Глеб Чекменев – о костюмах для вингсьют-акробатики и мировых рекордах

Большой спорт №11 (127)
Текст: Дмитрий Маслов
На состоявшемся в сентябре в чешском Простееве чемпионате мира по вингсьют-дисциплинам парашютного спорта российские спортсмены завоевали три награды, две из которых – в акробатике. Победителем стала команда «База», а бронзовым призером – Angry dogs. Капитан этой команды Глеб Чекменев пришел в редакцию нашего журнала, чтобы рассказать об особенностях полетов в костюме-крыле и рекордах в построении вингсьют-формаций.

Досье

- Родился 27 мая 1991 года в Орудьеве Московской области
- Старший судья по вингсьютам Федерации парашютного спорта России
- Старший тренер Федерации парашютного спорта Москвы по вингсьют-акробатике
- Рекордсмен России в классе больших вингсьют-формаций

- Бронзовый призер чемпионата мира по вингсьютам 2018 года

В каких категориях соревнуются между собой вингсьют-пилоты?
Парашютный спорт включает в себя более 10 дисциплин, и прыжки в костюме-крыле – одна из них. В России развивают три направления: построение вингсьют-формаций, GPS-перформанс и вингсьют-акробатику. Аналогом «Формулы-1» можно назвать GPS-перформанс. В этом виде задача пилота – показать максимальные полетные характеристики. Учитывается дальность полета по горизонту относительно земли, время и скорость, в зачетном окне от 3000 до 2000 метров. Вингсьют-акробатика – артистическое направление, где оцениваются количество захватов, стиль выполнения маневров, мастерство видеооператора.

Спортсмены, представлявшие Россию на чемпионате мира, являются профессионалами?
Наш вид не олимпийский, поэтому все держится в основном на энтузиазме. Можно провести параллель с горными лыжами. Многие люди катаются на них в свободное время и не претендуют на соревновательный уровень. Так же и 95% парашютистов: для них прыжки – разновидность отдыха. Заниматься ими как спортом сложно: нужны энтузиазм, время, финансовые средства, подходящие погодные условия…

В горных лыжах сложно стать профессионалом, если не начал заниматься в пятилетнем возрасте или раньше. А как у вас?
Все демократичнее. Свой первый прыжок с парашютом я совершил в 2010 году в 19 лет. Через год пошел учиться по спортивной программе подготовки. По правилам пробовать в вингсьюте можно лишь после 200 прыжков. Свой первый прыжок в костюме-крыле я сделал в 2013-м. Вингсьют-акробатика долго не имела статуса официальной дисциплины. Международная авиационная федерация (FAI) признала ее лишь в 2016 году. С этого времени стали проводиться международные соревнования. У нас в стране появились четкие правила и нормативы для получения спортивных званий.  Но надо понимать, что это не массовое увлечение. В России всего пять–десять тысяч человек, на счету которых 200 и более прыжков с парашютом. Год назад в моей дисциплине в отечественном чемпионате участвовали шесть команд, в этом – три.

Как проходят тренировки вингсьют-пилотов?
Сначала человек надевает костюм-крыло и летает в нем один, учится держать траекторию, раскрываться в нужной точке. В случае с большим вингсьютом можно выйти из самолета за 10 километров до аэродрома, а раскрыть парашют – над ним. Акробатикой занимаются в маленьких костюмах – они маневренные, позволяют совершать трюки в воздухе. Затем сдается зачет, во время которого пилот должен показать, что в воздухе он безопасен для других людей. После этого начинаем летать друг с другом. Сначала – просто рядом, затем делаем простейшие перестроения, добавляем к ним захваты, потом более сложные маневры… Практика показывает, что для того, чтобы человек научился выполнять все элементы, необходимые на соревнованиях, надо около 400 прыжков. При этом за выходные спортсмен выполняет около 10 прыжков. И самостоятельно платит за них.

Во сколько обходятся прыжки и снаряжение?
Средняя цена за один подъем со своим снаряжением в Московском регионе  – 1300 рублей. Новый самый бюджетный парашют в сборе стоит около 5000–6000 долларов. Вингсьют – 1000–1500 долларов. Их производят, скажем так, бутик-ателье. В России три подобные компании. Две шьют только вингсьюты, а третья – еще и парашютные комбинезоны.

Вы пользуетесь отечественными?
Словенскими. Акробатика достаточно специфична, и костюмы нужны особые, с доработками. Далеко не у всех есть подходящие модели.

Вы занимаете пост главного тренера сборной Москвы по парашютному спорту. Чем занимаетесь в  этой должности?
Организацией и проведением чемпионатов Москвы, популяризацией дисциплины «вингсьют-акробатика» среди парашютистов.  На сегодняшний момент было проведено три чемпионата города. Еще вхожу в тренерский совет по вингсьютам Федерации парашютного спорта России.

Летом вы поучаствовали в установлении рекорда России и Европы по количеству человек в вингсьют-формации – 38. Это ведь не предел?
Действующий рекорд мира – 61 человек. Все упирается в наличие подготовленных людей и техническую составляющую: нужны самолеты. В московском регионе эксплуатируются Let L-410 чешского производства и АН-28. Каждый вмещает 18–20 парашютистов. Поэтому для установления мирового рекорда надо минимум четыре самолета. В России такое количество техники есть в наличии в «Аэрограде Коломна», на аэродромах в Крутицах Рязанской области и Мензелинске в Татарстане. Возможно, в данном случае могут помочь смежные ведомства. В парашютном спорте имеется такое направление – групповые рекорды: просто прыгают в комбинезонах и собирают фигуры в воздухе. Летом Министерство обороны предоставило три вертолета Ми-26 для одновременного прыжка 222 человек. Так что можно идти и таким путем.

Наша ближайшая цель – использовать ресурс трех самолетов. Мы помним, что в составлении рекордной формации – 61 человек – участвовали не только американские пилоты. Там были люди со всего мира, в том числе и россияне. Мы же хотим, чтобы в рекордном прыжке приняли участие только наши соотечественники.

В России есть 60 пилотов необходимого уровня?
Возможно, наберется и больше. Но надо использовать все резервы. Молодым интересно участвовать в подобного рода мероприятиях, а у некоторых опытных коллег нет мотивации. Необходимо сделать так, чтобы она появилась.

Существует ли чисто технический предел по количеству людей в подобной формации?
Точно можно сказать, что реально собрать более 100 человек. Самолеты летят строем на расстоянии около 15 метров друг от друга. Все парашютисты выпрыгивают в лучшем случае за 11–12 секунд. Ведущий пилот, его называют «база», задает темп полета – скорость вперед и скорость вниз, остальные начинают к нему подходить и занимать свои слоты. Выстраиваются в фигуру, оператор снимает формацию. При установлении рекорда в 38 человек у нас было два оператора. Они фиксировали, что каждый пилот занял предназначенное ему в заявке место. На земле на фотографию «накладывается» сетка, которая показывает, что каждый пилот не выходит за пределы формации и находится  именно в своем квадрате. Когда в формации больше 42 человек, появляется допущение, что 5% пилотов частично могут выходить за пределы. И чем больше людей участвуют, тем этот процент выше. Это все описано в правилах. Так что предела по большому счету нет. Все упирается в то, как быстро пилоты могут подойти к ведущему. Если прыгать с высоты выше стандартных 4000 метров, начинаются сложности. В первую очередь – кислородное голодание.

После того как рекорд зафиксирован, нужно подготовить документы для его регистрации. Должны быть видео, фотографии участников в воздухе и на земле, справки о задействованных бортах и составе экипажей, списки пилотов и операторов с номерами лицензий… При этом существует такое условие: для регистрации рекорда необходимо, чтобы все участники оставались в живых в течение суток после полета. Все документы проходят проверку в FAI, на практике регистрация рекорда занимает минимум полгода.

С чем в первую очередь связан прогресс в вингсьют-акробатике: с техникой или со спортсменами?
Физические данные не имеют решающего значения: здоровый человек, способный подтянуться на турнике пять раз, может прыгать с парашютом. Регулярными тренировками нарабатывается мышечная память. Большим количеством повторений достигается гармония между желаниями мозга и возможностями тела. Основа успеха – возможности пилота, на снаряжение приходится не более 30%. В дисциплине GPS-перформанс на чемпионате мира победил спортсмен, выступавший в вингсьюте, которому около двух лет, у производителя уже есть новая коллекция. При этом надо понимать, что ткань изнашивается: костюм, в котором сделали 300 прыжков, обладает худшими характеристиками, чем новый.  Так что этот случай подтверждает тезис о том, что мастерство пилота на первом плане.

Недавно произошло изменение правил в вингсьют-акробатике. Раньше зачет шел по времени: у команды было 65 секунд, чтобы продемонстрировать программу. Сейчас зачетное окно идет по высоте: на программу дается 2500 метров. В первом случае на первое место выходила маневренность костюма, а сейчас мы вынуждены более требовательно относиться к состоянию вингсьютов. В качественном костюме 2,5 км можно пролететь не за 70, а, условно, за 90 секунд. Соответственно, продемонстрировать более насыщенную программу. Мы проводили эксперименты по кустарному восстановлению костюмов. Ткань черного цвета на задней части крыла поизносилась, стала пропускать воздух. Мы покрывали ее аквариумным силиконом. Прыжков на 30 этого хватило. А так приходится либо перешивать износившиеся детали, либо приобретать новый костюм.

Вы довольны тем, как развиваются прыжки в вингсьютах в России?
Хотелось бы, чтобы государство выделяло больше средств на подготовку, организовывались сборы хотя бы частично за счет Министерства спорта. От аэродромов ждем снижения стоимости прыжков и пополнения парка авиационной техники: самолетов не хватает, и нужны более вместительные. В 2020 году в Кемеровской области на аэродроме Танай пройдет чемпионат мира по парашютному спорту. Сейчас идет активная подготовка к этому мероприятию. В России соревнований такого уровня еще не проводилось. Отечественные спортсмены будут бороться за медали в большинстве дисциплин. В том числе в вингсьют-акробатике.

Партнеры журнала: