Как шведы с помощью Volvo Ocean Race избавляют мир и парусный спорт от гендерных стереотипов

Большой спорт №12 (118)
Текст: Наталья Шастик
Нынешняя, 13-я по счету кругосветная регата Volvo Ocean Race обязательно займет особое место в истории не только парусного спорта, но и мирового мореходства. Чуткие к гендерному равенству шведы (а именно они владеют правами на проведение гонки) кардинально поменяли ее правила: теперь всем командам приходится быть смешанными – мужскими-женскими. Конечно, женщины давно ходят под парусом, но это все равно рассматривалось скорее как исключение, теперь же в самом престижном парусном соревновании планеты это основополагающее правило. Поэтому главная интрига нынешней регаты – не только кто первым дойдет до Гааги в июне 2018 года, но и как психологически выдержат 10-месячный путь туда смешанные экипажи. Дабы посмотреть на этих отважных мужчин и женщин, корреспондент «Большого спорта» отправилась во второй порт кругосветки – в Лиссабон.

Самую знаменитую и экстремальную кругосветку планеты Лиссабон принимает в третий раз. Правда, в этом сезоне он оказался в самом начале расписания Volvo Ocean Race, образовав вместе с испанским Аликанте первый этап, тогда как в предыдущие годы, напротив, замыкал гонку, встречая команды на обратном пути из Америки. Известно, что за право стать портом участия кругосветки надо заплатить большие деньги – от 3 до 5 млн долларов в зависимости от стратегической важности конкретного города для маршрута регаты (и столько же потратить на инфраструктуру). Очевидно, что изрядно раскошелиться пришлось китайцам, в этом сезоне представленным в гонке сразу двумя городами – Гуанчжоу и Гонконгом. А вот Кейптаун, охраняющий выход из Атлантического океана в Индийский, традиционно получает огромные финансовые привилегии, так как без него кругосветке попросту не обойтись. Думаем, входная ставка Лиссабона в гонку также минимальна, учитывая экономическую ситуацию в Португалии, одной из беднейших стран ЕС. Немаловажно также и то обстоятельство, что с прошлого года в португальской столице базируется собственная верфь Volvo Ocean Race, где все семь лодок готовили к нынешнему старту, а значит, отныне город имеет для регаты не только географическое, но и инфраструктурное значение.

Впрочем, принимать у себя самую престижную в мире круго­светку Лиссабон явно заслужил и по историческим причинам – тому вкладу, который внесла Португалия в мировое мореходство, став одной из ведущих держав эпохи морских открытий. Как известно, именно здесь в XV веке по инициативе инфанта Генриха Мореплавателя появилась первая навигационная школа, и как раз португалец Бартоломео Диаш в поисках морского пути из Европы в Индию первым из европейцев обогнул мыс Доброй Надежды. В отличие от Аликанте, нынешней штаб-квартиры Volvo Ocean Race, встреча и проводы яхтсменов не превращаются в Лиссабоне в главный городской праздник, но очевидно занимают важное место в календаре туристических событий. Любители парусного спорта съезжаются в Лиссабон со всей Европы ради того, чтобы воочию увидеть легендарных яхтсменов Volvo Ocean Race, и готовы платить по 80 евро с человека за возможность с моря, на специальном гостевом судне, понаблюдать за внутрипортовой гонкой.

Большой шведский праздник
Все остальные развлечения в гоночной деревне, как и вход туда, абсолютно бесплатны. Каждая из команд имеет свой презентационный шатер, представляя таким образом титульному спонсору уникальные возможности для маркетинговой коммуникации с многомиллионной аудиторией. Но, конечно, особенно в деревне выделятся шатер Volvo, владеющей правами на проведение регаты с 1998 года. Причем шведы используют кругосветную гонку не только для продвижения своих автомобилей на глобальных рынках, но и активной пропаганды скандинавского образа жизни в целом. Когда смотришь, как настойчиво они за него агитируют, невольно думаешь, что приход в регату стал для них своего рода реваншем за утрату еще в XVII веке морского доминирования в Северной Европе. Сегодня с помощью круго­светного маршрута Volvo Ocean Race Швеция может на время забыть о своем статусе страны регионального масштаба и вновь почувствовать себя повелительницей морей и океанов. Шведское всеприсутствие особенно заметно на фоне размытой национальной принадлежности команд в регате: в этом сезоне 73 яхтсмена представляют 19 национальностей, а титульными спонсорами яхт являются коммерческие структуры, среди которых немало транснациональных корпораций. И только шведы остаются в Volvo Ocean Race ярко выраженными шведами (даже несмотря на то, что под торговой маркой Volvo сегодня работают несколько компаний, а Volvo Cars, выпускающая легковые автомобили, принадлежит китайскому концерну Geely). Так маркетинговая история спортивного спонсорства обретает общенациональное преломление.

Принуждение к риску
От Аликанте, откуда регата стартовала 22 октября, до Лиссабона по суше почти 1000 км, по морю – 1450 морских миль. Это рассто­яние яхта Vestas 11th Hour Racing, выступающая в регате под двумя флагами – США и Дании, прошла за 6 дней 2 часа 6 минут 45 секунд. Занявшим второе и третье места испанской Mapfre и китайской Dongfeng Race Team понадобилось на 2,5 часа больше, причем китайская лодка, ведомая французским шкипером Шарлем Кодрелье, уступила всего 15 минут 18 секунд. Впрочем, такой временной разрыв – совсем неинтересная история для Volvo Ocean Race. Два года назад на финишном этапе в шведском Гетеборге разница между теми же Mapfre и Dongfeng Race Team составила всего 2 минуты 49 секунд. Но главный рекорд был поставлен в 2006 году, когда экипажи Movistar и ABN AMRO One бились на пути в порт Веллингтона за 9 секунд. Провести в море девять месяцев, пройти 45 000 морских миль, пересечь четыре океана, обогнуть мыс Горн, преодолеть ледяные воды Антарктики, а потом сражаться за считаные секунды на финише – в этом вся Volvo Ocean Race, самая сложная, самая продолжительная и самая глобальная парусная гонка в мире, традиционно называемая «Эверестом мирового яхтинга».

Близкие финиши стали обычным явлением в регате после унификации лодок. Вот уже второй сезон команды выступают на яхтах единой конструкции класса Volvo Ocean 65. Однотипность, безусловно, уравнивает шансы команд и уберегает регату от битвы бюджетов. Самый громкий финансовый рекорд был поставлен в Volvo Ocean Race в сезоне 2008/2009, когда компания Ericsson выставила на старт сразу две яхты, потратив на них 50 млн евро (и на одной – Erisccon 4, – конечно же, одержала победу). В этом году все команды, кроме одной (AkzoNobel), выступают на лодках с прошлой регаты. Чтобы их модернизировать и вновь отправить в море, спонсорам пришлось заплатить всего 1 млн евро. Такая ситуация, безусловно, облегчает приход в гонку новых партнеров, новых стран и, соответственно, новых команд. Известно, что единственной российской лодке, принимавшей участие в Volvo Ocean Race в сезоне 2008/2009 на личные средства петербургского бизнесмена Олега Жеребцова (причем он сам был не только владельцем, но и матросом своей команды Team Russia), банально не хватило денег, чтобы закончить регату, – Team Russia сошла с дистанции после второго этапа.

Но однотипность лодок неожиданно сказалась на ходе регаты, поэтому в этом году было принято решение существенно изменить систему начисления очков. Прошлая гонка показала, что команды начали страдать «стадным чувством» – sheep mentality, как назвал его гендиректор Volvo Ocean Race Марк Тернер: держаться рядом на маршруте. И введенные правила как раз призваны поощрять стратегические риски и, соответственно, провоцировать лодки рассредоточиваться в океане (что добавляет соревнованию интриги). Для этого вводятся двойные и бонусные очки: первые начисляются за два больших этапа в водах самого сложного Южного океана (от Кейптауна до Мельбурна и от Окленда до Итажаи) и за североатлантический спринт из Ньюпорта в Кардифф, а вторые – за первый проход мыса Горн и лучшее общее время, затраченное на прохождение всех этапов. Портовые гонки, которые когда-то появились в Volvo Ocean Race, дабы добавить зрелищности и привлечь в порты-этапы туристов, теперь не засчитываются в общий зачет. Но могут сыграть свою решающую роль, если на финише в Гааге окажутся команды с одинаковым количеством очков, – тогда, чтобы назвать имя победителя, вспомнят итоги портовых баталий.

Технологическая унификация и новые правила, провоциру­ющие команды к риску, пожалуй, возвращают гонку к истокам мирового мореходства, когда любое морское плавание было прежде всего поединком человека и стихии один на один. Теперь, чтобы победить в Volvo Ocean Race, надо быть отнюдь не богаче, а отважнее и удачливее, как в стародавние времена.

Затерянные в Южном океане
Отвага и удача особенно понадобятся яхтсменам в Южном океане. Возвращение регаты в его опасные воды стало важнейшим нововведением этого сезона. Командам придется пройти там не менее 12 500 морских миль. В Южном океане с его легендарными штормами и айсбергами команды в буквальном смысле окажутся один на один со стихией: ближайший обитаемый пункт на просторах этого ледяного бескрайнего водного пространства – Международная космическая станция на земной орбите, долететь до нее ближе, чем доплыть до какой-нибудь суши.

Именно экстремальность условий, в которых находятся яхтсмены на протяжении 10-месячного кругосветного марафона, и делает Volvo Ocean Race сложнейшим и опаснейшим спортивным состязанием в мире. Показательно, что в обязательном порядке у каждого участника перед гонкой удаляют аппендикс. Несмотря на приход в кругосветку новых технологий, которые сделали лодки мощнее, быстрее и безопаснее (для компании Volvo безопасность – традиционно важнейший критерий), а также обеспечили уникальную возможность выходить на связь и передавать на берег мультимедийный контекст 24 часа в сутки (за это отвечают бортовые корреспонденты, которым запрещено помогать команде, а разрешено только фиксировать происходящее на борту), регата все равно продолжает оставаться удивительным состязанием духа и характера. И на протяжении кругосветки каждому яхтсмену приходится сражаться физически и психологически не только с океаном, но и с самим собой.

Гендерное равенство и чистый океан
Психологическая совместимость на борту – вот, пожалуй, важнейшая интрига этой регаты, где все команды стали смешанными – мужскими-женскими. Помешанные на гендерном равенстве шведы решили наконец поставить точку в долгом споре о том, могут ли женщины на равных выступать в круго­светке с мужчинами. Впрочем, в Volvo Ocean Race дамы присутствовали всегда: уже в первом сезоне 1973 года и пять раз в регате были полностью женские экипажи. Но теперь это не исключение, а именно правило. С возвращением гонки в воды Южного океана командам нужны дополнительные члены экипажа, и это возможно, если на борту есть женщины. Так, отныне количество яхтсменов в полностью мужском коллективе может быть только семь, а с таким малым составом ты физически не пройдешь Южный океан. Команду можно пополнить двумя женщинами, тем самым увеличив ее до девяти человек, или же взять на борт одинаковое количество представителей обоих полов и иметь уже 10 человек экипажа. При этом шкипер может менять комбинацию команды на каждый этап гонки, а полностью женский коллектив имеет право состоять из 11 яхтсменок.

Так шведы пытаются воспитать новое поколение яхтсменов, далеких от каких-либо гендерных стереотипов. Эта работа на будущее уже давно ведется в Volvo Ocean Race: несколько сезонов в регате действует правило, что на борту обязательно должен присутствовать яхтсмен до 21 года, представляющий ту страну, под флагом которой выступает команда. Это позволило, например, Арабским Эмиратам и Китаю, странам, традиционно не участвующим в парусных соревнованиях, воспитать как минимум одного высококлассного яхтсмена.

Будущее – еще один важнейший посыл нынешней регаты. Одна лодка выступает в гонке под нейтральным флагом ООН и носит название Turn The Tide on Plastic, привлекая тем самым внимание к проблеме загрязненности Мирового океана пластиковыми отходами (в этом сезоне в гоночных деревнях даже не продают воду в пластиковых бутылках, предлагая гостям утолять жажду из стационарных фонтанчиков). Показательно, что шкипером Turn The Tide on Plastic является женщина – англичанка Ди Каффари, а экипаж состоит преимущественно из яхтсменов до 30 лет. Так что даже если в нынешнем сезоне у вас есть любимая команда, все равно поболейте немного за Turn The Tide on Plastic – именно они будущее планеты и парусного спорта. И, пожалуй, хорошо, что вектор его развития определяют не кто иной, как шведы с их очень трепетным отношением к природе и обостренным чувством гендерной справедливости. Так корпоративная история спортивного спонсорства обретает глобальный размах.

Volvo Ocean Race 2017/2018

Даты проведения: 14 октября 2017 – 30 июня 2018
Протяженность – 45 000 морских миль, что эквивалентно 83 000 км
12 500 морских миль яхтсмены пройдут по водам Южного океана
12 городов: Аликанте (Испания), Лиссабон (Португалия), Кейптаун (ЮАР), Мельбурн (Австралия), Гонконг (Китай), Гуанчжоу (Китай), Окленд (Новая Зеландия), Итажаи (Бразилия), Ньюпорт (США), Кардифф (Великобритания), Гетеборг (Швеция), Гаага (Нидерланды)
7 команд: AkzoNobel (Нидерланды), Dongfeng Race Team (Китай), MAPFRE (Испания), Vestas 11th Hour Racing (США/Дания), Sun Hung Kai/Scallywag (Гонконг), Team Brunel (Нидерланды), Turn the Tide on Plastic (ООН)
73 яхтсмена, представляющие 19 национальностей
Самый возрастной участник регаты – 55-летний испанец Жоан Вилла (MAPFRE)
Самый молодой участник регаты – 21-летний австралиец Бен Пиглотт (Sun Hung Kai/Scallywag)

Шокирующие факты о Volvo Ocean Race
- Распорядок дня яхтсмена во время гонки состоит из 3–4-часовой вахты и такого же по продолжительности сна. Однако во время сложного маневра или сильного шторма никто из членов экипажа не спит.
- В целях безопасности всем яхтсменам перед гонкой удаляют аппендикс. Двое членов экипажа имеют базовые врачебные и даже хирургические навыки.
- В день яхтсмены сжигают 5000–6000 калорий и за время только одного этапа могут похудеть на 11 кг.
- Рацион яхтсменов состоит из высококалорийных, но сублимированных продуктов. Брать на борт настоящую еду нельзя во избежание перегруза яхты.
- Находящийся на борту опреснитель может производить до 50 литров питьевой воды в день. Лучшим душем для яхтсмена является дождь.
- Максимальная скорость ветра была зафиксирована в водах Южного океана в сезоне 2011/2012 и составила 70 узлов, или 130 км/ч, что уже классифицируется как ураганный ветер.
- Максимальная высота волны была зафиксирована экипажем CAMPER на пути в Кейптаун и составила 16,3 м.
- За всю историю кругосветки на маршруте погибли 7 яхтсменов. Безопасность – главный принцип при проведении регаты для компании Volvo.

Партнеры журнала: