Роман Репилов – о Пхенчхане-2018, санях, конфликтах в сборной и любви к экстриму

Большой спорт №11 (127)
Текст: Дмитрий Маслов / Фото: Платон Шиликов
В 20-летнем возрасте саночник Роман Репилов завоевал Кубок мира, став лишь вторым россиянином в истории, добившимся подобного успеха. Первым в 2005-м был нынешний тренер Романа Альберт Демченко. Корреспондент и фотограф «Большого спорта» съездили в гости к Репилову в подмосковный Дмитров, чтобы поговорить об Олимпийских играх в Пхенчхане, планах на будущий сезон, особенностях подготовки саней и о личном.
Досье
- Родился 5 марта 1996 года в Дмитрове
- Двукратный победитель первенства мира среди юниоров (2015, 2016)
- Обладатель Кубка мира (2017), занял третье место в общем зачете Кубка мира (2018)
- Двукратный вице-чемпион мира-2017 (индивидуальная дисциплина и спринт)

Прошло без малого полгода после окончания Игр в Пхенчхане. Какие эмоции они вызывают сейчас?
Олимпийские игры многие воспринимают как праздник. Однако когда приезжаешь туда в белой шапочке нейтрального атлета без гимна и флага, а на серой куртке заклеены логотипы, настроение далеко не праздничное. Давило и общественное мнение. Одни болельщики ждали медалей, другие называли нас предателями за то, что выходим под нейтральным флагом. Говорили, что выступаем за себя, а тратим деньги налогоплательщиков. Я родился в Дмитрове, здесь начинал заниматься спортом, многие горожане меня знают лично. И при этом на форумах писали всякие гадости, призывали отказаться от поездки. Морально было тяжело. На два заезда меня хватило, а потом сказалась психологическая нагрузка. На тренировках мог абстрагироваться от этого, а на  официальном старте не удалось. С одной стороны, неслось «вы предатели», с другой – «завоюй для страны медаль, мы в тебя верим». Две недели, что шли Олимпийские игры, по части приобретенного опыта можно приравнять к десяти предыдущим годам тренировок и выступлений. Я стал совершенно другим человеком. Моя жизнь изменилась по многим параметрам.

Как к вам относились в Пхенчхане другие спортсмены?

У некоторых деятелей шило в заднице играло. После того как случился допинговый скандал с керлингистом Александром Крушельницким, один канадский саночник начал писать всякие гадости в социальной сети. Я спросил у него, почему он так ведет себя, – в ответ молчание. Но в целом саночники – как одна большая семья, все спортсмены друг друга знают. Нам не нужны искусственные склоки и выяснения отношений, как это есть в профессиональном боксе. Иностранцы в большинстве своем относились доброжелательно, предлагали помощь.

В минувшем сезоне много говорилось о конфликте главного тренера сборной России Альберта Демченко и одного из лидеров команды Семена Павличенко.  
Ситуация давно разрешилась, изменилась структура управления командой. Позиция главного тренера упразднена, ее место занял тренерский совет во главе с Верой Бардиной. Спортсмены тренируются под руководством тех специалистов, с которыми им удобнее. Я работаю с Демченко и тренером, которая меня воспитала с детства. Она тоже из Дмитрова. Альберт помогает с санями, курирует меня в сборной. У нас есть отдельные специалисты по стартовой подготовке, силовой подготовке, батуту, видеооператор. Все устроено максимально профессионально.

У саночников есть типичные травмы?
Самые распространенные проблемы – с шеей и спиной: у 90% саночников протрузии и грыжи. Многие прооперированы. Верхняя часть тела всегда под нагрузкой: спину рвем, чтобы стартовать побыстрее. 

Вам уже гарантировано место в команде на первые этапы Кубка мира?
Запланированы отборочные соревнования на четырех разных трассах, после которых будет сформирован состав команды. На четыре места реально претендуют семь-восемь человек, общее количество кандидатов – около 20. Но новичкам тяжело бороться с профессионалами, у которых есть опыт серьезных стартов. Я не сомневаюсь в том, что попаду в основной состав и выступлю успешно.

На санях каких производителей ездят в сборной России?
Весь инвентарь российского производства. Сани изготавливают Альберт Демченко и его брат Олег, тренер Семена Павличенко Эдуард Бурмистров, Александр Васин, Юрий Алешкин… Наш вид спорта чем-то схож с «Формулой-1». Если есть достаточный бюджет на разработку технологий, можно добиться многого и превзойти конкурентов. У спортсменов появляются определенные идеи, мы их излагаем механикам. Они производят сани, мы тестируем. Подобная работа идет постоянно.

Можете сравнить российские сани с теми, на которых соревнуются сильнейшие зарубежные спортсмены?
Раз я на них побеждаю, значит, все в порядке, мы не уступаем соперникам. Перед стартом инвентарь очень долго подгоняется, тестируется. Падаем, совершаем ошибки. Я пробовал кататься на санях Павличенко и понял, что они мне не очень подходят. Там другое управление. А ему не удобны мои. Спортсмен должен быть эластичным, чувствовать траекторию, знать, где нажать, чтобы потерять как можно меньше времени. Для хорошего результата необходимо совпадение нескольких компонентов: быстрые сани, классный старт, правильное положение в санях на дистанции… Нюансов много.

Вы сами можете изготовить сани?
Теоретически – да. Я знаю, что и как нужно сделать. Вопрос в бюджете. Полозья стоят около 500 тысяч рублей, обтекатель – еще несколько сотен тысяч. К тому же нужен инженер, который будет помогать.

Вы можете дать свой инвентарь партнеру по сборной? Скажем, Павличенко.
До нынешнего сезона у всех нас были примерно одинаковые сани, поэтому подобных проблем не имелось. Сейчас производители разные. Мы много разговаривали с Семеном, сошлись на том, что здоровая конкуренция – это хорошо. Свои сани я никому не даю, даже потрогать их без спроса нельзя. А такого, чтобы соперник их взял и унес куда-то вне пределов моей видимости, не бывает в принципе. Подобное позволяется только тренеру и механику, которые отвечают за сани.

Результаты Игр в Пхенчхане можно проецировать на следующий сезон?
Олимпийская медаль – навсегда. Однако это не означает, что Давид Гляйршер, Кристофер Маздзер и Йоханнес Людвиг останутся доминировать. Я бы сказал, что на Олимпиаде не они выиграли, а фавориты проиграли. Для понимания расстановки сил лучше смотреть на общий зачет Кубка мира или результаты чемпионата мира.

В вашей подготовке произошли серьезные корректировки по сравнению с предыдущими годами?
Подход в целом стандартный. Разве что нагрузки немного уменьшились по сравнению с олимпийским сезоном, ведь к Пхенчхану-2018 готовились целенаправленно. Провели несколько сборов в горах – в Кисловодске и Алуште. В Крыму своеобразный климат, очень жарко. Первое время тяжело, но потом привыкаешь. Во время тестов я почти все прошел на уровне личного рекорда, хотя теоретически летом не должен быть в такой форме. Много отрабатывали старт в Парамонове. Кажется, это банальный элемент, который все выполняют примерно одинаково. Но если посмотреть внимательнее, увидишь массу нюансов. У нас три компьютера отслеживают каждое движение: разжал пальцы – шкала дернулась. И камеры снимают со всех сторон. Можно сказать, занимаемся в лаборатории для суперсолдат. Мне хочется пробовать новые методики, технологии, и я планирую вводить их в подготовку.

Трасса в Парамонове находится недалеко от Дмитрова. Она подходит для тренировок?
Это скорее памятник санно-бобслейной трассе. Там птицы гнезда вьют. Работает стартовая эстакада, одна из лучших в мире для тренировок разгона. Есть восстановительный комплекс, залы для тренировок. Короче, все необходимое для тренировок, кроме самой трассы. Она не прошла экспертизу и считается опасной. Считаю, что сооружение можно восстановить и использовать по назначению. Нет необходимости разрушать до основания. Надо просто поменять профиль виражей в определенных местах. Важно запустить ее в эксплуатацию, чтобы дети тренировались, туристы приезжали. Я буду очень доволен, если недалеко от дома появится место, где можно тестировать сани.

Минувшим летом вы вступили в брак. Можно ли сказать, что это значительно изменило жизнь?
Мы с супругой родились в один день. Как-то поздравил ее с днем рождения, пообщались. После некоторого перерыва увиделись и начали встречаться. Через год с небольшим расписались. К профессиональному спорту она отношения не имеет. Жизнь складывается так, что я взрослею быстрее, чем хотелось бы. Рано отошел от молодежного образа жизни, стараюсь не распыляться, думаю о будущем. Несколько лет назад, когда выигрывал соревнования, на радостях мог многое себе позволить. Сейчас же сосредоточен на семье, квартире, будущих детях. В ближайшее время съедем от моих родителей, будем жить отдельно.

У вас было свадебное путешествие?
Через три дня после заключения брака я поехал на сборы, а жена осталась дома. Но в следующем году путешествие состоится.

Как проводите свободное время?
Люблю все нестандартное, связанное с вызовом, рекордами, скоростью. Пробовать то, что еще никто не делал. Не скажу, что зависим от адреналина. Сначала прикидываю возможные последствия, затем делаю. Мотоциклы, быстрые автомобили – все это мне нравится.

Соглашение с федерацией не запрещает подобные развлечения?
К лидерам сборной требования строже, чем к остальным. В контракте подобные запреты есть, но мы же не зомби, которые только тренируются, едят и спят. Поэтому стараюсь разнообразить жизнь. Занимаюсь по чуть-чуть всем, что мне интересно. Но не рискую: понимаю, как зарабатываю на жизнь. Мне невыгодно, чтобы с моим телом случилось что-то нехорошее, поэтому делаю все очень продуманно.

В некоторых западноевропейских странах государство обеспечивает спортсменам только поездки на топ-соревнования, а зарабатывают они преимущественно за счет призовых и соглашений со спонсорами. В России же гарантированную зарплату получают даже атлеты среднего уровня, а персональных спонсорских соглашений мало. Какой из этих подходов вам кажется предпочтительным?
Здесь многое зависит от дисциплины. Биатлонист на этапе Кубка мира может получить больше, чем саночник сопоставимого уровня за сезон. В нашем виде спорта упомянутый вами вариант не сработает. Если не ошибаюсь, до меня личные спонсоры были лишь у Альберта Демченко, причем не из числа глобальных компаний. Как будут выживать остальные, если государство не станет помогать? У каждого подхода есть свои плюсы. Даже мой пример показывает, что в России тоже можно работать со спонсорами, заключать контракты.

Альберт Демченко успешно выступал на Олимпийских играх в год своего 43-летия. Готовы последовать его примеру?
Вряд ли у меня получится. Теоретически можно и в 50 кататься, главное – обойтись без серьезных травм. Но чувствую, что годам к 30 наступит психологический порог, когда надо будет сделать выбор. Убивать свое здоровье не собираюсь. Надеюсь найти сферу, в которой смогу найти себя по окончании карьеры. Хочу, чтобы спорт был популярным в России. Если появится возможность занять пост, позволяющий реализовать эту мечту, буду рад. Люблю смотреть фильмы о людях, которые добились успеха в разных отраслях жизни, необязательно в спорте. Они гнут свою линию и достигают желаемого. Это люди со стержнем, таким и хочу быть.

Партнеры журнала: