Оптимизатор

Большой спорт №12(48) Декабрь 2010
Дмитрий Маслов
О пользе, которую ослабление лимита на легионеров принесет национальным сборным, необходимости приватизации спортивных клубов и несовершенстве российского законодательства в области спорта Андрей Бельмач рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

С идеей создания профессиональной волейбольной лиги генеральный директор клубов «Искра» и «Заречье-Одинцово» Андрей Бельмач выступил еще несколько лет назад. Однако за прошедшее время никаких шагов в этом направлении предпринято не было. Более того, президент Всероссийской федерации волейбола Станислав Шевченко считает, что в данный момент создание такой структуры было бы «искусственным шагом».
О пользе, которую ослабление лимита на легионеров принесет национальным сборным, необходимости приватизации спортивных клубов и несовершенстве российского законодательства в области спорта Андрей Бельмач рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

В конце 2009 года вас назначили генеральным директором Волейбольного клуба Московской области. Какие первоочередные задачи вы ставите перед собой в этой должности?

Добиться максимальной отдачи от вложения средств. Все расходные статьи бюджета подвергнуты тщательной ревизии с целью их оптимизации. Не секрет, что Московская область инвестирует значительные деньги в футбольный «Сатурн» и хоккейный «Атлант», однако громких побед эти клубы пока не добиваются. Наши команды «Заречье-Одинцово» и «Искра» за последние несколько лет неоднократно становились чемпионами и призерами российских первенств и финалистами Лиги чемпионов.

Взглянув на работу клуба с позиции гендиректора, вы по-прежнему уверены, что России необходима профессиональная волейбольная лига?

Рано или поздно она будет, этого требует жизнь. Возможно, название окажется другим, но суть не изменится. Нужна четко прописанная система формирования цен на игроков и прибыльность их переходов для клубов, которые должны работать по рыночным механизмам. А также увеличение лимита на легионеров – мужской чемпионат мира четко показал: при отсутствии конкуренции за места в составе команд спортсмены не прогрессируют.
Профессиональная лига может включить и белорусские, азербайджанские, украинские команды. На заседании директоров клубов я выступил с предложением упорядочить переходы, поскольку нынешняя система невыгодна. К примеру, за три года «Заречье-Одинцово» инвестировало в становление Татьяны Кошелевой значительные средства, а при переходе ее в казанское «Динамо» получило только 28 тысяч долларов. Считаю, на первых порах надо как минимум ввести понятие «ограниченно свободного агента», аналогичное принятому в КХЛ. Согласно ему прежняя команда сохраняет права на игрока, подтвердив предложенные конкурентом условия контракта. В этом случае цена трансфера Кошелевой определялась бы на переговорах между клубами.

Президент ВФВ Станислав Шевченко в интервью нашему изданию заявил дословно следующее: «Тем, кто ратует за ослабление лимита на легионеров, следует помнить, что интерес к волейболу в России во многом вызван личностью Николая Патрушева, и понимать: для того чтобы двигаться дальше, необходимо побеждать на уровне сборных». Вам есть что возразить?

Я хочу не возразить, а предложить конструктивно рассмотреть этот вопрос. Можно дать возможность заявления третьего иностранца на непроблемные для сборной позиции, тем самым увеличив естественную конкуренцию за место в составе клуба. На проблемные же места не приглашать иностранцев, а воспитывать своих волейболистов. Таким образом, повысится и уровень, и характер игры отечественных спортсменов. Думаю, Николаю Платоновичу будет только приятно. А с созданием профессиональной лиги мы получим и иной формат конкуренции. Россияне смогут реально бороться с легионерами за места в основном составе и привнесут этот настрой и мотивацию в сборную. У клубов появится шанс за реальные деньги продавать юных игроков и приобретать на их места легионеров более высокого класса, цена на которых ниже. И снова зарабатывать на подготовке талантливой молодежи.

С инициативой создания ПБЛ выступили сами клубы, фактически поставив федерацию перед фактом. В волейболе подобное возможно?

Пока нет. Время само должно подвести клубы к разрешению данного вопроса.

Нередко приходилось слышать, что россияне неудачно выступили на чемпионате мира, потому что Даниэле Баньоли не хватило жесткости в общении с игроками. Вы согласны?

Давайте приведу пример. Гус Хиддинк добился успеха на Евро-2008 прежде всего потому, что смог раскрепостить игроков, «стать с ними в один ряд». На мой взгляд, Баньоли не удалось до конца понять менталитет наших спортсменов и прочувствовать их внутреннее состояние, с которым они выходили на площадку. На матч с сербами россиян надо было настраивать не столько в спортивном плане, сколько «поднимать человеческое изнутри», заставлять играть через «не могу». Итальянец – профессионал очень высокого класса, но он так и не понял, с каким «материалом» работает. Спорт – отображение социальной ситуации в стране. Российские спортсмены должны чувствовать ответственность перед своими согражданами. И тренер обязан донести это до их сознания. На мой взгляд, отсутствие чувства ответственности и привело к поражению в решающем матче.

Нет ли у вас опасения, что возглавивший в межсезонье «Искру» Роберто Сантилли также не сможет понять «загадочную русскую душу»?

Мы пригласили этого специалиста, потому что именно он сделал из малобюджетного польского клуба Jastrzębski Węgiel одну из лучших в польском чемпионате команд. Благодаря ему некоторые игроки раскрылись по-новому. И, заметьте, все это произошло при весьма скромных бюджетных возможностях. В текущем сезоне был значительно обновлен состав «Искры». Перед командой стоит задача занять первое место. Но на данный момент мешает страх победы. Этим и объясняется слабый старт в чемпионате страны и проигрыш в полуфинале Кубка России. Кстати, психологическая неготовность к завоеванию первого места – проблема многих спортсменов российского первенства, что сказывается в самые важные моменты и на выступлениях сборной. Нам придется научиться играть с сознанием ответственности за победу. И это очень важный этап в формировании команды.

Приглашение чемпионов страны в составе «Зенита-Казани» Александра Богомолова и Алексея Вербова – это попытка привнести психологию победителей?

Да, и они очень помогают. Богомолов держит нагрузку, способствует становлению командного характера. И Вербов тоже. Но сейчас мы сталкиваемся с тем, что нет человека, готового взять ответственность за последний удар. В этом плане надеемся на восстанавливающегося после травмы Павла Аб­рамова. К тому же наш клуб – единственный в России, где сразу четыре волейболиста участвовали в чемпионате мира и не прошли с «Искрой» полноценную предсезонную подготовку.

Вернувшиеся в команду Абрамов и Вербов получили те же условия контрактов, что были до кризиса?

Безусловно, это другие контракты. Но в них, как и у остальных игроков, прописана зависимость дохода от результатов выступления команды. Повторюсь: причины неудач – не в деньгах. От их количества спортсмены играть лучше не станут. Дело именно во внутреннем духе, психологическом настрое. Поэтому мы формировали команду исходя из готовности людей нести ответственность за результат.

Финансовый кризис как-то изменил российский волейбол?

Скорректировал зарплаты. Как правило, волейболисты сейчас получают меньше, чем в 2008 году. Но у нас по-прежнему нет сформированного рынка. О чем можно говорить, если компенсация за игрока сборной России составляет 28 тысяч долларов. Пока не появится профессиональная лига, не будет определен статус спортсмена – люди не поймут, сколько они стоят на рынке, сколько зарабатывают и каковы их перспективы. Нужно, чтобы лига была «закрытой», клубы не выбывали и получали время на становление.

Как правило, спортивные лиги имеют значительный доход от телетрансляций. ПБЛ же столкнулась с тем, что телевидение не только не платит, но и требует денег за трансляции. Что делать?

Надо дать клубам право собирать местных рекламодателей для каждой конкретной трансляции. Но в любом случае первый шаг – это принципиальное решение о создании профессиональной лиги. Сначала формируется форма, и потом она наполняется содержанием. Когда появится качественный продукт, телевидение само захочет его приобрести. Если есть большие деньги, можно платить телевизионщикам и заманивать коммерческих партнеров возможностью «показаться в ящике». Но необходимо также параллельно повышать привлекательность зрелища, иначе спонсор увидит, что зрителям неинтересно, и уйдет.

А вашему клубу удается привлекать местных спонсоров?

Мы работаем над всеми способами. Но прежде всего должны стать привлекательным продуктом для спонсорских программ. Также, считаю, необходимо менять менталитет, отказываться от ситуации, когда спонсоры ищутся только в приказном порядке.

Велика вероятность, что футбольный «Сатурн» в своем нынешнем виде доживает последние дни…

Я не могу ответить на этот вопрос. Для этого надо разобраться, какие задачи перед ним ставились. Если бороться за медали и выходить в еврокубки, то они не выполнены. Думаю, руководство Московской области пересматривает программу инвестиций и получаемой отдачи. И такая проблема стоит перед всем российским спортом.

Вы думаете, что волейбольная «Искра» интересна частному инвестору?

Интересна, если клуб будет иметь инфраструктуру. Независимо от того, мужская или женская это команда. Из волейбола можно сделать качественное зрелище, такое же, каким сегодня является баскетбол. Хороший зальный продукт способен заинтересовать частных инвесторов.

А каков потенциал волейбольных клубов в данном плане?

Наш зал вмещает 3500 болельщиков, и я уверен, что на 70–80 процентов он должен заполняться. Мы работаем над этим. Однако отличаемся по своему позиционированию, например, от бренда «Динамо». Под ним объединено сразу несколько игровых видов спорта. В одном только волейболе насчитывается шесть динамовских мужских и женских команд. У них есть болельщики, которые поддерживают именно бренд, их можно сагитировать ходить не только на футбол, но и на баскетбол, волейбол. Нам в этом плане сложнее. Но мы стараемся справиться с этой ситуацией.

Оттого что Газпром стал спонсировать КХЛ, сборным России лучше не станет: как только завершат карьеру сегодняшние лидеры из NHL, случится провал. Потому что нет государственной системы воспитания молодых хоккеистов. В футболе ситуация несколько лучше, поскольку это «рыночный» вид спорта. В баскетболе вырастить игрока очень трудно, там нет разработанной программы подготовки молодежи. Равно как и в волейболе, где лидеры сборной также не имеют достойной замены

Раньше в Одинцове пускали на волейбол бесплатно, сейчас билеты продают. Почему изменилась ситуация?

Они стоят 50 рублей, это сумма, которую из уважения к команде можно заплатить. Не думаю, что такая символическая цена способна повлиять на посещаемость. Повторюсь: сейчас «Искра» находится на переходном этапе. Команда полностью обновлена. Уверен, когда мы пройдем его, болельщиков в зале станет больше.

Клиент основанного вами агентства Sport Management Group Андрей Кузнецов выиграл юношеский Wimbledon. Этот теннисист уже не требует финансовых вложений?

Как консультант могу сказать, что компания уже не инвестирует в игрока, мы ждем, пока он выйдет на уровень заработка, который позволит нам начать возвращать вложенные средства. Сейчас агентство рассматривает возможность взять под опеку и вырастить по схожей схеме других юных теннисистов. Если бы не Sport Management Group, Кузнецов представлял бы Казахстан. Как это делает Михаил Кукушкин, и не он один.

«Рынок» инвестиций в юных спортсменов уже сложился? На нем есть свободные ниши?

Они есть везде. Все зависит от профессионализма агента, который хочет работать с юными игроками и уделять им время и силы. На первом плане в этом вопросе индивидуальные качества агента. Другое дело, сегодня в различных видах спорта все развивается по-разному, а российское законодательство не удовлетворяет требованиям времени.

Если уж заговорили о законодательстве, то насколько оно комфортно для ведения такого рода бизнеса?

В нем в принципе мало внимания уделяется спорту. Разве что приняты поправки, возложившие на игрока материальную ответственность за разрыв контракта. Но надо рассматривать и вопрос деятельности агента. На Западе этот человек квалифицируется по трудовой сетке. Условно: если у вас определенная квалификация, то полагается зарабатывать столько-то долларов в час. И документально доказав, что потратили на работу со спортсменом некое количество часов, можно стребовать компенсацию в случае смены им представителя. В России такого нет. А ведь это спортсмен нанимает агента, а не наоборот. Существуют перспективные ребята с невысоким уровнем дохода, и агенты нередко не берут с них денег, ожидая получить прибыль в дальнейшем. Когда же игрок получает хороший контракт, он частенько уходит, не компенсируя затраты. Российское законодательство в подобных случаях агентов не защищает.

Подводя итоги 2010 года для российского спорта, можно сказать, что в целом они неутешительны. В чем причины?

Оттого что Газпром стал спонсировать КХЛ, сборным России лучше не станет: как только завершат карьеру сегодняшние лидеры из NHL, случится провал. Потому что нет государственной системы воспитания молодых хоккеистов. В футболе ситуация несколько лучше, поскольку это «рыночный» вид спорта. В баскетболе вырастить игрока очень трудно, там нет разработанной программы подготовки молодежи. Равно как и в волейболе, где лидеры сборной также не имеют достойной замены. Сегодня на первом плане личные амбиции, а не системный подход. В России на профессиональный спорт тратятся такие деньги, что о «стоимости» наград лучше не вспоминать. Условно говоря, высаживаем 100 деревьев, а вырастает только одно. В США волейбол как бизнес инвесторам неинтересен, профессиональной лиги нет. Но страна не отказывается от формирования сборной, игроки которой получают доход в первенствах других государств. А затем побеждают на Олимпиаде.

Партнеры журнала: