Как путешествовать автостопом в Тбилиси на футбол

Большой спорт №9 (95)
Текст: Владимир Морозов
Корреспондент «Большого спорта» делится путевыми заметками, грузинскими зарисовками и рассказывает, зачем Тбилиси был так нужен матч за Суперкубок Европы.

Прямой рейс из Москвы в Тбилиси изначально не впечатлял. И накладно (туда-обратно – минимум 17 тысяч рублей), и скучно. Мои коллеги, однако, не жаловались: по прилете грузинский таможенник вручил каждому иностранцу по бутылке саперави. Ваш автор не уклонился от плана, ибо российский футбол приучил: дорога на выезд интереснее самого матча. Но лишь в том случае, если путешествовать нетривиальными способами. Например, автостопом. Новичкам вроде меня подойдет стандартный маршрут: самолет до Владикавказа (4 тысячи рублей, и учтите: бюджетная авиакомпания «Победа» вас не накормит), затем ловим автомобиль и 40 километров двигаемся в сторону Верхнего Ларса до российско-грузинской границы. Дальше – все то, ради чего вы на это решились: новые знакомства, гора Казбек и 165 километров крутых впечатлений.

Москва – Владикавказ
В аэропорту Внуково разыгралась обычная сцена: девушка опоздала на самолет, как позже выяснилось – на три минуты. Истерика. Слезы… Я проходил мимо стоек для регистрации. И внутри что-то кольнуло: надо вступиться. Выяснилось, что дама приехала вовремя – вот только багаж превысил допустимую норму – на 1 килограмм (при 10 разрешенных у а/к «Победа»).

«Что, я буду платить 2000 рублей за тысячу граммов?! Спустилась на первый этаж, отыскала камеру хранения и вернулась обратно. Подаю документы – а мне заявляют: “Вы опоздали!”» – жаловалась девушка Ирина, когда вопрос уже был решен положительно.

Во Владикавказе Ирину встречал родной брат. Не буду рассказывать, как меня возвели в ранг «спасителя». Удивило, что для осетин это слово – не пустой звук. Во‑первых, меня накормили (домашние осетинские пироги обязательны к угощению). Во‑вторых, напоили. В‑третьих, доставили к местам главных достопримечательностей и промежуточному пункту назначения, в моем случае это граница. Причем на КПП нас уже ждали: брат Ирины связался с товарищем, который и организовал автомобиль до Тбилиси. Отгрузив в портфель автостопщика внушительную порцию яств, благодушные осетины проводили меня в добрый путь.

Курс на Тбилиси
«Прошли границу за 20 минут!» – кричал в трубку довольный водитель, с которым я теперь ехал. «Повезло, – с усмешкой резюмировал пограничник. – Обычно длиннющая очередь. Вон с грузинской стороны растянулась на семь километров. Фур – тьма. Бывает, стоят несколько суток».

Убеждаешься в этом мгновенно. Рассказывают, что сотни большегрузных машин из Грузии и Армении, перевозящих сельхозпродукты в Россию, из года в год оказываются заперты в районе Гудаури. Водителям по несколько дней приходится жить в кабинах своих трейлеров и питаться за свой счет. Это не добавляет популярности трассе, особенно среди армянских шоферов. Если грузинские перевозчики имеют возможность доставлять товар через Азербайджан, то у Армении альтернатива отсутствует. Причем безвыходная ситуация на Военно-Грузинской дороге складывается не только зимой, но и в самый разгар лета – из-за обильных селей, свойственных пограничному региону. По этой причине в Дарьяльском ущелье, на североосетинском участке российско-грузинской границы, автомобилям запрещено останавливаться, а движение осуществляется строго под надзором патрульной полиции.

По сути, любой транспорт может двигаться только из Владикавказа до Степанцминды – деревушки с тремя тысячами жителей в окружении гор и их главной вершины – Казбека (5047 метров над уровнем моря), у подножия которого мы остановились на пару часов перед рывком до Тбилиси, где на следующий день состоялся матч за Суперкубок.

«А мы с вами – друзья»
Ваш автор провел в Тбилиси три дня и наверняка бы вернулся на родину, даже не вспомнив о вооруженном конфликте между Россией и Грузией в 2008‑м. Просто не было повода – ни в центре столицы, ни на окраинах. До тех пор, пока не явился в пресс-ложу, где рядом со мной расположился мужчина – украинец по национальности.

«Скажите, – с нотой дерзости обратился коллега, узнав, что я русский, – вы чувствуете враждебное к себе отношение со стороны местных грузин?» Я оглядел собеседника (это был его первый вопрос после «Здрасьте»). «Нисколько, – отвечаю, – даже наоборот». И тут псевдожурналист (как позже выяснилось) вспыхнул: «А вы можете сказать то же самое в интервью СМИ? Там, в России!»

Продолжать разговор не было смысла. Обсуждать вопрос конфронтации между странами не рады и сами грузины. Все как один сводят разговор к шутке: «Что наши, что ваши политики – … (люди низких моральных принципов. – Прим. БС). А мы с вами – друзья».

В Грузии можно легко заговорить с любым человеком в общественном месте. Если ему за 35, он обязательно ответит по-русски, доброжелательно проконсультирует и (со мной даже такое случилось) может пригласить к себе домой испить бутылку вина.

Он ушел, но обещал вернуться
Полицейские, которые боятся брать взятки, дороги приличного качества, сломанный воровской строй – все это правда. При Михаиле Саакашвили Грузия преобразилась, но люди жить лучше не стали: пенсии едва достигают 50 долларов, в переходы на проспекте Руставели вернулись дети со скрипкой, число попрошаек неуклонно растет. «Саакашвили – … (человек низких моральных принципов. – Прим. БС), но он делал хоть что-то, – констатируют местные жители. – Нынешние власти – вообще ничего. Спасибо, привезли хотя бы футбол».

Матч за Суперкубок – большой успех для Тбилиси и страны в целом. Любить футбол здесь не перестали. Скорее соскучились: предложи людям зрелище – и они выкупят последние билеты у спекулянтов за 150 лари (4400 рублей) при номинале 7 евро. Кое-кто даже расстался с машиной.

Суперкубок – не единичная акция. Грузинские власти рассчитывают, что его качественная организация станет важным аргументом для успеха заявки на проведение финала Лиги чемпионов в ближайшие годы. В Грузии до сих пор с ужасом вспоминают матч со сборной России в 2002‑м, когда на тбилисском стадионе «Локомотив» неожиданно погас свет, а тогдашний премьер-министр страны Автандил Джорбенадзе суетился у сломанного генератора с гаечным ключом. 13 лет назад грузины потерпели крах и не стесняются в этом признаться. В 2015‑м (после длительных переговоров) к ним таки приехали Sevilla и Barcelona. Выдали самый результативный матч в истории Суперкубков Европы, заставив рукоплескать 55‑тысячную арену «Динамо» и весь Старый Свет.

«Почему бы не повторить? – заявил добрый грузин, разливая по бокалам вино у себя дома на следующий день. – Не важно, кто ты – журналист или профессор, инженер или врач. На такой футбол стоит ехать. Хоть на машине, хоть самолетом».

Я улыбнулся. Не согласиться с ним было нельзя.

Партнеры журнала: