаться. Что интересно, к некоторым журналистам волки практически не проявляли интереса, на других же прыгали не переставая. Гиды предложили присесть, после чего животные принялись тереться о наши лица своими мокрыми носами. В рекламном буклете Polar Park это называется «волчьим поцелуем». Незабываемые ощущения! Покинув вольер, мы спросили у гидов, почему к одним хищники были равнодушны, к другим же – проявляли неподдельный интерес. «Я знаю, что кое-кто из вас обманул меня насчет некоторых запретов», – прозвучало в ответ. В шутку это говорилось или нет, доподлинно неизвестно, однако в разговорах о том, как волки определяют, занимался ли человек сексом в течение предыдущей недели и что вообще подразумевается под «сексом», мы провели весь вечер. Тем более что второй этап «Арктической гонки» оказался откровенно проходным: как и день назад, спортсмены финишировали плотной группой.

Среди пляжей и кораллов
На следующий день гонщикам предстояло прокатиться по Сенье – второму по величине норвежскому острову. Этот этап считается горным, а именно на таких, как правило, и формируются отрывы и определяются реальные претенденты на победу в общем зачете. В ожидании развязки мы коротали время в путешествии по Сенье, которую иногда называют Норвегией в миниатюре благодаря разнообразному природному ландшафту. И действительно, двигаясь по нацио­нальному туристическому маршруту, можно беспрестанно любоваться окружающими красотами. Однако и здесь есть свои жемчужины. Прежде всего Хусёй – расположенная на крохотном острове в 300 метрах от Сеньи рыбацкая деревушка. Люди поселились здесь, чтобы обезопасить себя от сходящих с гор лавин, и до недавнего времени могли добраться до своих домов исключительно на лодках. Сейчас Хусёй, где есть несколько мест с завораживающими видами, соединен с Сеньей мостом.

Однако наибольшее удивление вызывают некоторые пляжи: покрытые идеально белым песком, в хорошую погоду они почти неотличимы от тех, что находятся на тысячи километров южнее. При этом желающие зайти в воду находятся и на Сенье: смельчаков не пугает температура воды 7 °C. Правда, большинство плескающихся в ней все же предпочитают делать это в гидрокостюмах. Облачились в них и мы, чтобы прокатиться на байдарках среди небольших островов. Берега некоторых из них покрыты остатками кораллов, а на одном обнаружилась большая кость, по форме напоминающая кресло. Как выяснилось, она принадлежит когда-то выбросившемуся на берег кашалоту. Его останки растащили местные жители, а весящую несколько сот килограммов кость не смогли – и теперь с ней фотографируются туристы. Сделали это и мы, после чего поспешили на мост, соединяющий Сенью с городом Финнснесом: по нему должны были проехать приближавшиеся к финишу третьего этапа участники «Арктической гонки». Горный рельеф местности расколол пелотон: из числа лидеров выбыл проигравший порядка двух минут Кристофф, зато в первую десятку вошел россиянин Ильнур Закарин: проводящий первый сезон за «Катюшу» 25‑летний спортсмен из Татарстана становится одним из лидеров команды, что не может не радовать.

Следы истории
Четвертый, заключительный этап стартовал и финишировал в Нарвике. Этот город известен в первую очередь тем, что именно здесь в 1940 году состоялась битва, завершившаяся первой в истории Второй мировой войны победой союзников над нацистской Германией. Интерес гитлеровцев к заполярному городу не случаен: через порт Нарвика транспортируется добыва­емая в Швеции железная руда. Дорога, по которой она доставляется в Норвегию, была построена в XIX веке и считается одной из местных достопримечательностей: проходит высоко в горах, и из окон поезда так удобно осматривать живописные окрестности. В этом мы убедились, прокатившись на направлявшемся в шведскую Кируну поезде до станции Каттерат. Рядом с ней расположено некогда многолюдное село. В нем проживали семьи сотрудников железной дороги, однако после того как многие процессы на ней автоматизировались, люди переехали, а свои дома начали использовать в качестве летних дач. От Каттерата мы предприняли 6‑километровую прогулку вниз по склону через живописное ущелье до залива, в котором ждал катер. Сейчас в тех местах встречаются лишь животные да редкие туристы, а некоторое время назад кипела жизнь: ныне взобравшаяся в гору железная дорога 100 лет назад пролегала по долине. В месте, где она заканчивалась, находилось достаточно крупное село, макет которого можно увидеть в туристическом офисе на вокзале Нарвика. Были там и кафе, и магазины, и школа… Но исчезла железная дорога – и жизнь замерла. Жители уехали, разобрав свои деревянные дома. Остались лишь поросшие травой каменные фундаменты. Когда видишь их, невольно приходят мысли о тленности всего земного.

Впрочем, надо было торопиться: «Арктическая гонка» приближалась к финишу, и, погрузившись в катер, мы направились в Нарвик, по пути остановившись у останков затонувшего в годы войны германского корабля. Они находятся прямо у берега, и по заботливо оставленным кем-то веревкам с катера можно подняться наверх, прогулявшись по тому, что когда-то было частью военного флота.

Прорыв Закарина
Тем временем на улицах Нарвика разворачивалась борьба за победу в общем зачете: три спортсмена, среди которых был и Закарин, создали без малого минутный отрыв. Учитывая небольшие отставания в генеральной классификации, это означало, что именно им предстояло разыграть победу в общем зачете. Ильнур предпринял несколько атак, однако коллеги по побегу их поддержали, и на финиш тройка приехала одновременно. Имевший небольшой гандикап по итогам предыдущих этапов Рейн Таарамяэ на последних метрах дистанции не стал бороться за победу и финишировал третьим, победно вскинув руки. Именно он вписал свое имя в историю «Арктической гонки Норвегии» как победитель общего зачета. Закарин замкнул призовую тройку, чем был очень доволен. «В генеральной классификации не рассчитывал на подиум, так что третье место – это приятный бонус», – признался Ильнур.

Через год спортсмены вновь приедут на самую северную профессиональную велогонку в мире. Где конкретно она пройдет, организаторы не говорят, однако уверяют, что участникам доведется несколько раз пересечь полярный круг.

www.visitnorway.ru

Партнеры журнала: