Александр Карелин – о бойцовской сути России, конфликте Кадырова и Емельяненко, преступном бизнесе Родченкова и ошибках Шараповой

Большой спорт №11 (107)
Текст: Алексей Немов, Владимир Морозов / Фото: Платон Шиликов / Продюсер: Дарья Катрич
В сентябре легендарного борца греко-римского стиля Александра Карелина в пятый раз подряд избрали в Государственную думу. В интервью своему давнему другу и главному редактору «Большого спорта» Алексею Немову трехкратный олимпийский чемпион рассказал, чему он научился за 17 лет работы народным избранником, насколько уверенно Россия сохраняет свою гегемонию в борьбе, кто виноват в том, что мы не смогли защитить своих атлетов в допинг-скандале, и почему MMA ни в коем случае нельзя называть спортом.

Досье

- Родился 19 сентября 1967 года в Новосибирске
- Борец классического (греко-римского) стиля
- Трехкратный победитель Олимпийских игр (1988, 1992, 1996, в категории до 130 кг)
- Девятикратный чемпион мира (1989–1991, 1993–1995, 1997–1999)
- 12-кратный чемпион Европы (1987–1991, 1993–1996, 1998–2000)
- Серебряный призер Олимпийских игр 2000 года
- Чемпион мира среди юниоров 1988 года
- 13-кратный чемпион СССР, СНГ и России (1988–2000)
- Победитель Кубка «Абсолютный чемпион мира» (1989)    Государственный и политический деятель, депутат Государственной думы VI созыва от партии «Единая Россия»
- Герой Российской Федерации (1997)

Самая обсуждаемая тема октября – детские бои в Чечне, которые транслировались по телевидению в прямом эфире. Федор Емельяненко заявил, что это недопустимо: «Малыши без экипировки избивали друг друга на глазах радостных родителей». Рамзан Кадыров осудил Емельяненко, заявив, что таким образом на его родине развивают мужские качества у подрастающего поколения. Какова ваша позиция по этому вопросу?
Мы пожинаем то, что было сделано посредством Федора Владимировича Емельяненко. Если бы он не настаивал, что есть такая дисциплина, как смешанные единоборства, то не было бы в Грозном и детских боев. Суть проблемы кроется не в частных разногласиях, тот инцидент – следствие системного сбоя. Я считаю, не должно быть такой аккредитованной дисциплины, как MMA. Потому что миксфайт – это не спорт, а система проведения соревнований, которые экзаменуют ту или иную сферу единоборств. Здесь могут выступать люди, которые уже достигли чего-то. То есть мастер самбо, коим является Емельяненко, превозмогает, например, мастера бразильского джиу-джитсу. Слово «мастер» здесь необходимо. А что могут показать ребята, только начавшие заниматься спортом? У них же нет первоначальных навыков. Что благодаря этому виду мы прививаем детям? Какие навыки они получают? Что можно бить лежачего и первая кровь не останавливает поединка? Разумеется, к соревнованиям юношей, особенно младшего возраста, нужно подходить с особыми требованиями (это заложено во всех нормативных документах). Но скажите, пожалуйста: что такое первый разряд по смешанным единоборствам? Что с чем смешали? Я ведь задаю простые вопросы. Получается, это все – искажение. В самом начале нужна какая-то школа. И вот тогда это виды спорта. Нельзя сделать так, чтобы спорт учил ребенка, который занимается в секции, бить лежачего. Это неправильно. Нужно вернуться к истокам, тогда поводов для пикирования не будет, я и сейчас их не вижу.

Веская аргументация.
И позвольте напомнить: MMA был придуман не в Северной Америке, а в Японии. 1976 год, Токио: Мохаммед Али вышел на ринг с борцом Антонио Иноки, который упал на спину и ногами отмахивался от ударов боксера. Поэтому я повторюсь: миксфайт – это ни в коей мере не вид спорта, а система проведения соревнований.

Развиваются ли единоборства и ваш вид – борьба – в других регионах страны?
У нас есть замечательная аксиома: пока вольники проходили в ноги, классики проходили во власть. Сегодня она нарушена: в России в федеральном парламенте два трехкратных чемпиона Олимпийских игр по вольной борьбе – Артур Таймазов и Бувайсар Сайтиев – и только один классик, то есть я. Отвечая на вопрос: мой вид развивается, но у нас есть регионы, которые сегодня едва заметны на борцовской карте России. Не лучшее время переживают иркутская, хабаровская школы…

С чем это связано?
Таковы последствия растерянности после развала Советского Союза. Система рухнула, где-то ушли энтузиасты. В период моей карьеры борьба получала развитие в традиционных центрах Сибири – в Томске, Омске, в том же Иркутске. Сейчас это Новосибирск, откуда родом два победителя Игр. Оба – и Карелин, и Роман Власов – воспитаны в одном зале одним тренером Виктором Кузнецовым. Нельзя сказать, что был построен новый центр единоборств, появились новые возможности, вследствие чего результаты улучшились. Нет, мы все, новосибирцы, выросли в самом старом зале борьбы, главными требованиями которого всегда считались дисциплина и уважение.

Подавляющее большинство российских борцов – с Кавказа. Их так много, что они часто уезжают выступать за другие страны. Как вы к этому относитесь?
Плохо, ведь это ослабление внутренней конкуренции. Понятно, что сначала нужно думать о себе, потом о сопернике. Но у нас командный вид, мы не можем без спарринга. При всем уважении, Алексей, подтвердите: даже если гимнаст уверенно чувствует себя на одном из снарядов, без соперничества он ничего не достигнет.

Это правда.
Смотрите, что получается. Ребята, сменившие спортивное гражданство, являются воспитанниками нашей школы, но приносят медали другой стране. Они выбыли из обоймы России, облегчив путь в основу команды другим членам сборной. С этого и начинаются наши проблемы. Потом удивляемся, почему сами равняем шансы с соперниками из других стран.

Перейдем к Олимпиаде в Рио. Дайте оценку выступлению российских борцов.
Мы – гегемоны в борьбе и всегда находились под пристальным вниманием и сильным давлением. Во всем мире борцов готовят с шансами на победу, в России же воспитывают только победителей и чемпионов. И такими мы и останемся. Все действующие спортсмены – молодцы. Несмотря на истерию, полуторагодовое обливание помоями в виде заявлений, что в России только допинг, наши атлеты смогли не растратить и законсервировать внутри себя главное – эмоциональный настрой. Внутри есть своя специфика, а тут еще накатили снаружи. И это касается всех – я уже не говорю о плачевном примере паралимпийцев и легкоатлетов, которых помазали краской и отстранили. В Рио все выступили достойно – и призеры, и те, кто, к сожалению, не попал на пьедестал.

Теперь – о борцах.
Я сторонник тотального подхода. Мы присутствовали во всех весовых категориях, и, считаю, все имели шанс на победу. Понятно, напряжение, у кого-то не получилось. Это Олимпиада… Алексей, вам ли об этом рассказывать? Там в разы сложнее, чем на первенствах мира. Молодцы – все. Борцы показали, что несмотря ни на что, они могут выигрывать.

20‑летний Абдулрашид Садулаев танком прошелся по всем соперникам на Играх и еще ни разу в своей карьере не проиграл. Что вы о нем думаете?
И Абдулрашид, и вольник Сослан Рамонов продемонстрировали традиционный напористый русский стиль побед. Причем один – дагестанец, второй – осетин. Дали повод для радости и Роман Власов, и Давит Чакветадзе в греко-римской борьбе. Садулаев это делает на протяжении последних трех лет. Он выиграл два мировых первенства и показал, что не надо ни с кем считаться, надо побеждать, а потом – молча, но красноречиво улыбаться. Сослан Рамонов взял золото у победителя Игр! Смотреть на них – одно удовольствие, слюнки текут. Имена этих ребят дают нам повод хвастаться тем, что мы, Россия, – борцовская держава.

В Рио случился громкий скандал с участием женщин-борцов и Михаила Мамиашвили. Вы обсуждали с ним эту тему?
Михаил Геннадьевич – человек очень горячий, но я не верю в то, как СМИ подают эту историю (Инна Тражукова заявила, что президент Федерации спортивной борьбы России Мамиашвили отчитал и дважды ударил ее после поражения в схватке за бронзу. – Прим. БС). Накричать, колючесть в определениях – это про него, можно сказать, фирменный стиль Миши. Но я не верю, что он занимался рукоприкладством по отношению к женщине. Не верю.

Что вы как бывший спортсмен, а теперь еще и политик, можете сказать по поводу разразившегося допингового скандала?
Разврат – как вершина этого унизительного явления. Безграмотность – как его основание.

Почему у России не получилось грамотно оспаривать обвинения в свой адрес? На юридическом уровне мы проиграли вчистую.
На самом деле в вашем вопросе кроется корень всей этой проблемы. Если бы у России имелась встроенная система допинговой подготовки, то у нас, соответственно, были бы отходные пути: квалифицированные юристы, системы сокрытия и прочее. Как получилось: один человек (Григорий Родченков. – Прим. БС) выдал свой преступный бизнес на полях агентства «РУСАДА» за позицию государства. Все же просто: сначала за небольшие индульгенции решал вопросы, подменял пробы, а потом захотел все анализы слить, не приняв одного простого и единственно верного решения – пригласить комиссию и все зафиксировать в присутствии офицера международного агентства. Он же освобождал полочки: пробы слили, после чего возникли вопросы.

Теперь самое главное. В борьбе есть весовые категории, что предполагает сгонку веса. Тренер дает мальчишке «Фуросемид».

И все…
Элементарная мочегонка, формально – препарат давным-давно находится в списке запрещенных. Я так понимаю, он экраном закрывает всю фармакологию, которая была до этого. По сути, тренер делает мальчишку/девчонку нарушителем допингового кодекса.

Этим летом вы вошли в состав независимой комиссии ОКР по борьбе с допингом. Чем именно вы занимаетесь?
Мы восстанавливаем репутацию российского агентства, собираемся вернуть нашей стране аккредитацию. У нас открыты ворота на три Олимпиады в Азиатском регионе – это Корея, Китай и Япония. Две зимы, одно лето. Очевидно, что помимо сочинской и московской лабораторий нам необходимо открыть еще одну во Владивостоке. Чтобы это сделать, необходимо: во‑первых, ликвидировать безграмотность, во‑вторых, не допустить повторения истории, подобной той, что произошла с замечательной спортсменкой Марией Шараповой. Когда она заявила: «Да, я получала какое-то письмо от WADA, но не сочла нужным его прочитать». С «Милдронатом» мы сами себя сделали, мягко говоря, посмешищем. Нас всех просто покрасили черной краской, а для чего? Потому что мы вовремя не аргументировали, считая доклад Ричарда Паунда мнением одного частного человека. Подобные вызовы нельзя недооценивать. Договорились до того, что нужно применять уголовную ответственность в отношении тех, кто принуждает к принятию допинга. Я в это не верю. Устраним безграмотность – все встанет на свои места.

Вопрос от нашего читателя: «Александр Александрович, неужели Олимпийские игры (как и спорт больших достижений в целом) окончательно утратили спортивную чистоту, превратившись в поле битвы политиков и фармацевтов?»
Это не так. Спорт всегда был и остается самым очевидным проявлением меритократии – вознаграждения по заслугам. Потому что у нас есть непременное требование, о котором я всегда говорю, – честная конкуренция. Все, кто является специалистом, понимают: победа с душком никогда не будет долгоиграющей и по-настоящему ценной. И вы об этом знаете. Потому что нас по конъюнктурным соображениям лишали высоких баллов – только для того, чтобы расширить географию пьедестала. Я говорю: «Это что за оборот такой?» «А вы подвиньтесь». Отвечаю: «А вы выигрывайте. Что значит “подвиньтесь?”». Сейчас на Олимпийских играх качество конкуренции выходит на первый план, все это уяснили: скандалы и искажение соперничества никому не интересны.

Можно конкретный пример?
Для меня стало показательным поведение Федерации волейбола Бразилии. В Лондоне они проиграли команде Владимира Алекно, перед Рио пошла волна: «Снимайте всех русских с Олимпиады». Но бразильцы сказали: «Нет, без русских интриги не будет. Победа не будет такой почетной». Гимнасты то же самое сделали, не стесняясь, проявили солидарность.

В следующем году у вас юбилей – 50 лет. О чем мечтает мужчина в таком возрасте?
Мои мечты ограничиваются годом текущим. 6 октября Роману Власову исполнилось 26 лет. Я понимаю, что он полон сил и намерений бороться еще один цикл, – для нас это дополнительный аргумент. У нас подрастает потенциальный претендент Влад Мельников (50 кг), победитель чемпионата среди юниоров до 20 лет, ставший международником. 14‑летний Станислав Клюха (воспитанник Вячеслава Роденко) – победитель первенства России этого года, Сергей Степанов стал вторым на чемпи­онатах Европы и мира среди юношей до 16 лет. Кроме того, есть кругляки: 75 лет в 2016‑м моему тренеру Виктору Кузнецову, Ивану Поддубному – 145, Александру Ивановичу Карелину, уникальному человеку и моему папе, – 80. Поэтому замахиваться на что-то по поводу 50‑летия не хочу. Посмотрите, кто у нас есть. Наша с вами задача – чтобы их юбилеи не прошли незамеченными.

Вы в Госдуме 17 лет. Сегодняшнее поколение и то, когда вы начинали, – в чем основные отличия?
Могу сразу сказать: не научился излагать подобными категориями. Однажды пытливый человек с телевидения спрашивал: «Вы не будете ревновать из-за того, что Власов будет трехкратным победителем Игр?» Я ответил: «Когда Власов станет четырехкратным, у меня будет дополнительный аргумент хвастаться. Потому я – удобрение, на котором растут такие, как Рома».

О Госдуме. Я был первым после легендарного тяжелоатлета Юрия Власова, депутата Верховного Совета СССР. Сейчас я рад одному обстоятельству: за 17 лет представительство лучших сынов и дочерей Отечества в парламенте увеличилось. Это символы поколений: Владислав Третьяк, Ирина Роднина, Сергей Чепиков, Вячеслав Фетисов, борцы, имена которых называл выше. Я перечислил маститых, а если копнуть глубже, то количество людей-борцов, которые имеют характеристику от мастера спорта и выше, составляет, знаете сколько?

Сколько же?
21. Как уже говорил, чемпионов‑вольников в Госдуме двое – Таймазов и Сайтиев, среди классиков – мастер спорта, генерал-полковник, Герой России Владимир Шаманов. Это говорит о том, что наши спортсмены давным-давно опровергли громкий постулат: «У отца было три сына: два умных, третий – спортсмен».

Партнеры журнала: