Взойти на вершину. Как молодой россиянин угрожает позициям Федерера и Джоковича

Большой спорт № 9 (133)
Текст: Андрей Супранович Фото: Платон Шиликов
В начале июля 2018 года Карен Хачанов занимал 40-е место в рейтинге ATP и не всегда попадал в список сеяных на крупных турнирах. Однако уже осенью он взял «Кубок Кремля» и победил в парижском Masters, обыграв в финале Новака Джоковича. А уже в этом году Хачанов сыграл в четвертьфинале Rolland Garros и впервые вошел в топ-10 мирового рейтинга ATP. В этом статусе Карен сыграл на Wimbledon, после вылета с которого поговорил о теннисе с «Большим спортом».


Вы покинули Wimbledon после третьего круга, проиграв испанцу Роберто Баутиста-Агуту. В январе на Australian Open вы уступили ему же. Можно ли сказать, что испанец – неудобный для вас соперник? Или это просто стечение обстоятельств? 
Последние пять лет у Баутиста-Агуты выдались очень солидные, а в этом году он вообще сделал шаг вперед – сыграл свой, может быть, максимально хороший теннис. В моем же случае имеются несколько факторов. В начале года я менял ракетки, и было тяжело приспособиться, переключиться. 
На Wimbledon меня, пожалуй, просто не хватило во всех компонентах игры. Когда соперник действует на максимуме, а ты – просто играешь хорошо, но не отлично, победить невозможно. Но на Wimbledon и Australian Open мы играли разные матчи, а всегда надо смотреть на игру в целом, анализировать, что не получилось в конкретный момент, а не говорить, что просто проиграл одному и тому же сопернику. В теннисе всегда разные сценарии. 

В ноябре прошлого года вы одержали первую победу в парижском турнире серии Masters, в финале обыграв Новака Джоковича.  Затем начало года оказалось не слишком удачным. Правда, потом случился Roland Garros – вы впервые вышли в четвертьфинал турнира «Большого шлема» и ворвались в топ-10 мирового рейтинга. Как в целом оцениваете этот сезон? Настроены взять реванш за поражения первой половины года? 
Чем выше забираешься, тем больше от тебя ожидают – ты должен выйти только в четвертьфинал или полуфинал, не меньше. Конечно, ты этого ждешь и от самого себя, но болельщики на таких результатах настаивают, требуют их. Исходя из этих установок, наверное, в первой половине года у меня было не все гладко, не хватило стабильности. Для этого имелась и объективная причина, которую я уже упомянул, – смена ракеток. 
В теннисе вообще не может быть так, как планируешь. В этом суть нашего спорта. Каждую неделю у тебя есть возможность что-то поменять и улучшить. Если не очень хорошо проведешь один турнир, на следующем стараешься сменить энергетику. Какие-то матчи могут оказаться совсем неплохими, достойными, но тебя все равно обыграют, потому что соперник объективно сильнее в данный конкретный момент. Ведь ты играешь не против стенки, а против человека, которые так же, как и ты, тренируется на пределе и настроен только на победу. 
В целом начало этого года я считаю удачным, несмотря ни на что, – с конца апреля я начал играть гораздо лучше, набирать ту форму, в которой был осенью. Сыграл первый четвертьфинал «Большого шлема», вошел в десятку мирового рейтинга. И сейчас с позитивом смотрю на вторую часть сезона. Надеюсь продолжать в том же духе, показать еще более высокий результат. 

Топ-10 мирового рейтинга, куда вы вошли, – это веха для вас? Есть разница, быть на 11-м или девятым? 
Чисто теоретически – нет, а визуально – да. Ибо сейчас у тебя уже не два номера, а один. В любом случае, это промежуточный результат, которого ты очень хотел достичь. Сначала стремишься зайти в топ-100, потом в топ-50, топ-20 и вот уже в топ-10, топ-5 и стать первым. То есть место в рейтинге – это достижение, к которому ты в любом случае стремишься. И это стремление к более высокой цели очень важно для мотивации.
 
Помимо того, что быть в топ-10 – это приятно, что еще это достижение принесло в вашу жизнь? Может быть, стало больше давления? 
Это часть профессии. Давление будет всегда, ожидания будут тем выше, чем выше ты в рейтинге. Чем ближе к первому месту, тем тяжелее опускаться. Понятное дело, ощущаю больше внимания со стороны прессы, мне передаются ожидания россиян, болельщиков. Это также нормальная практика.

В топ-10 вы во многом благодаря тому самому Masters, где обыграли сразу четырех теннисистов из первой десятки – больше чем за всю карьеру. Почему все было именно так, звезды сошлись? 
Случайно ничего не бывает, и такие турниры случайно не выигрываются. Был хороший момент, я победил на “Кубке Кремля”, домашнем турнире, который с детства мечтал выиграть. До этого провел прекрасный матч с Надалем на US Open, где все сеты я провел на очень высоком уровне, на уровне Рафаэля. И, быть может, тот матч показал мне, на что я способен. И в Париже у меня пошло, я порхал и играл в свой лучший теннис. Верил в свои силы.

Иногда складывается впечатление, что вам не принципиально, на чем играть. У вас есть любимое покрытие? 
Я универсальный игрок. Но, наверное, все же предпочитаю хард, на котором проводится большинство турниров. При этом люблю грунт. А вот траву не очень. Это совсем другое покрытие, иные ощущения, иной стиль игры. Однако последние три года показываю неплохие  результаты на траве: выиграл на ней матчи, заходил на третий, четвертый круг на Wimbledon. Уверен, могу еще лучше играть на траве, и к этому стремлюсь. 

Осенью вы обыграли первую ракетку мира Новака Джоковича. 
И это было невероятно. Для этого мы работаем, к этому и стремимся, чтобы иметь такие моменты, такие турниры и воспоминания за своими плечами. 

И почти выиграли у Надаля. 
«Почти» в теннисе не считается. 

Большая тройка – Джокович, Федерер и Надаль блистала на корте уже тогда, когда вы только начинали тренироваться. В чем их феномен? 
Он в том и заключается, что они играют на протяжении всей карьеры, не сбавляя обороты. Да, конечно, у них были небольшие спады. Но при этом они все равно держались в топ-5 и топ-10. Их феномен – умение выступать стабильно на высочайшем уровне. И я не знаю, как они это делают. У всех есть неудачные периоды, кроме этих троих, которые уже 15 лет выигрывают все большие турниры. Однако рано или поздно мы их сместим. Когда именно это произойдет, зависит как раз от моего поколения. 

Можно ли сказать, что вам повезло родиться в такое время, чтобы, с одной стороны, сыграть с великой тройкой, а с другой – застать уже теннис без этих великих спортсменов? Вот, например, футболисты 1985–1986 годов рождения – не такие везунчики: они одногодки с Криштиану Роналду и Лионелем Месси, и вырваться из-за спин этих двух было невозможно.  
Пожалуй, это философский вопрос. Если мы посмотрим на историю любого спорта, в каждом поколении есть легенды и звезды, которые ставят рекорды и выигрывают все главные турниры. Что будет в моем поколении, когда трое великих уйдут, сложно сказать. Может, настанет время жесткого соперничества, когда победы будут делить не три человека, как сейчас, а 10. Но сегодня я очень рад, что вижу великих чемпионов, тех, кем восхищался еще ребенком, по-прежнему действующими. У нас с Федерером разница 10–15 лет, и это невероятно! Когда в Париже я обыграл Джоковича в финале, то вписал свое имя в историю именно потому, что разбил первую ракетку мира. Это было здорово! И будет здорово, если мое поколение заменит их на больших турнирах. 

В России на вас вся надежда, так как долгие годы в стране было этакое безвременье в теннисе. Каковы его причины? 
На самом деле это случилось не только в России. Посмотрите на рейтинг ATP – молодых теннисистов ближе к топ-10 и топ-20 стало намного больше. Потому что новое поколение сильнее того, что пришло в 1990-е. Среди моих сверстников больше спортсменов, играющих на хорошем уровне. Уверен, через несколько лет теннис станет еще интереснее. 

После вас в топ-10 ворвался и Даниил Медведев. Впервые за 10 лет два российских теннисиста в первой десятке. Что произошло в России за десятилетие, чтобы это стало возможным?
Появились мы? Наше достижение никак не относится именно к России. У нас свои команды, не сборная. Просто так получилось, что в предыдущие годы ребята не доросли до такого уровня. 

Проще или сложнее сейчас подготовить хорошего теннисиста с нуля, чем, например, 10 лет назад? 
Главное, что все дороже. Жизнь вообще становится дороже. Цены растут, и поэтому сейчас сложнее, чем раньше. Теннис – очень затратное дело. В других видах почти все проблемы берут на себя клубы, федерации. А у нас индивидуальный спорт. Все зависит от тебя: хочешь ли ты личного тренера, сколько раз ты занимаешься с ним, готов ли тратиться еще на фитнес-тренера, массажиста, психолога, повара… Кого угодно. 

Расскажите подробнее о своей команде. С кем вы сейчас работаете?
Мой тренер – Ведран Мартич из Хорватии. Когда я был юниором, с 16 до 18 лет, уже работал с ним, потом у нас была пауза в 3,5 года, ему нужен был перерыв по семейным обстоятельствам. А с конца 2017-го мы опять вместе. Тренер по фитнесу со мной 4,5 года, он из Испании. А физиотерапевт и массажист из Франции. 

В следующем году Олимпиада. Уже думаете о ней?
Сейчас еще рано об этом говорить, неизвестно, попаду я на нее или нет. В приоритетных планах она, конечно, имеется. Хотелось бы сыграть на Играх, ведь я еще ни разу там не участвовал.  

В Токио будете играть и пару?
Посмотрим. Парный теннис важен, даже как тренировка, – в таких играх можно улучшить удары с лета, подачу, прием. Я люблю играть с друзьями, с Андреем Рублевым в основном. Но не везде, иногда совсем не хочется играть пару, потому что надо сфокусироваться на «одиночке». На турнирах «Большого шлема», например, в пару я не заявляюсь.

Дружите, видимо, и с Даниилом Медведевым? 
Да, и с Андреем, и с Даней, и Женя Донской тоже очень мой близкий друг. Из иностранцев общаемся с Сашей Зверевым, с Люка Пуем. Еще Илья Ивашко из Белоруссии. Но все же теннис – индивидуальный вид спорта, на соревнованиях мы все больше находимся поодаль друг от друга, пребываем как бы в себе, ужинаем по отдельности или со своей командой. А вот в тренировочном режиме встречаемся часто, любим проводить время вместе с семьями.

Как-то в интервью вы рассказали, что раньше играли в баскетбол. Увлечение осталось?
Да, в школе играл, из-за роста. Наверное, нравилось. Сейчас слежу за баскетболом. Не сказать, что являюсь безумным фанатом, но отслеживаю. Я поклонник ЛеБрона Джеймса, так что, получается, слежу больше за Lakers. В этом году удивила победа Toronto. Вошли в  историю, молодцы. 

А с футболом у вас какие отношения?
Слежу. Болею за Real Madrid. С давних лет, еще со времен Бекхэма, Рауля, Зидана. Но, опять же, не безумный фанат.  

Для спортсмена вы довольно рано женились. Как это повлияло на вашу карьеру? 
Только положительно. Мы с Вероникой знакомы с восьми лет, и я считаю, что наш ранний брак очень помог мне в достижении спортивных целей. Когда на душе спокойно, жена дома, заботится о тебе, помогает во всех организационных моментах, прикрывает твой тыл, – это идет только на пользу. Поэтому в этом плане все только положительно. 

В прошлом году вы заработали 3 млн призовых. Но по вам и вашему Instagram нельзя сказать, что деньги как-то изменили вашу жизнь. 
А что вы хотели увидеть? Дорогие покупки? Совру, если скажу, что не люблю хорошие вещи. Если мне что-то нравится, то покупаю. Но выставлять это на публику мне неинтересно. 

Расскажите подробнее о вашем графике, ведь у теннисистов он очень непростой. Сколько дней в году вы, например, отдыхаете?
Да, теннисный сезон – самый длинный из всех видов спорта: мы бываем на турнирах с начала января по середину ноября. Но каждый игрок сам формирует свой график, решает самостоятельно, сколько он будет играть. Хотя это зависит от результата, рейтингов. В среднем в год у меня на выходные приходится три-четыре недели. Например, сейчас, после Уимблдонского турнира, могу ничего не делать целых семь дней. А вот в июне было всего пару дней для отдыха. После US Open в сентябре, наверное, опять выдастся свободная неделя. А в конце года ждет полноценный 10-дневный отдых, когда можно куда-то полететь. 

И на что вы тратите дефицитное свободное время? 
В первую очередь после долгих турнирных серий стараюсь приезжать в Москву, пытаемся с женой попасть в театр, когда есть возможность.  А уж потом еду куда-нибудь отдыхать, обычно просто хочется полежать спокойно на пляже. 

На каких постановках недавно были? 
Ходили на «Мадемуазель Нитуш» в Театре им. Вахтангова и в Ленком на спектакль «Пролетая над гнездом кукушки». 



Партнеры журнала: