Даниил Квят – о спонсорах, двигателях и танцах

Большой спорт №10 (96)
Текст: Дмитрий Маслов / Фото: Red Bull Content Pool
Мало кому из россиян удается вживую понаблюдать за выступлением единственного на данный момент отечественного гонщика в «Формуле-1» Даниила Квята. Жители Казани такую возможность получили: в последние выходные лета пилот Red Bull Racing прибыл в столицу Татарстана для участия в шоу Kazan City Racing. Даниил «крутил пончики» на фоне местного кремля, фотографировался в тюбетейке и дал интервью корреспонденту «Большого спорта», рассказав о своем пути в большие гонки и нынешнем положении дел в «Формуле-1», некоторые правила которой его не устраивают.

Досье / Даниил Квят

- Родился 26 апреля 1994 года в Уфе
- В 12-летнем возрасте переехал с семьей в Рим
- Гоночную карьеру начал в 2005 году в картинговых соревнованиях
- С 2010 по 2013 год выступал в «младших» формульных сериях
- Чемпион Formula Renault 2.0 Alps (2012) и GP3 (2013)
- В 2013 и 2014 годах выступал в команде «Формулы-1» Toro Rosso
- С 2015 года выступает за команду Red Bull Racing
- Лучший результат в «Формуле-1» – второе место на Гран-при Венгрии (26 июля 2015 года)
- На момент подписания номера в печать занимает седьмое место в чемпионате пилотов

Ваше становление как пилота состоялось в Италии. Почему приняли решение переехать в эту страну?
До отъезда на Апеннины и даже во время жизни там я выступал в чемпионате России по картингу, поэтому не скажу, что сформировался как гонщик исключительно за границей. В то же время было заметно, что общий уровень развития автоспорта в Италии значительно выше: там 150 трасс, каждые выходные проводятся гонки. Для прогресса это крайне важно.

К тому моменту вы уже решили, что станете профессиональным гонщиком?
Я сделал это в первый же день, как попробовал картинг. Мне было девять лет. Очень помог отец, оказывавший моральную и – на первых порах – материальную поддержку. Затем появились спонсоры: сначала ЛУКОЙЛ, затем Red Bull. Они оплачивали выступления. Передвигались мы на собственном автомобиле.

Вы прилагали какие-то усилия, чтобы привлечь спонсоров?
Они пришли сами. С отцом решили так: сначала – результат, затем – все остальное. Мы жили сегодняшним днем, полностью отдавали себя спорту. Можно сказать, просто плыли по течению, а нами заинтересовались. Это очень помогло: в «формульных» сериях довольно большие расходы.

Какие качества пилота в первую очередь привлекают спонсоров?
В случае с Red Bull их всего два: природный талант и скорость. Нужно быть самым быстрым гонщиком в своем классе. А когда попал в программу поддержки – доказывать, что умеешь работать над собой, исправлять собственные ошибки. Если они видят, что в течение нескольких лет ты демонстрируешь высокую скорость, однако допускаешь одни и те же ляпы, не работаешь с командой в нужном ключе, – сначала предупреждают, помогают разобраться в себе. Если ситуация не меняется – с тобой расстаются. Очень важно работать над нюансами.

Михаил Алешин в свое время потерял место в программе подготовки Red Bull. Как думаете, почему?
Этот вопрос лучше задать самому Михаилу, с моей стороны неэтично обсуждать такие вещи. Считаю Алешина очень талантливым пилотом, однако этого иногда недостаточно. Я сам порой получал «желтые карточки» от Red Bull, был близок к отчислению. В частности, когда перешел из картинга в «Формулу BMW», долго не понимал, как работает аэродинамика, подвеска, резина. Для адаптации потребовалось время. Однако когда разобрался, все вошло в правильное русло.

Главный человек в программе подготовки молодых гонщиков Red Bull – Хельмут Марко. Он лично принимает ключевые решения или с кем-то советуется?
У него есть «глаза и уши» в паддоке, однако стратегическое планирование и важнейшие ходы – компетенция Хельмута. У нас был тренер по общефизической подготовке, к тому же тебя отправляют в команду в одной из «младших» формул, со специалистами которой ты должен взаимодействовать. Эти люди помогают готовиться к гонкам физически и психологически. Сейчас у меня персональные тренер и физиотерапевт.

Марко лично принимал решение, в какой серии будет выступать Даниил Квят в том или ином году, или советовался с вами?
По окончании сезона мы совместно подводили итоги, Хельмут говорил, над чем следует поработать в дальнейшем. Иногда интересовался, где бы я хотел соревноваться, а порой просто уведомлял. В 2010 году стоял вопрос о пути продолжения карьеры. Я заявил Марко, что предпочел бы «Формулу Renault 2.0». Он подумал и согласился с таким выбором.

Как вы считаете, «Формула Renault 3.5» нужна гонщику для карьерного роста?
Мне она не понадобилась, а кому-то может пойти на пользу. В ней, как и в GP2, важно показывать результат сразу, а не «раскачиваться» два-три года. Боссы «больших» команд не любят, когда пилоту требуется время на адаптацию, он сразу падает в их глазах.

Какая из «младших» формульных серий оказалась самой полезной для карьеры?
Они все очень разные. Нельзя из картинга сразу прийти в GP2, поэтому «Формула BMW» оказалась очень кстати. «Формула Renault 2.0» стала идеальной для прогресса. Правда, не знаю, какой сейчас там уровень. Совмещение GP3 и «Формулы‑3» также считаю очень полезным. GP3 – крайне важный класс для понимания аэродинамики, благодаря ему я многому научился.

Едва ли не каждый год у вас идет прогресс в карьере, будь то новая серия или более сильная команда. Какие задачи стоят сейчас, учитывая, что Red Bull Racing – команда элитная, но в то же время двигатель объективно не позволяет бороться за первое место в общем зачете?
Самые высокие: показывать свой максимум, обгонять как можно большее количество соперников, быть быстрым.

Михаил Алешин утверждает, что в вашей ситуации главное – быть быстрее напарника. Согласны?
В каком-то смысле да. Если партнер по команде на секунду быстрее – ясно, что существуют проблемы, над которыми надо работать. Но у нас ситуация не такая: мы с Даниэлем Риккардо двигаемся вперед вместе, а штаб старается принять оптимальное решение по поводу нашего будущего. Надеюсь, оно окажется благоприятным для нас, и со следующего года сможем бороться за самые высокие позиции.

Нынешний сезон можно назвать чемпионатом конструкторов, а не пилотов: в общем зачете лидируют два пилота Mercedes, третье-четвертое места занимают представители Ferrari…
Если заглянуть в историю, увидим, что так было почти всегда. Автомобили одинаковыми не будут, такова реальность. Машины с двигателями Mercedes объективно быстрее, и бороться с ними очень сложно. В то же время середина пелотона намного более непредсказуема, за места с четвертого по десятое идет серьезная борьба, и это здорово. Есть интрига.

Вы назвали трассу в Монце своей любимой. А какая из них больше всего подходит Red Bull в плане возможностей автомобиля и двигателя?
Монца мне действительно очень нравится, хотя для нашего мотора эта трасса не совсем подходит. Там приходится искать компромисс в плане настроек двигателя. К тому же в этом году мы регулярно получаем штраф за его замену, что произошло и на Гран-при Италии.

Как вы в целом относитесь к этому правилу со штрафом?
Отрицательно. В «Формуле‑1» не должно быть так много ограничений, как сейчас. Это очень дорогая дисциплина, и один-два мотора в любом случае кардинально не изменят ситуацию. Хочется, чтобы на первый план при определении результата выходило мастерство пилота, а подобные штрафы за замену двигателя не способствуют этому. Надеюсь, организаторы откажутся от этого правила.

Как вы оцениваете трассу Гран-при Сочи?
Честно говоря, она не подходит Red Bull Racing из-за наличия длинных прямых. На них наш двигатель проигрывает. В прошлом году российский этап был неудачным для команды в плане скорости, да и с точки зрения шасси. Сейчас постараемся выступить лучше, побороться за более высокие позиции: всегда можно что-то сделать со стратегией. Определенные надежды связываю и с планируемым обновлением мотора.

Отвечая на вопрос о лучших качествах пилотов своей команды, руководитель Red Bull Racing Кристиан Хорнер назвал «скорость, приверженность команде, энтузиазм, отличную работу в коллективе и танцевальные движения Даниэля Риккардо». Какие из сильных качеств Квята он не назвал?
Умение танцевать. Если же говорить серьезно, думаю, он еще не полностью изучил наши с австралийцем плюсы и минусы. Было бы интересно услышать ответ Хорнера на этот вопрос через год.

Партнеры журнала: