Андрей Рублев – о тренировках с Надалем, сравнении с Сафиным и цели обойти Федерера

Большой спорт №10 (96)
Текст: Владимир Морозов
О нем заговорили после успеха на юношеском Roland Garros в прошлом году. Худощавый парень с качественным форхендом уверенно разбирался с противниками и даже возглавил рейтинг ITF по итогам сезона в своей возрастной категории. Прорыв 17-летнего Андрея Рублева отметили все: соперники его уже опасаются (в активе победы над Яркко Ниеминеном и Фернандо Вердаско), Шамиль Тарпищев уготовил приличную роль в национальной команде, а болельщики рады сравнивать с некогда лучшим теннисистом страны – Маратом Сафиным. Шаг в ATP – совершенно другая история. И Андрей мало-помалу осваивается, чередуя неудачи с викториями. В октябре Рублев получил wild card от организаторов турнира «Банк Москвы Кубок Кремля». Желая выяснить, чем живет самый талантливый теннисист России, «Большой спорт» отправился в СК «Олимпийский».

Досье / Андрей Рублев

- Родился 20 октября 1997 года в Москве
- Рост 188 см, вес 65 кг
- Рабочая рука: правая
- Тренер: Сергей Тарасевич
- № 1 в юниорском рейтинге ITF по итогам 2014 года
- Победитель Roland Garros среди юношей (2014)
- Победитель юниорского турнира Orange Bowl в возрастной категории до 16 лет (2012)
- В сентябре 2014 года дебютировал в Кубке Дэвиса
- Наивысшая позиция в рейтинге ATP – 190 (20 июля 2015)

Если оглянуться назад и оценить дебютный сезон в ATP, за что можете себя поругать, за что – похвалить?
Случился прорыв. Я одержал много побед, которые придают уверенности в завтрашнем дне. Уже есть понимание, как играть на другом, новом для меня уровне. При этом много встреч завершилось нереально обидно. Результат и, соответственно, положение в рейтинге могли быть иными. Еще много над чем надо поработать, буду стараться прогрессировать во всех компонентах. Не знаю, получится ли у меня успешно преодолеть этот переходный период – из юниорского тенниса во взрослый. Да и рассуждать об этом пока бессмысленно – думаю, вопрос будет закрыт только тогда, когда начну попадать в основную сетку на всех важных турнирах. Это значит играть с теми, кто входит в число 15 лучших, кто побеждал на «Больших шлемах». Может быть, тому, кто провел всю карьеру под номером 100, и хорошо. Меня такой расклад не устраивает. Цели совершенно другие.

Поделитесь – какие?
Быть первым в мире.

Что стало для вас главным откровением в этом году?
То, как много надо делать вне корта, чтобы результат был достигнут. Любая мелочь, вплоть до того, как ты проводишь свой день: сколько ходишь, как отдыхаешь, какую пьешь воду, что именно ешь. Сейчас почти ничего вредного себе не позволяю. Допустим, есть много продуктов, которые просто утоляют голод. Выходишь на корт – и ты мертвый. Толку никакого: 30 минут – и уже ползаешь с высунутым языком.

В сентябре вы пролетели больше 10 тысяч километров. Из Нью-Йорка в Иркутск через Москву, потом в Санкт-Петербург, затем снова в Москву на «Кубок Кремля». Утомляет?
Уже не чувствую особой разницы в часовых поясах. Бывало, за неделю летал по маршруту Америка – Европа – Китай – Россия. И ничего: живу, как и многие другие теннисисты, в каком-то одном большом часовом поясе.

Кубок Дэвиса во Владивостоке – крутая идея?
Честно говоря, когда услышал об этом впервые, настроение не поднялось. Представил, что будет сложно: все-таки лететь восемь часов туда, потом обратно в Европу. Но когда провели там несколько дней, все изменилось. Понравились и город, и люди. Не ожидал такого ажиотажа вокруг тенниса на Дальнем Востоке.

Вы добыли победное очко во встрече с испанцами.
Чумовой матч! Творились чудеса. Ощущение, будто кто-то наколдовал, чтобы мы вытащили встречу после 0:2. Парники выдавали нереальные розыгрыши. Вроде испанцы владеют инициативой, но наши все равно из последних сил достают почти все мячи, перебивают мяч в линию чуть ли не ободом ракетки. Это не объяснить. На следующий день Женя Донской провел суперматч. Ну и от меня не отвернулась удача.

Уступив в первом матче Томми Робредо, заявили, что через год обыграете его без особых усилий. Вы всегда такой дерзкий?
Да нет. Просто накануне игры Робредо сказал, что испанцы пройдут Россию без проблем. Понятно, что всех нас это задело. Хотя перед матчем я признавал: «Да, это правда – они фавориты» – и что по идее испанцы должны пройти нас уверенно. Но когда проиграл одиночку, я разозлился и сказал лишнее. На нервной почве выразил то, чего не хотел. В итоге я извинился перед ним лично. Уже все в порядке.

Вы следите за отзывами болельщиков о своей игре?
Читаю, да. Например, в Instagram, захожу на форумы. Но там ничего дельного. Хотя говорят обо мне в основном с позитивом.

В прошлом году вы запросили на свой первый матч «Банк Москвы Кубок Кремля» 80 билетов, и вам не хватило. Сколько на этот раз?
Поменьше. Хотя некоторые еще в августе писали с просьбой достать билет. Главное – мне дали wild card. Играть дома очень здорово. Другие эмоции, лучше настрой. «Банк Москвы Кубок Кремля» всегда был для меня особенным турниром. Ходил на него с детства.

Шамиль Тарпищев сетует: «Если до 14 лет на поездки по турнирам надо 50 тысяч евро, то во взрослом теннисе уже 230. Самостоятельно очень тяжело потянуть все расходы». Иными словами: без спонсора здесь не пробиться. Кто вас поддерживает?
Финансовыми вопросами всегда занимались семья и менеджеры. Мама – профессиональный тренер, в разное время работала с Анной Курниковой, Дарьей Гавриловой и Ириной Хромачевой. Папа – в прошлом профессиональный боксер, сейчас занимается ресторанным бизнесом. Близкие всегда вкладывали в меня средства, ничего не жалели. Мне безумно повезло.

Игорь Андреев и Андрей Кузнецов пользовались услугами агентов. Вы интересовались, насколько это целесо­образно?
В продвижении карьеры мне помогает агентство IMG и два его менеджера – Алексей Николаев и агент Джона Макинроя. Их задача – договариваться, заниматься условиями контрактов, при необходимости обеспечивать наилучший тренировочный процесс и много еще чего.

Полагаю, веселые истории с челленджеров и фьючерсов в Гулистане и Тумкуре мы не услышим…
Ха-ха! Я провел их не так много. И везде все было в порядке, никакой дичи.

Зато в прошлом году мама организовала вам тренировочный сбор с Рафаэлем Надалем. Как это вышло?
В тот период мама повезла своих учеников на Майорку. А у сборной России контракт с Vilas Tennis Academy. Когда проходил матч Кубка Дэвиса с португальцами, в Москву приехал главный тренер той академии. Он хорошо общается с мамой. Узнав, что она едет с детьми на Майорку, предложил мне потренироваться неделю с Надалем. А я как раз хотел улететь туда на пару недель, отдохнуть. В общем, удачно сложилось.

Надаль – что за человек?
Суперпрофессионал. Показалось, что и сам по себе он хороший. Думаю, поэтому он и великий.

Кто будет доминировать в туре, когда уйдет «большая пятерка»?
Сложно сказать. Есть много молодых, которым сейчас чуть за 20. Они стоят в топ‑30, но выше подняться не могут. Уровень Джоковича, Федерера, Надаля по-прежнему запредельный. Топ‑5 выделяется во всех компонентах. Посмотрите: теннисисты за 30 выиграли около трети турниров в этом году.

В команде Джоковича трудится больше десяти человек. Сколько у вас?
Меньше. Прежде всего, это семья и тренер – Сергей Тарасевич, который всегда ездит со мной. Есть постоянные спарринг-партнеры – одна девушка и Виктор Комлев. Сейчас подыскиваем физиотерапевта и тренера по ОФП.

Вас часто называют «новым Сафиным». Как вам такое сравнение?
Хорошо, почему бы и нет?! Марат всегда круто смотрелся на корте, его все любили. Какой бы матч он ни играл, трибуны всегда были полными. Болельщики чуть ли не на корт выпрыгивали. На мой взгляд, Сафин мог стать гораздо лучше Роджера Федерера. У него было все: классная игра, невероятная харизма, любовь зрителя. Думаю, он не выжал из себя максимум. Федерер стал таким, каким мы его знаем, только потому, что смог реализовать свой талант на сто процентов. Это хороший пример. Мне остается больше работать и выкладываться по максимуму.

Партнеры журнала: