Как «КАМАЗ-мастер» готовится к «Дакару»

Большой спорт №11 (117)
Текст: Дмитрий Маслов
6 января в столице Перу Лиме стартует ралли «Дакар». Одним из основных претендентов на победу в классе грузовиков по традиции станет российская команда «КАМАЗ-мастер». Корреспондент «Большого спорта» посетил ее базу в Набережных Челнах, понаблюдал за подготовкой автомобилей и пилотов к главному старту сезона и поучаствовал в тестовом заезде.

На полигон в Тарловке журналисты ехали в напряженной тишине: уже побывавшие в организованных командой «КАМАЗ-мастер» пресс-турах коллеги нагнали страха, в красках описав страдания, которые неподготовленный организм испытывает от езды по бездорожью на скорости 140 км/ч. Наша вахтовка двигалась раз в пять медленнее, но все равно ощутимо прыгала по кочкам и ухабам. После каждого препятствия мы подскакивали на сиденьях и с тревогой представляли свои кульбиты в боевых машинах.

Испытания в Тарловке
Опасения оказались напрасными: 5-точечные ремни очень плотно крепят штурмана и механика к креслу. «Держитесь обеими руками за эту ручку и ни в коем случае не опускайте голову», – предупредил победитель «Дакара» 2015 года Айрат Мардеев, в сопровождении которого мы выехали на трассу. Автомобиль набрал скорость, подпрыгнул на нескольких небольших трамплинах, однако никакого дискомфорта мы не испытывали. «Эту трассу под Челнами знаем наизусть, поэтому здесь только тестируем автомобили. Тренировки пилотов проходят в соревновательных условиях. Например, в чемпионате России, – рассказал Мардеев, предупредивший, что самое опасное в ралли-рейдах – боковая тряска. – В Тарловке тоже есть такой участок, приготовьтесь. Главное – ни в коем случае не опускайте голову, напрягите мышцы шеи».

И началось! На вроде бы ровном участке песчаной трассы автомобиль начало бросать из стороны в сторону. Казалось, голова вот-вот отсоединится от тела, а внутренние органы выпрыгнут из него! «Видите эту металлическую балку рядом с местом механика? – показал Айрат. – Кажется, что она далеко от головы, но на “Дакаре” бывали случаи, когда трясло так, что даже пристегнутый ремнями человек ударялся о нее и терял сознание». Мы подъезжали к финишу, рядом с которым находился трамплин. Фотографы сгрудились возле него, чтобы сделать эффектный кадр. Наш «КАМАЗ» взмыл вверх и мягко приземлился, а мы с удивлением отметили, что, казалось бы, опасный прыжок оказался очень простым, а безобидная на первый взгляд боковая тряска обернулась для некоторых из нас болями в шейном отделе позвоночника и шумами в голове. «Не всегда знаешь, что тебя ждет, – с улыбкой отметил Айрат. – Иногда организаторы ралли забывают внести некоторые препятствия в легенду, встречаются и другие неожиданности. У меня есть правило: в непонятной ситуации жать на газ, а не на тормоз. И оно не раз выручало. Однажды в мою колею встал соперник. Увидев препятствие, я дал по газам – и перелетел его, а другой пилот притормозил – и сорвался в яму». На прощание Мардеев отметил, что катал нас со скоростью, составляющей примерно 70% от той, на которой ездит во время соревнований.

Эксперименты с капотником
Следующим и главным пунктом программы стал визит в научно-технический центр «КАМАЗ-мастер», где в роли нашего экскурсовода выступил один из самых титулованных штурманов команды Айрат Беляев. Спортивный центр был построен в 2007 году, и на данный момент в нем есть все необходимое для подготовки как автомобилей, так и гонщиков. Там организован замкнутый цикл производства, имеются тренажерный зал, бассейн, зал для пресс-конференций, столовая. А во дворе расположилась небольшая выставка автомобилей, на которых команда достигла своих наиболее значимых побед.

Сначала мы подошли к первому выигравшему «Дакар» «КАМАЗу» – его пилотом в 1996 году был Виктор Московских. «В конце 1990-х он морально устарел и не проходил по регламенту на международные гонки. Продали его в частные руки в Ростов-на-Дону Якову Мехтиеву. Он несколько лет выступал на этой машине. Три года назад мы выкупили автомобиль, так и появилась идея создать коллекцию боевых машин. Они все на ходу, за час-два можно подготовить к старту», – рассказал Беляев, подчеркнувший, что 20 лет назад автомобили были более аскетичными, из-за чего пилоты нередко получали травмы. В первую очередь страдал позвоночник. Сейчас ситуация с безопасностью экипажа стала гораздо лучше, однако в бескапотных грузовиках люди по-прежнему менее защищены, чем в их капотных машинах. Ударные нагрузки там гораздо меньше, есть и другие преимущества. В частности, улучшается управляемость и маневренность, облегчается ход по песку.

Есть капотный автомобиль и у «КАМАЗ-мастера». «Мы построили ее года два назад. Когда ехал на нем штурманом в Карелии, достал мобильный телефон, одной рукой держал легенду, второй снимал видео. Держался просто на ремнях. На наших боевых машинах так не поездишь, – признался Беляев, подводя нас к нетипичному “КАМАЗу”. – Это экспериментальное направление, на следующий год вернемся к этой тематике».

Перспективы капотника мы обсудили и с руководителем «КАМАЗ-мастера» Владимиром Чагиным. «В капотный грузовик можно установить только рядный 6-цилиндровый мотор. Когда мы сделали капотник, взяли в аренду двигатель у другой команды. Но ее условия не позволяют иметь свое оперативное обслуживание, настройку топливной системы, что мы привыкли делать. Сейчас мы создали свой рядный 6-цилиндровый двигатель объемом 13 литров, поставим его на бескапотный автомобиль Дмитрия Сотникова. Оснащать новинками 50% машин на “Дакаре” не совсем разумно. Поэтому с новым двигателем будет только одна, а капотник обкатаем на других соревнованиях», – рассказал Чагин.

Через горы и песок
Помимо экспериментального автомобиля Сотникова, на «Дакаре» стартуют «КАМАЗы» Эдуарда Николаева, Айрата Мардеева и Антона Шибалова. Пятый боевой пилот Андрей Каргинов восстанавливается после травмы, и его решили поберечь. Анализируя маршрут ралли, руководитель «КАМАЗ-мастера» отметил, что особую сложность представляют высокогорные участки в Боливии. «Недостаток кислорода и экстремальные температуры – это испытание не только для экипажей и техники, но и для всей группы поддержки. В 2017 году на старте было +50 °С, а через день въехали в горы, а там +6–7 °С, дождь. Погода примерно такая, как в октябре в Поволжье. Вот в таких условиях надо готовить автомобили к старту, – рассказал Владимир Чагин. – Аргентина знаменита своей пылью, в отсутствие ветра она буквально стеной. Много тонких веток толщиной с мизинец. Они как гвозди прокалывают шины, а в пыли этого даже не видно. Бывает, автомобиль приезжает на финиш, и из всех четырех колес с шипением выходит воздух. Машины оснащены автоматической подкачкой шин, механик из кабины управляет давлением в них, так что даже в случае прокола мощность компрессора позволяет ехать».

Впрочем, пилоты готовы к любым испытаниям. «Некоторые спецучастки проходят на высоте 3 тысячи метров, в таких условиях многое зависит от физического состо­яния. В первые месяцы тренировок на такой высоте мы испытывали головные боли, затем все стало приходить в норму. Занимаемся в тренажерном зале, тренируем выносливость, разрабатываем мышечный корсет спины, мышцы рук, ног. Три раза в неделю ходить в тренажерку обязательно, но мы делаем это чаще», – рассказал победитель «Дакара» 2017 года Эдуард Николаев, отметивший, что подготовиться к высокогорью гонщикам помогают сотрудники инновационного центра ОКР.

«Дакар-2018»
10-й южноамериканский и 40-й по счету ралли-марафон пройдет по территории трех стран – Перу, Боливии и Аргентины. Старт ралли-рейда состоится 6 января в Лиме. На территории Перу участники гонки проведут пять дней. Затем их ждут участки в Боливии с днем отдыха 12 января в Ла-Пасе, а завершится рейд 20 января в Кордобе.

Партнеры журнала: