Дмитрий Ерохин – о том, как совместить бег и приключения

Большой спорт 5 (112)
Текст: Анна Черноголовина
Там, где кончается асфальт, начинается трейлраннинг. Это бег по природному рельефу – холмам, горам, лесам, болотам, пустыням. Спорт для романтиков и самых выносливых: обеспечено не только созерцание пейзажей, но и повышенная нагрузка для организма – разнообразный рельеф дается тяжелее, чем бег на шоссе. Здесь нет мировых рекордов, только рекорды отдельно взятой трассы и расстояния – чем больше, тем почетнее. О том, что такое далеко и еще дальше, рассказывает Дмитрий Ерохин, пионер российского трейлраннинга, который пробежал 1568 км от Москвы до Сочи, 1200 км вокруг Байкала, финишировал в числе лучших в многодневке в Сахаре, а сейчас собирается на Эверест.

Вы заняли 8-е место на чемпионате России на 100 км, после этого резко сменили направление и ушли в трейлраннинг. Почему так вышло?
Я готовился к следующему чемпионату России и целился на результат 7:50. Но ошибся в подготовке, получил воспаление надкостницы и на старт не вышел. Тогда мне посоветовали временно начать бегать по грунту, и я сошел с асфальта. Это оказалось необратимым – мне понравилось.

Как вы пришли к многодневкам?
Первой из них стала Marathon des Sables в 2013 году, 250 км (6‑дневный пробег, проходит в апреле в Сахаре. – Прим. БС). Я не хотел ее бежать: не думал, что готов. Но на участии настоял друг Анатолий Маркин – он меня практически заставил. И я выдал свой лучший результат в беговой карьере: попал в топ‑50. Причем впереди были люди, которые приехали акклиматизироваться за месяц, а не в аккурат к событию, как я. Вообще бежать по Сахаре на высоте 800 метров над уровнем моря – совсем не то же самое, что тренироваться по снегу в Москве, на высоте 200 метров. Плюс я бежал полуголодный: в качестве источника питания выбрал сало, и на второй день оно испортилось от жары.

Почему именно сало?
Надо потреблять хотя бы две тысячи калорий в сутки. В одном грамме сахара четыре калории, то есть, чтобы себя обеспечить калориями, в сутки требуется 500 граммов. А в жире – девять калорий, и требуется 220 граммов на день. В пересчете на шесть дней гонки это дает большую разницу в весе. Все ведь на себе приходится нести.

Однако в итоге я показал примерно такое же время, как и Леонид Швецов (действующий обладатель рекорда вверх в самом массовом ультрамарафоне The Comrades (5:24.49). – Прим. БС), выступавший на Marathon des Sables до меня, и очень этим горжусь. Я занял 43‑е место в протоколе, он – 41‑е. Или наоборот, не помню точно.

Две тысячи калорий – это «хотя бы». А сколько калорий вам в идеале нужно потреблять в день?
Если количество еды ничем не ограничено, то от 10 до 15 тысяч калорий в сутки съедаю, плюс спортивное питание, углеводные гели. Если меньше, тогда я худею. Использую аминокислоты: в среднем грамм на 10 кг собственной массы.

Как восстанавливаетесь?
Сауна, массаж, баня, чай или кофе. Травмы у меня носят случайный характер и возникают не из-за бега, а по глупости и неосторожности – например, догонял автобус и споткнулся.

Хорошо, в 2016 году вы бежали вдоль Байкала – 1200 км за 28 дней, – и никакой сауны или бани несколько дней явно не было.
Значит, не восстанавливался – я вообще готов к любым условиям. Поспать под сосной проблемой не является, но если есть возможность остановиться в пятизвездочном отеле, то с удовольствием этим пользуюсь. Когда я бежал вдоль Байкала, спал в избушке с егерями, укрывался какой-нибудь дерюжкой или собачьей шкурой, околевал от холода. Потом остановился на турбазе – так хорошо стало. Я любой эффект максимизирую.

Знаю, что в Баргузинском заповеднике на вас выходил медведь. Как это было?
Я бежал по лощине, медведь услышал треск и пошел на меня. Я среагировал, встал к дереву, достал фальшфейер и резко свистнул на три-четыре секунды – медведь в ответ издал «пуф». Я снова свистнул, он опять ответил «пуф». Так и продолжалось 20 минут. Между нами было примерно 15 метров. Потом медведь ушел, а я продолжал спуск по лощине, издавая свист.

Такие длительные мероприятия немыслимы без группы поддержки. Кто это в вашем случае?
Мой товарищ Алексей Меркулов: он помогал мне и на Байкале, и во время забега Москва – Сочи. Он водитель: одежда, питание, ноутбук, фотоаппарат, книжки – все это у него. Когда он приезжает, у меня базовый лагерь. Но вообще на Байкале меня поддерживало много народа: от Иркутска до Усть-Баргузина был Алексей на машине; потом поддерживали егеря на вельботе; был волонтер на лодке и на катамаране. Вот так по цепочке они меня друг другу передавали. Основное – всегда иметь палатку, воду и еду.

Мой проект Москва – Сочи в преддверии старта Олимпийских игр (1568 км, до 80–90 км в день. – Прим. БС) поддерживал Виктор Жидков (триатлет, председатель правления инвестиционного банка «Веста». – Прим. БС): он один из популяризаторов циклических видов спорта в России. Виктор решил, что это интересный масштабный проект, и в каждом крупном городе бронировал для меня пятизвездочный отель. Это его вклад в развитие бега в России.
В основном, конечно, моя поддержка – ближний круг. Тем не менее кто-то сгущенку передаст, кто-то носки: с бору по сосенке поддержка и получается.

Что происходит с вашим иммунитетом во время многодневок?
Он со всем справляется. Например, в 2014 году я бежал 115 км вокруг Эльбруса. Это заняло 25 часов: я был полностью убитый. Приползаю в номер, ложусь на кровать трупом, а через семь часов встаю и выхожу на следующую дистанцию – 45 км. У товарища, который жил со мной в комнате и видел это, глаза округлились. Самое главное на многодневке – скорость восстановления. У меня она есть.

Как адекватно оценить ресурсы своего организма и понять, что он готов к очень длинным дистанциям?
У меня есть такой тест – суточный бег. Расстояние, которое вы способны покрыть за сутки, нужно разделить на три. То есть, чтобы бежать 60 км в день, нужно в сутки делать от 180 км. Я на это способен.
Плюс у меня была тренировка перед забегом Москва – Сочи: три дня подряд бежал по 70 км. На четвертый день утром просыпаюсь – у меня ничего не болит: ни мышцы, ни сухожилия. Значит, готов и могу.

Сколько километров вы обычно пробега­ете за неделю?
Пиковый километраж, которого я достигал, был 250 км в неделю и почти 1000 в месяц. Так я в 2013 году готовился к 200‑километровому трейлу. Разгрузочная неделя – слабенькая, когда я отдыхаю, – это меньше 100 км в неделю. 150 км – уже серьезно.

По какому принципу выбираете гонку для участия? Руководствуясь чем организовываете собственные проекты?
Они должны проходить в знаковых местах: например, на Байкале, Эвересте, Эльбрусе. Могу совета спросить, голосование в Facebook устроить. Скоро уезжаю на Tenzing-Hillary Everest Marathon, который начинается из базового лагеря на Эвересте на высоте около 5346 метров и заканчивается в поселке Намче-Базаре на 3440 мет­рах. Это самый высокогорный марафон в мире – дистанция 42,2 км, – где примерно 10% участников не в состоянии даже выйти на старт после ночевки. Мой товарищ Олег Бартунов давно хотел отправить туда сильного спортсмена. И он сказал: «Все, Дима, давай, помогаю тебе – на Эверест поедешь». Соревнование – 29 мая, однако я окажусь там раньше, чтобы адаптироваться: нужно хотя бы две недели на высоте провести. Мои соперники уже сейчас акклиматизируются. Но я спортсмен-любитель с ограниченными ресурсами – нужно на работу выйти, переделать дела, написать заявление на отпуск.

При каком результате вы будете считать, что Эверест для вас удался?
Там есть два зачета: для непальцев и иностранцев. Если я стану 10‑м в абсолюте и войду в тройку лучших иностранцев, будет хорошо. Хотя, конечно, есть разница между мной и теми ребятами, которые два месяца просидели на высоте 5400.

Есть ли обстоятельства, которые могут помешать вам выйти на старт?
Для большинства людей важно, чтобы вероятность успеха составляла 95%. Если они, допустим, тянут мышцу или, скажем, не набирают на тренировках 600 км, то потом сдают билеты и никуда не едут. Я могу выйти на старт даже с вероятностью 20%. Выйду, даже если я поползу.

Советы начинающим от «Большого спорта»

Обувь
Первое, о чем нужно позаботиться, – о безопасности лодыжек. Подвернуть ногу несложно: можно просто неловко наступить на камешек. Так что обычные кроссовки нужно заменить на трейловые: у них есть специальная защита от подворота стопы. К тому же, в отличие от моделей для асфальта, у них более агрессивный протектор для сцепления с разными поверхностями и усиленный носок – пальцы ног должны быть защищены от ударов о камни, ветки.

Профилактика травм
В трейлраннинге бегуны задействуют больше мышц, чем на шоссе. Так что укреплять ноги и корпус нужно с первых тренировок – уделять внимание пояснице, спине, брюшному прессу, голеностопу, коленным связкам, мышцам и связкам передней и задней поверхности бедра. Лучше всего обратиться к тренеру, узнать, где находятся ваши слабые места, и уделить особое внимание их проработке. Если вы планируете бегать с палками, то придется укрепить верхний плечевой пояс – иначе палки только затруднят ваше передвижение.

Функциональная выносливость
Если вам не хватит этого компонента, трейл превратится в обычный поход. Так что придется включить в свой «рацион» самые разнообразные тренировки: от медленных часовых и двухчасовых кроссов на низком пульсе до 140 (для трейлраннинга длина трассы в 10–20 км – это, можно сказать, спринт) до бега по холмам и интервалов.

Партнеры журнала: