Фанат «Спартака» собрал 5000 шарфов. Ими забиты квартира и три гаража

Большой спорт №5 (122)
Текст: Владимир Морозов Фото: Платон Шиликов
Самый крутой коллекционер футбольных шарфов в мире – Борис, известный под псевдонимом Линдрос, – рассказывает «Большому спорту» о своем хобби.

Моя школа отличалась углубленным изучением английского и немецкого языков. В 1997 году к нам по обмену приехало человек 30 британцев. Показали им школу, гоняли чаи. Двое гостей похвастались шарфами Arsenal и Aston Villa, второй я обменял на любимый «Спартак». Мне понравилось, решил коллекционировать: гонял на выезды и привозил оттуда «розетки», в Москве тусовался на гостевых секторах в дни еврокубковых игр, знакомился и менялся.

Активно собирать начал в 2005 году, когда появился более-менее шустрый интернет. Зная язык, я писал в немецкие гостевые. Первым откликнулся фанат Schalke‑04, который подогнал несколько «роз» и дельных контактов. Всего к декабрю того года насчитывалось 68 шарфов. Сейчас – около пяти тысяч. То есть ежегодно коллекция пополняется в среднем на 400–500 шарфов.

Я живу в небольшой двухкомнатной квартире. Половину одной из комнат занимают шарфы. Супруге и ребенку приходится с этим как-то мириться. Правда, жена перманентно грозится все выкинуть через окно. Я и сам несколько раз обещал, что активно собирать больше не буду. Шарфов реально много. Кроме квартиры, забиты еще три гаража.

У нас есть группа коллекционеров во «ВКонтакте». Однажды я выиграл на аукционе шарф «Лобни». Думал: пора сбавлять обороты, нашел почти все, что хотел. И тут сломал ногу. Больше полугода сидел дома. Делать-то нечего: пока восстанавливался, приобрел еще 800 «роз».

2000 евро за шарф
Я собираю все, кроме шарфов сборных. В первую очередь «Спартак» (на данный момент около 1300 штук), клубы и фанатские группировки России. Но и из этого собираю не все: например, не интересны официальные шарфы команд, которые чаще всего имеют убогий дизайн, а также матчевые «розы» еврокубковых игр, сделанные в России, – они и выглядят плохо, и качество оставляет желать лучшего. Однако надо признать: в последние год-два наши производители стали радовать чаще.

Среди коллекционеров тоже много нормальных ребят, которые рисуют прикольные шарфы, печатают небольшим тиражом и распределяют их между собой. Я лично сделал несколько десятков «роз», в 2007 году даже открыл магазин атрибутики – настолько меня раздражало, как клубы («Спартак» в первую очередь) занимались производством шарфов, флагов, маек и прочего.

Мой самый дорогой шарф? Проще рассказать о «розе», которую я мог, но не купил на Ebay лет восемь назад. Atalanta из Бергамо, которая не попадала в еврокубки с 1990 года. Тогда они как раз играли со «Спартаком», в Москву приехало человек 15 тиффози. Специально к матчу они изготовили шарф. С одной его стороны – название группировки, с другой – информация о том, что он был сделан именно к этому противостоянию. За шарф началась рубка, а решилось все, как обычно, в концовке. За три секунды до конца аукциона я дал 2000 евро (на тот момент – очень приличные деньги), но проиграл: кто-то из русских в последний момент дал немного больше.

Ценовой потолок у каждого свой – кому-то и 5000 рублей дорого. Я смотрю, нужен ли мне продаваемый шарф, насколько он редкий. Дело в том, что в России шарфы появились намного позже, чем у европейцев. В 1990-е годы «розетки» выпускались небольшими тиражами – по 5–10–20 штук. Спустя 20–25 лет такие раритеты сложно найти. Соответственно, за них можно дать приличные деньги. Например, я за копейки приобрел «Асмарал». Сейчас за него можно спокойно выложить 20–25 тысяч. Плюс-минус аналогичные суммы могу дать за многие другие «розетки».

Коллекция vs 100 млн
Считаю, у меня самая большая коллекция в мире. Я просто больше не видел. Хотя, может, живет где-то Корейко… Когда начал собирать и у меня было 200–300 шарфов, слышал про какого-то итальянца и 1200 «роз». Но он ни разу мне не попадался. Знаю нескольких обладателей 2000 шарфов и человека из Португалии, который собирает только Benfica. В последний раз у него было около 1500. Но он берет все подряд, без разбора – даже те шарфы, которые отличаются друг от друга исключительно цветом бахромы или, условно, размером эмблемы клуба. Мне такой подход не интересен. Я за качество.

Сколько стоит моя коллекция? Не знаю, правда. Уже лет восемь не пересчитывал шарфы. Три-пять миллионов? Не продам. Я вкладывал в коллекцию душу, время и силы. Яхты мне не нужны, текущей жизнью, квартирой, машиной доволен. Но если завтра вдруг придет человек и захочет выкупить все за 100 млн, то, конечно, продам. Я же понимаю, что на эти деньги смогу обеспечить и себя, и ребенка, и внуков, и правнуков.

Начинающим коллекционерам дам три совета. Во-первых, не отдавайте за «розу» последние деньги, особенно если у вас есть семья. Во-вторых, лучше сэкономить на бесполезной пьянке с друзьями, но купить редкий экземпляр. В-третьих, советую определиться с направлением. Очень часто встречаю людей, которые начинают с одного вида шарфов, вскоре они им надоедают, потом выбирают другой, и так много раз. Иногда это неплохо – набивать шишки. Однако с шарфами проще сразу решить, что вы хотите. Например, у нас есть коллекционер Алексей Матвеев. Сначала он собирал ультрас-шарфы, потом достаточно быстро переориентировался на «розы» с вышивками (так называемые барскарфы). Сейчас у него штук 600, одна из самых дорогих коллекций в Европе. Она очень красивая, самобытная, яркая. Ею все восхищаются. Вам тоже желаю: наслаждайтесь своим хобби.

Партнеры журнала: