«За 10 дней ушло 15 кг». Владимир Волошин преодолел 2260 км за 131 час

Большой спорт №11 (127)
Текст: Анна Черноголовина
В швейцарском городе Букс проводится swissultra – одна из самых длинных триатлонных гонок на планете. Участникам предлагают дека-триатлон: 10 «железных» дистанций, – проплыть 38 км, проехать 1800 и пробежать 422 км. В этом году первое место на подиуме занял Владимир Волошин, управляющий партнер Newman Sport и Fight Nights Global, сооснователь международных соревнований по триатлону Ironstar и Фестиваля бега Rosa Run. Теперь в российском ультратриатлоне существует новая планка – 2260 км за 131 час.

Как чувствуете себя после swissultra?

Прекрасно: я не слишком напрягался. Во-первых, подготовка шла два года. Было большое количество тестов, проб, ошибок. Во-вторых, изначально ставил перед собой цель в виде пяти железных дистанций (1130 км. – Прим. БС). Пятикратный казался страшной целью, только когда мы с тренером начали о нем говорить. Позже поняли: задача промежуточная, справимся. И не надо на ней останавливаться: вот 10-кратный – это да, нужно делать именно его.

На какой результат вы ориентировались?
Есть только один результат, на который можно ориентироваться: мировой рекорд в 10-кратном триатлоне – 106 часов. Я прошел дистанцию за 131 час. То есть разница – 24–25 часов: есть к чему стремиться.

Что вы ощутили, когда два года подготовки уместились в 10 дней и все закончилось?
Супер. Я до конца еще не осознал. Мы с Владимиром Матвеевым стали первыми людьми в России, преодолевшими 10-кратный триатлон. Я в формате «день за днем», Владимир – в формате нон-стоп. Мы задали новую планку – теперь есть время, которое можно бить. Впервые в истории россиянин занял первое место, и, конечно, лично для меня это событие года. Все было в кайф, в удовольствие.

10-кратный триатлон в кайф?
Абсолютно. Я получаю удовольствие, я не мучаюсь. 10 «железных дистанций» – в кайф. Стараюсь не превращать длинные гонки в самоцель. Зачем тратить время, заниматься нелюбимым делом?

Конечно, на swissultra было больно, но не возникало страдания или усталости. Так что, если кто-то желает повторить этот путь, я готов делиться знаниями, рассказывать про подготовку, давать рекомендации, как улучшить мой результат.

Где был эпицентр боли?
На этой гонке эпицентр гуляющий. Сегодня у тебя болит левая нога, завтра, ни с того ни  с сего, правая нога. Потом лопатки, спина, шея, плечи – все болит. К боли привыкаешь, абсолютно спокойно начинаешь к ней относиться. Ну и что, что болит: просто двигаешься дальше.

Сколько человек помогало вам на swissultra?
Я один прилетел на соревнования. На самом деле нужен минимум один человек, который был бы вместе с вами: помогал бы с питанием на дистанции, сбором вещей, после финиша. Поскольку я делал все сам, приходилось останавливаться. Каждый раз я снимал два бачка, два бачка брал на велосипед, и за это время отрыв между мной и  главным соперником сокращался на 700  м. Это много: 6–7 остановок означают, что ты теряешь 3–5 км. На беге, если ты работаешь на результат, тоже важно, чтобы все готовое стояло на столах и ты ничего не забыл. Расфокус происходит неизбежно, и на третий день в голове начинается каша из мыслей. Нужно заранее составлять списки задач и четко следовать плану: что взять с собой в рюкзак.

На swissultra было двое соотечественников Владимир Матвеев и Денис Корнилов. Я попросил Дениса в те дни, когда он был, помочь мне: давать бутылки на вело- и беговом этапе, и Денис некоторое время помогал, но, к сожалению, травмировался на тренировке и уехал в Россию. Владимир помогал много и хорошо на беге, хотя сам был тяжело травмирован после того, как преодолел 2260 км за 239 часов.

Как восстанавливались между гонками?
Привез с собой Normatec – лимфодренажный комплекс, и он спас меня от серьезных травм ног. На два часа каждый день надевал гидравлические штаны, на другой день после этого отеки спадали и ноги обретали хотя бы какую-то форму. Делал эту процедуру каждый день вечером, сразу после финиша.

Один раз отправился на массаж (сервис организаторов swissultra. – Прим. БС), но уровень был гораздо ниже, чем у массажиста, с которым я работаю в Москве. Я прошу: посильнее продавите мышцу. А девушка не может – сил не хватает. В общем, ноги были как дубы, и я решил, что лимфодренаж лучше.

Как сложилось с погодой на swissultra?
Больше всего запомнился постоянный сильный ветер. Самым трудным для меня стал шестой день. До этого пять дней держалась температура около +30 °С, а по утрам +21–22 °С. На шестой день утром было +10 °С, ветер, ливень. Продуло так, что после 180 км зуб на зуб не попадал. В открытом бассейне с холодной водой было теплее, чем на улице. Но мне кажется, прелесть любого испытания в том, что оно происходит на открытом пространстве. Каждый день работаешь с форс-мажорными ситуациями, получаешь новый опыт. Тяжело, борешься с этим, но куда денешься – надо финишировать. Золотой середины в плане погоды не бывает: расслабляешься и работаешь – вот и все.

Первые пять дней я побеждал, а на шестой день проиграл 1,5 часа времени лидеру. Это был удар для меня, но открытие для соперников. Они сказали: «О, у этого парня можно выигрывать!»

Самая экстремальная температура, в которой вы соревновались?
В Сахаре было +53 °С в один день (Marathon des Sables. – Прим. БС), а в этом году – 33 °С было на Байкале (Байкальский ледовый марафон. – Прим. БС).

Среди суточников (тех, кто соревнуется в беге на 24 часа. – Прим. БС) есть мнение, что ультрадистанции – битва желудков. Вы с этим согласны?
А я так не считаю. Это битва ума, сознания. swissultra длилась 10 дней, в каждый из которых нагрузка занимала от 12 до 14 часов – сегодня люди столько в офисах не работают. Все время мышцы в напряжении, пульс постоянно повышен. Что при этом в голове происходит? Любое такое испытание – проект, а проект всегда просчитывается. Возникли проблемы? Человек просто не сделал проект правильно. Не протестировал питание, не использовал его каждый день на тренировках, не запомнил, как реагирует организм. Придите, например, на Expo любого забега (выставку спортивных товаров. – Прим. БС): люди там все скупают – гели, батончики. Потом на дистанции едят что-то новое, им массово становится плохо, и они бегут в синие будочки.

Желудок не должен быть цементным, но вы четко должны понимать, почему происходят сбои у системы пищеварения. Я всегда вожу с собой ягодный кисель: нужен крахмал, чтобы поддерживать стабильность в работе стенок желудка, и на каждые три часа у меня пол-литра киселя. Такой вот лайфхак, который почему-то в России мало кто знает. Хотя, например, в Скандинавии на лыжных марафонах дают горячий кисель. Нужно тренировать и тестировать в принципе все. Для swissultra я около двух лет специально тренировал организм просыпаться рано.

Рано – это во сколько?
У меня всегда в 5:15 подъем, в 5:40 начинается первая тренировка. В 6 утра у меня первая встреча в формате утренней пробежки 10 км. В 7:15–7:30 я в основном заканчиваю, принимаю душ, и в 8 утра я в офисе или готовлюсь к следующей встрече. Утренний бег, естественно, не предполагает, что нужно мчаться рысью – просто организм привыкает получать нагрузку.
Спортивная форма у меня всегда с собой: вечером иду на тренировку. Активность меняется – плавание, велосипед, велостанок, тренажерный зал.

Сколько килограмм веса вы потеряли за время swissultra?
Минус 15 кг за 10 дней. Расход калорий составил чуть больше 130 тысяч.

Насколько это компенсировало спортивное питание?
В среднем на каждый день требовалось 12 литров обогащенной воды: изотоники, электролиты, ВСАА. Кроме того, семь энергетических батончиков и 15–17 гелей в день. Все это, конечно, не компенсировало потерю калорий, но, по крайней мере, я получал дозу питания, которая при минусовом организме чувствовалась моментально. Вкусы отличались, потому что если не будет разницы для вкусовых рецепторов, с ума можно сойти. Моя ошибка оказалась в том, что я взял батончики двух вкусов – было очень противно есть, но необходимо. Если не съешь, тебя просто выключит – через полчаса не станет энергии. В основном питание было таким: прошло 30 минут – прием спортивного геля, 60 минут – батончик. Глубочайшая ошибка любого спортсмена – это «заголодать». Только «заголодал» – можешь питаться как угодно: не будет ни сил, ни энергии, ни скорости. Просто будешь гаснуть и  нормальное состояние не вернешь.

Вообще я вез с собой чемодан спортивного питания – съел не все: то, что осталось, передал в местный триатлонный клуб. Обратно сил не было поднимать все свои грузы. И так были велочемодан, чемодан с личными вещами, рюкзак – а мне на ногах бы устоять.

Аппетит после гонки когда появляется?
Через неделю. После swissultra я ел все подряд. Перманентно. 24 часа в сутки был голодный, и все сгорало: мог тоннами наедаться перед сном, но ночью просыпался, потому что был голоден. Организм получил сигнал: все закончилось – ни в чем себе не отказывай.

С другими участниками swissultra вы общались? Что это за люди?
У парня, который занял второе место, необычная профессия – геометрист. Он сотрудничает с архитекторами и вымеряет правильные формы для домов, памятников. Его бизнес на 50% работа с частными клиентами и 50% – работа с государством, крупными заказчиками. Третье место занял швейцарец – он врач. Четвертое место  – немец, у которого свой бизнес в спортивной индустрии: он тренер и любит ультрадистанции – все, что за пределами доступного для обычных людей. Пятый – француз-психотерапевт, который работает с детьми-аутистами. Остальных я не знаю. То есть это абсолютно разные люди. И, конечно, они отличаются от россиян, потому что у нас «железные» дистанции проходят владельцы бизнесов, топ-менеджеры из крупных компаний – те, кто говорят: «я могу себе это позволить».

Кто из триатлетов впечатлил больше всего?
Владимир Матвеев из Иванова, который участвовал в 10-кратном Ironman, но не в формате день за днем, а нон-стоп. Он проплыл 38 км за 12 часов – это фантастический результат, который на четыре часа лучше, чем у действующего чемпиона мира. Потом он ушел на велоэтап и за 30 часов сделал отрыв от чемпиона мира в 8 часов. Но организм просто дал сбой. Остановился на час поспать, и когда проснулся, понял, что не может и шагу сделать.

Угол сгибания ноги был градусов 15. Но он продолжил. Завершил гонку 1800 км. Уже не так быстро, но через боль. И потом еще прошел 422 км пешком. Финишировал – занял 7-е место. Шел, зная, что травма тяжелая: потом она распространилась на обе ноги. Кремень. Швейцарцы даже про него фильм сделали: не представляли, что есть люди с таким характером и силой воли. Сейчас Владимир восстанавливается: это человек из стали. Для меня он настоящий герой.

Антигерои у вас есть?
Да, их несколько, например, Лэнс Армстронг (велогонщик, пожизненно дисквалифицированный в 2012 году за применение допинга. – Прим. БС), поскольку я не считаю, что победу можно добывать любой ценой. Или Ник Лисон, который в 1995 году довел до банкротства Barings Bank, старейший банк Великобритании. Сейчас он помогает службам безопасности других банков идентифицировать таких жуликов, как он. Однако это поучительная история, поскольку обычно все рассказывают о своем положительном опыте, но не об ошибках.

К чему вы теперь стремитесь?
Давно вынашиваю идею пробежать на Северном и Южном полюсах. В Антарктиде каждый год проводится ультрамарафон – 100 км (в 2018 году Antarctic Ice Marathon состоится 13 декабря – Прим. БС), но есть идея сделать свое мероприятие в Арктике, на Северном полюсе. Хочется провести что-то в России. Уехать на соревнование в другую страну всегда можно. Любой желающий может зарегистрироваться на старт в Антарктиде, долететь до Чили, сесть на корабль и пробежать ультру. Было бы здорово предложить миру возможность пробежать в российской Арктике.

Три старта года
Выбор Владимира Волошина

Открыть сезон триатлона – Ironstar, Сочи, 1 июня
Море, чистая вода, есть спринт и «половинка» железной дистанции (113 км).
Это самый массовый триатлон в России, а сезон, я считаю, нужно открывать дома.

Беговой старт – Московский марафон, дата не определена
Главный марафон страны. Считаю, что каждый участник, приходящий на этот забег, приближает Москву к получению лейбла (высокого статуса IAAF, который говорит о качестве организации. – Прим. БС), возможно даже позиции «мейджора». Сейчас мейджоров шесть, но, я думаю, к 2020–2021 году их будет 10 – 12. Хотелось бы, чтобы среди них была Москва.

Зимняя гонка – Авачинский марафон, 21 апреля
Лыжный марафон на Камчатке с видами на вулкан Авачинская сопка. Дистанции 60 и 30 км, серия Russialoppet – организация на международном уровне. 

Партнеры журнала: