КраСава. Евгений Савин – о блогерстве, Валерии Газзаеве и необходимости реформ в футболе

Большой спорт № 9 (133)
Дмитрий Маслов
Завершив карьеру игрока, Евгений Савин пошел на телевидение. Однако не в комментаторы или эксперты, как некоторые коллеги, а в развлекательное шоу «Культ тура», где его соведущими стали Сергей Шнуров и Юрий Дудь. Впоследствии Савин все же стал комментатором, однако реальную популярность ему принес YouTube блог «КраСава». О принципах, которыми он руководствуется, создавая контент, и основных проблемах российского футбола Евгений Савин рассказывает в интервью «Большому спорту».


Можно на пальцах одной руки пересчитать российских футболистов, которые по окончании карьеры игрока реализовались в развлекательном жанре. В чем ваша фишка? 
Хвалить себя странно, но близкие знакомые говорят, что я не выбирал профессию, а просто оставался самим собой. Органично влиться в медиа, сначала телевидение, а сейчас в первую очередь в YouTube, удалось благодаря природной непосредственности и случаю. Я такой в повседневной жизни – коммуникабельный, доброжелательный, люблю веселиться, зажигать… С Юрием Дудем мы познакомились лет за 10 до появления программы «Культ тура». Он брал у меня интервью после того, как Гус Хиддинк впервые вызвал в сборную. Начали общаться, подружились. Дудь и предложил завести блог. 

Как появился «КраСава»?
Он рождался месяцев девять. Не забуду бессонные ночи в однушке, когда мы обсуждали проект с женой. Футбол – достаточно нишевая тема, поэтому рассматривали возможность расширить тематику. Обсуждал это с Юрием Дудем. В итоге пришел к выводу, что футбол – это мое, хорошо знаю его изнутри. Надо только создать уникальный формат подачи материала. Во-первых, раньше в России не было футболистов с камерой, а во-вторых, стараюсь акцентировать внимание на проблемах, показывать тонкие моменты, о которых другие либо не знают, либо просто боятся их затрагивать.

Сколько человек в вашей команде?
Оператора у меня нет – снимаю сам экшен-камерой. Изредка прошу кого-то отснять со стороны, по ситуации. Есть человек, занимающийся монтажом, и другой – ответственный за поиск тем: с моим графиком сложно качественно мониторить информацию.

С ростом популярности и доходов от рекламы вы планируете расширять формат? 
Он точно не изменится, считаю, что в существующем есть сила. Денис Черышев, Александр Головин и хоккеисты «Ак Барса» говорили: «Здорово, что ты один, нет камер. Если появятся несколько камер, звукорежиссер, интервью превратится в формальность». Я не считаю себя интервьюером: этим модным словом сейчас именует себя каждый второй. Просто люблю поговорить о футболе, веду диалог. Не важно с кем, будь то игрок или президент клуба. Минимализм – мой формат, он не поменяется, не появятся операторы, не будет вылизанной картинки и гламурного звука. 

Выпуск про «Аланию» вызвал большой общественный резонанс. Какие вы ставили цели, готовя его? Насколько достигли этих целей?
Это был первый выпуск с прицелом на расследование. Северная Осетия, один из самых футбольных регионов в стране, лидирует по соотношению числа засветившихся в премьер-лиге местных воспитанников к количеству населения. Многие подписчики обращались с просьбой сделать выпуск про то, как убивали «Аланию», но проблемой стал выбор спикеров, которые захотят говорить. Приходилось с каждым встречаться лично, объяснять, зачем это надо, убеждать, что лучше высказаться, чем промолчать. Месяца два ушло на подготовку. Сначала писал – люди не отвечали, потом окольными путями добивался личной встречи, на ней убеждал высказаться. Валерия Газзаева так и не убедил – он отказался. 

Узнали ли вы что-то новое для себя во время подготовки этого выпуска?
Удивил масштаб растраченных денег. За полтора года потратить 40 млн долларов и оставить более 2,5 млрд рублей долгов – это очень много. Особенно учитывая, что некоторое время команда выступала в ФНЛ. Второе – состояние инфраструктуры после того, как клуб умер: не осталось ничего. Команда была чемпионом России, а сейчас имеем аварийный стадион, «убитую» базу, отсутствие собственной школы. О каком развитии футбола мы говорим, если можно раздуть бюджетный пузырь, обанкротить и ничего не оставить. И таких клубов много. Страдают болельщики, футболисты не получают зарплату, дети остаются без футбольной школы… 

Валерий Газзаев в свое время приглашал вас в ЦСКА…
Это правда, и я ему за это очень благодарен. Как тренер он в меня поверил. Но я не готов делать ему поблажку за это. Я давал возможность высказаться всем. Особенность моего блога – предоставляю слово всем сторонам, а не делаю оценочные суждения от собственного имени. Я пошел в Госдуму к Газзаеву, задал нелицеприятный вопрос, но ответа, к сожалению, не получил. Считаю, что «КраСава» – это больше, чем блог. Многие называют это журналистикой, но я не знаю, что такое журналистика, не учился такому ремеслу. Просто делаю то, что мне в кайф. 

Какие темы вы хотели бы поднять, но думаете, что пока не время, или опасаетесь последствий?
Идей очень много. К примеру, агенты. Но надо понимать, что такого рода бизнес любит тишину. Во-вторых, никто из них по большому счету не хочет высказываться. Профессиональный футбол в целом очень узкий круг, а агенты – это узкий круг в узком круге, к тому же завязанный на больших деньгах. Еще один момент – практически невозможно достать документы, а хотелось бы свои слова подтверждать фактами – конкретной информацией об офшорах, копиями контрактов… Доступ к этому в РФС, клубах или банках не предоставят, а голословно кричать не хочу. Но от идеи сделать выпуск об агентах не отказываюсь. 
В целом же хочется рассказывать о том, чего люди не знают и чему удивятся. У меня был выпуск про девушку-судью, получилось круто. Я знаю, какие эмоции кипят во время игры, но взять «ухо» и показать, что люди кричат на самом деле, очень интересно. Мат в адрес судьи и в ответ… Мне пришлось согласовывать этот ролик с РФС, и я бесконечно благодарен им, что оставили все как есть, не стали «вылизывать». Нельзя заплатить мне, чтобы приехал и отснял. Хотя в директ в Instagram многие пишут: «Приезжай, сделай репортаж о нашем клубе второго дивизиона, мы тебя накормим, оплатим дорогу». В ответ просто прошу больше не писать подобного. 

В «КраСаве» много внимания уделяется молодежному футболу. Сейчас талантливому парню легче пробиться, чем вам в свое время?
Раньше не было никаких академий, просто существовали ДЮСШ и спортивные интернаты. Я поехал в спортинтернат «Ротора» за три тысячи километров от дома. Сейчас бы нашел локацию поближе и не мучился по трое суток в поездах, когда на конечной станции выходишь и не можешь согнуть колени. Помню, как везли с мамой из Тобольска в Волгоград масляный обогреватель, потому что в интернате было очень холодно. Сейчас талантливому мальчишке из Тобольска можно найти хороший вариант в Екатеринбурге и других городах. С другой стороны, возрастает конкуренция, меняются дети, уровень их мастерства становится выше. Я бы не хотел рассуждать на тему, когда было легче, это примерно то же самое, что заявить: «Интернет – это плохо». Интернет – это данность, нравится он нам или нет. Либо ты сравниваешь прошлое с настоящим, либо пробиваешься наверх в современных тебе условиях, выбор за тобой. 

Блогер Евгений Савин более успешен, чем футболист Евгений Савин. Довольны ли вы своей карьерой игрока? 
В целом да, но она могла сложиться и намного успешнее. Вспоминаю, как в 17-летнем возрасте я сидел в Тобольске с травмой колена без контракта. Так что, считаю, достиг многого. Любой 17-летний игрок КФК, который дорастет до уровня обоймы сборной России, сочтет свою карьеру очень удачной. С другой стороны, если бы удалось в свое время перейти в ЦСКА, все могло выйти еще лучше. Не люблю копаться в прошлом, хотя было много проблем – и в карьере, и семейных, и финансовых. Смотрю только вперед. 

Если бы вы получили возможность провести любые реформы в нашем футболе, что бы вы сделали? 
Во-первых, отменил бы лимит на легионеров. Во-вторых, уговорил власти принять закон, который бы развернул частный бизнес в сторону российского футбола, выработал программу привилегий, чтобы коммерческим структурам было выгодно вкладываться в футбол. Сколько можно хоронить клубы? За последние 10 лет в России умерли 47 профессиональных клубов, почти все оставили после себя многомиллионные долги. И никого за это не наказывают. Когда человек вкладывает в клуб собственные деньги, как Сергей Галицкий в «Краснодаре», он не покупает легионеров по 30–40 млн евро, а развивает академию, выращивает собственных воспитанников. А пока будут раздуваться мыльные пузыри бюджетных денег, говорить не о чем. 

Вы являетесь наставником по футболу KFC BATTLE. Есть ли среди участников те, которые играют лучше вас?
Я видел примеры, когда с любительских турниров люди переходят в профессиональный футбол. В возрасте 17–19 лет подобное возможно. Несколько лет назад на турнире выступал парень, который реально выделялся. На KFC BATTLE он получил за титул MVP турнира дорогие кроссовки, которым очень радовался. А сейчас уже выступает в ФНЛ, заключил хороший контракт и имеет все основания мечтать о премьер-лиге. Я рад, что поддержал его. Это отличный пример, доказывающий: если не ныть, а заявиться на турнир, хорошо играть, все может получиться. Многие дети думают, что можно заиграть, только «занося» деньги. И такая установка – катастрофа!

Неужели нет практики «заноса» денег?
Часто жалуются, что тренеры требуют денег. Высказываю желание подготовить материал, в ответ слышу: «Нам намекнули».  Никаких фактов, конкретики. Давайте будем ныть, что везде коррупция. На любительских турнирах есть очень подготовленные ребята. Плюс KFC BATTLE в том, что приходят селекционеры клубов, которые смотрят матчи, и с их подачи талантливые игроки получают шанс проявить себя в молодежных командах клубов премьер-лиги. 
Вопрос в том, воспользуется ли игрок этим шансом, – это зависит от многих факторов. 

Какие вопросы вам обычно задают как наставнику? 
Футбол – командный вид спорта, поэтому индивидуальных бесед, как правило, нет. Но если вижу хорошего игрока, подхожу, расспрашиваю, даю совет. Парням важно напутствие футболиста, поигравшего в премьер-лиге. 

Многие просят порекомендовать в какой-либо клуб?
Участники KFC BATTLE пока нет, но в целом каждый день обращаются. Если увидите мой директ в Instagram, обалдеете от разброса просьб.

Партнеры журнала: