Сергей Ридзик – о российском ски-кроссе и предвзятом отношении к нашим спортсменам

Большой спорт №12 (118)
Текст: Дмитрий Маслов / Фото: Андрей Годяйкин
Ски-кросс – одна из немногих олимпийских дисциплин, в которых россияне пока не завоевывали олимпийских медалей. Однако сказать, что у наших соотечественников нет шансов вернуться с наградами из Пхенчхана-2018, нельзя – некоторые спортсмены уже входили в призовую тройку на этапах Кубка мира. В частности, ставший гостем редакции «Большого спорта» Сергей Ридзик. Один из лидеров сборной России по фристайлу рассказал нам о подготовке команды к сезону, оценил ситуацию с допуском россиян к Олимпийским играм в Пхенчхане и поделился планами на жизнь после окончания карьеры.

Досье / Сергей Ридзик

- Родился 25 октября 1992 года в Мончегорске
- Двукратный призер этапов Кубка мира по ски-кроссу
- На чемпионате мира 2015 года занял 15-е место

Заключительный отрезок минувшего сезона вы пропустили из-за травмы. Как сейчас обстоят дела со здоровьем?

Я не смог выступить на самых важных соревнованиях – домашнем этапе Кубка мира и чемпионате мира. Но сейчас чувствую себя хорошо, тренируюсь в полную силу, скованности в движениях не испытываю.

Вы уже гарантировали себе попадание в состав олимпийской сборной России?
Пока этого не сделал никто – можно получить травму или просто не пройти отбор. Он закончится в январе. В нашей дисциплине в Пхенчхане могут выступить только 32 человека, не более четырех от страны. При этом некоторые сборные представлены в топ‑32 большим количеством спортсменов, поэтому пропуск в Пхенчхан может дать и более низкое место в общем зачете Кубка мира.

Все мы знаем, как развивается ситуация с допуском сборной России на Игры. Мое мнение таково: нас просто «гасят». Самое неприятное, что решения выносятся незадолго до Олимпийских игр, чтобы у отстраненных атлетов не было времени судиться. Многих спортсменов не пустили в Рио-де-Жанейро, а после судебных разбирательств, состоявшихся по окончании Олимпийских игр, большинство спортсменов, подозревавшихся в употреблении допинга в надуманных докладах, восстановили в правах и сняли санкции. Вопрос: почему WADA и другие принимавшие подобные решения организации за это не несут ответственности? Считаю, что в таких случаях надо в судебном порядке требовать возмещения убытков. Во время сборов в Австрии у меня в течение двух дней три различные организации взяли допинг-пробы. Считаю подобную ситуацию ненормальной.

Для чего в ски-кроссе нужен допинг?
Тоже не понимаю. У нас не циклический вид спорта. Милдронат мы принимали, когда он был разрешен, но это просто восстановительный препарат для сердца при высоких нагрузках. Возможно, его запрет – просто часть противостояния фармацевтических компаний. В целом ситуация странная и непонятная. Некоторым спортсменам легально разрешают принимать допинг. К примеру, четырехкратной олимпийской чемпионке по спортивной гимнастике Симоне Байлз, которой поставили диагноз «дефицит внимания». Что это за болезнь такая? Или у лыжников и биатлонистов каждый четвертый – «астматик». Я прекрасно понимаю, что чем больше мы сдадим допинг-проб, тем меньше претензий будет к нам! Но, честное слово, из-за сложившейся ситуации фобия развиваться начинает.

До какого возраста в ски-кроссе можно показывать высокие результаты?
Канадцу Кристоферу дель Боско 35 лет, а он по-прежнему входит в мировую элиту. В сборной России старше всех Егор Коротков, которому 31 год.

Могут ли фристайлисты обеспечить себе безбедную жизнь за счет коммерческих стартов?
Я не знаю таких, кроме Х Games. Ски-кросс – это не слоупстайл или хафпайп, где крутятся большие деньги и много спонсоров. Некоторые компании организуют соревнования в нашей дисциплине, но все эти соревнования не высокого уровня. Даже билеты и гостиницу не окупишь за счет призовых. На фоне других дисциплин ски-кросс не так популярен в мире, но с каждым годом набирает обороты и зрительскую аудиторию. В России развитие ски-кросса идет преимущественно за счет государства, главным образом потому, что это олимпийская дисциплина.

Почему вы проводите сборы в основном за границей?
В Сочи условий для этого уже нет, после Олимпийских игр ни разу там не были. У нас очень дорогой вид спорта – чтобы построить трассу, нужно колоссальное количество снега, необходима система искусственного оснежнения. До недавнего времени строительством трасс занималась Национальная горнолыжная лига, но из-за недостатка финансирования ее расформировали. Сейчас трасса есть только в Миассе Челябинской области, в декабре на ней пройдет Кубок России. Но в октябре и ноябре тренироваться там нельзя. В целом условия там хорошие. Однако в то время, когда на ней не проводят никаких соревнований, за трассой плохо ухаживают, пускают на нее туристов, что мешает профессиональным спортсменам. Считаю, что на развитии ски-кросса негативно сказалось проведение в России чемпионата мира по футболу, – финансирование идет преимущественно на этот проект. В Австрии же можно круглогодично тренироваться на леднике, к тому же там у нас есть определенные привилегии, в частности, собственная калитка.

Вы дважды финишировали в первой тройке на этапах Кубка мира, когда сборную России тренировал Фриц Майхофер, а после его ухода ни разу не попадали на подиум. Это случайность?
В карьере бывают взлеты и падения. После ухода австрийца у сборной России также было призовое место на этапе Кубка мира. Зарубежный специалист дает не столько другое качество тренировок, сколько возможность получить лучшие условия для подготовки. Во времена Майхофера мы могли тренироваться там же, где и сборная Австрии. К сооте­чественникам там относятся более лояльно, предоставляют им больше возможностей. Точно так же происходит и с нашими тренерами в домашних условиях. В 2015 году перед чемпионатом мира в Крайшберге мы готовились вместе со сборной Австрии в очень комфортных условиях. Сможет ли организовать подобный сбор за границей российский тренер? Вопрос риторический. Для сравнения: перед Олимпийскими играми в Пхенчхане у нас запланирован сбор на Сахалине. Там сейчас строят трассу. Надеюсь, она будет качественной.

В сборной России остался только один зарубежный специалист: словенский сервисмен Томаш Кнафель. Многое ли в вашей дисциплине зависит от подготовки лыж?
Скольжение – очень важный фактор. Чтобы избежать недоразумений и выбрать лучшую пару лыж, проводим тесты. В целом у сборной России конкурентоспособные, качественные лыжи.

Вы начинали заниматься горными лыжами. Как перешли в ски-кросс?
Горные лыжи – самый приближенный к нашей дисциплине вид спорта: едут в стойке, повороты те же самые. Остается лишь выучить несколько новых элементов: прыгать, стартовать, обрабатывать. Это гораздо проще, чем, к примеру, научить кататься могулиста на лыжах. Наш вид очень молодой – ему около 30 лет. Олимпийский статус получил в 2008 году, а на Играх дебютировал в 2010-м. В 2011 году в ски-кросс пригласили многих горнолыжников, но в сборную привлекли только троих, сейчас выступаю я один. Алексей Чаадаев завершил карьеру из-за ситуации с Марией Комиссаровой, с которой он встречался. После того как она получила перелом позвоночника на тренировке во время Олимпийских игр в Сочи, Алексей решил посвятить свою жизнь заботе о любимой. Они поженились, родился сын. Алексей – настоящий мужчина, совершил достойный поступок.

Сколько времени требуется горнолыжнику, чтобы начать показывать высокие результаты в ски-кроссе?
В минувшем году в нашей дисциплине начал выступать французский горнолыжник Франсуа Пляс и сразу же стал бронзовым призером чемпионата мира. Бывает и такое, но на моей памяти это единичный случай.

На какой результат вы можете рассчитывать на Олимпийских играх?
Место в призовой тройке. Это вполне реально. В общем зачете Кубка мира минувшего сезона я занял 28-е место, но был бы гораздо выше, не случись травмы. На одном из этапов был шестым. Целенаправленно готовился к чемпионату мира и российскому этапу Кубка мира. На Олимпийских играх в нашей дисциплине страну могут представлять четыре спортсмена. Правда, максимальную квоту еще надо заработать. Игорь Амелин фактически отобрался в Пхенчхан. Оставшимися претендентами на место в команде являются Егор Коротков, Семен Денщиков и я. По субъективным ощущениям, пока нахожусь не в оптимальной форме – сказываются последствия травмы. Нужно больше наката. Посмотрим, хватит ли времени, чтобы подвести себя в лучших кондициях к официальным стартам.

Каковы ваши спортивные цели на сезон?
Ближайшая – поломать тенденцию неудачного выступления в декабрьских стартах, отобраться на Олимпийские игры. Обычно я не слишком удачно начинаю сезон, прибавляю по его ходу, теперь же хочу сразу показать результат. В сезоне надеюсь завоевать медали на этапах Кубка мира и Олимпийских играх.

Готовы ли вы поехать на Игры в Пхенчхан в качестве нейтрального спортсмена?
Я-то готов. Вопрос в том, кто будет оплачивать такую поездку. Собственных средств на то, чтобы компенсировать расходы, связанные с перелетом и проживанием, у меня не хватит. Я надеюсь и желаю выступить на Олимпийских играх 2018 года за сборную России под флагом страны.

Вы уже думали о том, чем займетесь по окончании карьеры спортсмена?
У меня высшее физкультурное образование, но на данный момент тренером быть не хочу. В спортивный вуз поступил в первую очередь потому, что учебу в нем можно было совмещать с тренировками и выступлениями. Тем не менее могу сказать, что неплохо знаю, как устроена индустрия спорта. Но я еще не решил, в какой конкретно области хочу работать. Вернее, даже не думал об этом.

Вы родились в Мончегорске. Чем бы занимались там, не стань спортсменом?
Работал бы на никелевом комбинате. Как говорится, где родился, там и пригодился. В Мончегорске небольшой выбор вариантов: одни бывшие одноклассники работают на комбинате, другие – в полиции. Друг пошел служить в армию по контракту. Откровенно говоря, семь лет назад планировал для себя другой жизненный путь: отслужить в армии, затем пойти работать на комбинат или в спортивную школу тренером. Даже приобрел специальность электрогазосварщика, окончил с отличием. Часто думаю о том, что было бы, поступи я по-другому в той или иной ситуации. Но в целом доволен тем, что профессионально занялся спортом и перешел в ски-кросс. Приходилось себя заставлять работать, чтобы удержаться в сборной.

Российские власти пытаются сделать спорт высших достижений одним из элементов государственной идеологии. Как вы к этому относитесь?
С одной стороны, это правильно. Заниматься спортом лучше, чем пить водку, употреблять запрещенные вещества или шнырять по подъездам, тем самым терроризируя жильцов. В то же время профессиональный спорт не оздоравливает: человек подвергает свой организм нагрузкам, к которым тот не приспособлен. Практически у каждого спортсмена (за исключением разве что шахматистов) проблемы со спиной. Еще один негативный момент: человек, всю сознательную жизнь занимавшийся спортом, больше ничего не умеет. Если к моменту окончания карьеры у него нет сбережений, придется начинать жизнь фактически заново. Это в том случае, если кто-то захочет попробовать себя в совершенно другом ремесле. Я не имею в виду звезд вроде Алексея Немова, Николая Валуева или Елены Исинбаевой – они хорошо устраиваются в жизни главным образом благодаря своему имени.

Партнеры журнала: