Талант с Камчатки. Игорь Малиновский – о новом формате тренировок, родной Камчатке, вертолетах и любви к Норвегии

Большой спорт № 12 (136)
Текст: Дмитрий Маслов Фото: Платон Шиликов
Завоевав пять золотых медалей чемпионатов мира, он стал самым титулованным юниором мира. Однако путь во взрослую сборную России оказался тернистым – к 22 годам Игорь Малиновский провел лишь две гонки на этапах Кубка мира. Новый сезон молодой талант также начал не в главной команде страны. О том, почему пока не удается закрепиться в основной сборной России, о тренировках, хобби и учебе на пилота Игорь рассказал в интервью «Большому спорту».


Чемпионат мира по летнему биатлону в Минске стал вашим последним турниром на юниорском уровне. Не задержались с переходом во взрослый биатлон?
В каждой стране разный уровень внутрикомандной конкуренции, в России он один из самых высоких. Если бы я выдержал ее в юном возрасте, то думаю, что меня пригласили бы в основной состав. Но пока столь высоких результатов я не показывал.

В вашем активе две гонки на Кубке мира. Было ощущение, что это совершенно иной уровень?
С одной стороны, да. С другой – понимал, что нужно поднакататься на Кубке мира, чтобы рассчитывать на хороший результат. Есть же не только физические, но и психологические моменты. На таких стартах больше болельщиков, чем на юниорских соревнованиях. Бежишь по трассе – и из-за криков болельщиков не слышишь не то, что тренера, а собственного дыхания. На взрослом уровне ошибки не прощаются: неправильно разложил силы по дистанции – и проиграл.

Как вы оцениваете свою подготовку к нынешнему сезону?
Я бы предпочел тренироваться по методике, которая была в прошлые годы. В этот раз я готовился по непривычному для себя плану. Какие-то моменты понравились, какие-то нет. Основная и резервная сборные тренировались вместе. Нас делили на пары и четверки, и в таком составе мы выполняли определенную работу. 
Только сезон покажет, насколько я хорошо готов. Пока сказать сложно. Соревнования по летнему биатлону сложно экстраполировать на зимний сезон. Лично мне неудобно бегать в шлеме, так как из-за него не в лучшую сторону меняется техника. Кататься на лыжах без шлема мне комфортнее, чем в нем на роллерах. А это сказывается на результатах. 

Состав сборной России на первые этапы Кубка мира выбирался из 18 человек. По вашим ощущениям, позицию вы занимаете в команде по уровню готовности?
Ощущения зачастую обманчивы. Биатлон – непредсказуемый вид спорта, в котором возможно все. В команде есть лидер – Александр Логинов, на которого стараюсь равняться. Опытные ребята в целом стабильнее молодых.

Некоторые биатлонисты долго не подписывали контракт с СБР, не соглашаясь с предложенными условиями. На чьей стороне вы были в этом споре? 
На стороне спортсменов, так как сам им являюсь. У меня есть личный спонсор, но он не является конкурентом партнеров СБР, поэтому проблем не возникает. 

Вы сами ищете личных спонсоров?
У меня есть агент, но пока мы сосредоточены на формировании личного бренда. Учусь работать с прессой, рассказывать о своих сильных сторонах. Думаю, другие спонсоры придут вслед за серьезными результатами.  

Вы выросли на Камчатке. Насколько популярен там биатлон?
Каждый год на Камчатке проводится Авачинский лыжный марафон и проходил биатлонный Мемориал Фатьянова. Здесь очень хороший климат для зимних видов спорта в целом и биатлона в частности. Снег выпадает рано и долго ещё лежит. Следующие зимние Олимпийские игры пройдут в Пекине, поэтому на Камчатке можно было бы построить базу для подготовки: совпадает часовой пояс, есть высота, чистая вода и хорошая экология. 
Я родился и вырос в селе Мильково, где культивируются не только биатлон и лыжные гонки, но и легкая атлетика. Однажды я хорошо пробежал легкоатлетический кросс, после чего ко мне подошел тренер по лыжным гонкам и предложил попробовать заниматься этим видом спорта. 

В каком возрасте решили стать профессиональным спортсменом?
Скажу откровенно: до сих пор еще не решил. Профессиональный спортсмен вынужден многим жертвовать. Он ограничивает себя в общении с близкими людьми. Не скажу, что я халтурю, но в некотором плане я нарушаю режим. Речь не о вредных привычках. Я никогда не пробовал алкоголь и не курил, но съесть пачку чипсов или выпить Coca-Cola могу. Как сказал мой хороший знакомый: «Даже вредное в определенной мере полезно нашему организму». 

Почему переехали именно в Омск?
Решил поступать в колледж гражданской авиации, а он находится именно в этом городе. Мой отец – пилот малой авиации, в детстве я летал с ним на Ми-8, Ан-2…  Тогда и родилась любовь к полетам, определившая выбор профессии. Колледж официально пока не окончил – возникла небольшая проблема с практикой. Сейчас параллельно учусь в СибГУФКе – Сибирском государственном университете физической культуры и спорта. Считаю, спортивное образование поможет мне даже как атлету. 

Какие аппараты вы пилотировали?
Ми-8, Ан-2, автожир, Robinson 44, Еврокоптер AS350. Каждый вертолет по-своему хорош, имеет свои особенности управления. Ми-8 можно сравнить с автобусом, а Robinson 44 – с легковым автомобилем, управлять им легче. Но Ми-8 проще справляется с ветром. Российская авиационная техника – одна из самых надежных в мире. 

Можете представить, что по окончании карьеры спортсмена станете пилотом гражданской авиации?
Легко, на это я изначально и настраивался. 

Насколько вам комфортно в Омске? С чем у вас ассоциируется этот город?
Его часто критикуют, но мне в Омске хорошо. Только переехав туда из деревни, я с трудом приспосабливался. Сейчас уже воспринимаю Омск как большую деревню. В хорошем смысле. Люди отзывчивые, климат хороший. Правда, с экологией не очень, да и биатлонистам негде тренироваться. База расположена в 300 км от города, а хотелось бы иметь открытое стрельбище. 

Вас приглашали выступать за другие регионы?
Да, и в Ханты-Мансийск звали, и в Тюмень, и в Красноярск. Но пока отказываюсь.

Где вы мечтаете жить?
В Норвегии. Там удивительно красивая природа и высокий уровень жизни. Нравится Рамзау, где мы проводили сборы. Это сказочное место. Если зайти на мою страницу в Instagram, то можно заметить, как я восхищаюсь Рамзау.

Много уделяете времени своей странице в этой социальной сети?
Зарегистрировался я сам, сделал несколько публикаций и забросил. Когда появился менеджер, он начал меня «подпинывать», и со временем я втянулся. Знаю, что интересно болельщикам, стараюсь их радовать. Часто просят показать биатлонное закулисье, что я и делаю. 

На вашей интернет-странице много фотографий из деревни. Мне очень понравилась со старым грузовиком…
Она сделана в моем родном поселке Мильково. Этот автомобиль стоял рядом со стрельбищем, и, несмотря на непрезентабельный внешний вид, он на ходу. Я даже прокатился. Как пошутил мой тренер: «Кто может сдать на нем диагональную парковку, способен проехать на любом транспорте».
Отдыхаю я по-разному, лишь бы не сидеть дома. Волейбол, футбол… Катаюсь на лонгборде, велосипеде, просто гуляю по городу. Очень часто фотографирую, причем внезапно. Как увижу что-то интересное – сразу снимаю на телефон. Раньше серьезно занимался авиамоделизмом, но сейчас на это почти нет времени. Стараюсь развиваться всесторонне, поэтому в Омске взял несколько уроков игры на барабане. В планах – попробовать себя в качестве видеографа. Для начала хотелось бы приобрести хотя бы простейшее оборудование – штатив со стабилизатором для телефона. 

Насколько знаю, вы увлекаетесь тяжелой музыкой – AC/DC… 
Не соглашусь, что эта музыка тяжелая. Считаю, что это классика, на которой можно и ребенку расти.

Подобные композиции часто ставят в паузах хоккейных матчей, а какая музыка подходит биатлону?
Я меломан и настраиваюсь на гонки под песни самых разных жанров, так что не сказал бы, что есть сугубо биатлонная. Иногда даже «Алешка» группы «Руки вверх» подходит под настроение. Но если надо выбрать что-то одно – остановлюсь на чем-то альтернативном, подвижном, взрывном, ближе к року. Моя любимая группа – Linkin Park, чаще всего тренируюсь под нее. 

С кем вы дружите в сборной России?
Больше всего общаюсь с соседом по номеру Вячеславом Малеевым. В целом в команде у всех спокойные ровные отношения. Близкой дружбы ни с кем нет, все мы разные. 

Лучший способ провести свободный день на сборе для вас…
В зависимости от того, где он проходит. В Тюмени организовать досуг достаточно сложно – только на дорогу от «Жемчужины Сибири» уходит много времени. Чаще всего хожу в парк аттракционов, в торговый центр.

Где вы планируете провести сезон – на Кубке мира, IBU или России?
Рассчитываю на Кубок мира, но понимаю, что уровень очень высокий. Идеально было бы разогнаться на Кубке IBU, а потом перебраться в основную сборную. 

Кого вы считаете сильнейшим биатлонистом современности?
Я восхищаюсь лыжником Петером Нортугом. Это величайший шоумен и спортсмен с большой буквы. Он очень харизматичный. До сих пор пересматриваю видео, как он играл с соперниками на трассе, и все равно выигрывал финиш. Вспомните первый марафон на чемпионате мира 2015 года в Фалуне, когда после первой половины дистанции Нортуг занимал место в четвертой десятке. Казалось, что гонка закончена, но на последних километрах он пробрался в лидирующую группу и был первым на финише. У меня возникло чувство, что Нортуг заранее все просчитал – и это восхищает. Из биатлонистов импонируют Уле-Эйнар Бьорндален и Йоханнес Бе. Бьорндален всегда поражал тем, что знал свой организм от и до и даже в зрелом возрасте мог целенаправленно подготовиться к важнейшим стартам. Братья Бе – очень мотивированные спортсмены. Но в то же время они веселые и не боятся шутить на публике. К тому же у них почти эталонная техника лыжного хода, чего не могу сказать о себе. 

В межсезонье ваша техника изменилась?
Невооруженным глазом это может быть незаметно, но я кое-что пытаюсь перестроить, хоть это и очень сложно. Кажется, что на тренировках делаешь именно то, что тебе говорят, но смотришь видео – и все не так. В свое время Александр Тихонов утверждал: «По мужику и техника». Но это было в советское время, биатлон с тех пор продвинулся. 

Вы довольны своей скорострельностью?
Нет предела совершенству, и в каждом компоненте можно что-то улучшить – как в стрельбе, так и в лыжном ходе. Я люблю изучать бег Нортуга, но в биатлоне коньковый ход несколько иной – из-за винтовки по-другому работает корпус. Слежу за всеми лидерами мирового биатлона и многое стараюсь перенимать. Когда я только начинал выступать в юношеских соревнованиях, заметил, как Лукас Хофер надевает винтовку – закидывает ее на плечо буквально за долю секунды. Я это скопировал. 

В каком компоненте биатлона самый большой резерв для улучшения результатов?
Думаю, в инвентаре. Он всегда совершенствуется. Возможно, появится новый концепт винтовки, они будут делаться из принципиально иных материалов.

Вы интересуетесь спортом как болельщик?
Смотрю все, что показывают по «Матч ТВ». Сосед по номеру увлекается футболом – и следит, и играет сам. Сначала это раздражало, подшучивал над ним, но потом втянулся. Иногда играем с партнерами по сборной России. 

Профессиональные занятия биатлоном мешают вам реализовать какие-то мечты?
Мечты – это слишком громкое слово. Из-за биатлона интерес к некоторым увлечениям увеличивается, и в межсезонье я даю себе волю. В частности, люблю скейтбординг. Хочу даже приобрести доску с электромотором, чтобы прокатиться на высокой скорости. 

Контракт с СБР не запрещает подобное?
Определенные запреты есть. Например, нельзя нарушать режим и нужно правильно питаться. Но мы понимаем, что, если соблюдать все запреты, можно психологически сломаться. 

Бьорндален выступал до 44-летнего возраста. Вы готовы к подобному?
Я-то готов, вопрос в том, готово ли будет мое тело. Интерес к биатлону у меня есть, посмотрим, насколько он сможет сохраняться. Еще один момент: тяжело представить себе семейную жизнь в ранге профессионального спортсмена. Я рос в полноценной семье и считаю, что должен отдать себя будущей супруге и детям. Уверен, дети должны воспитываться с двумя родителями. Когда один из них постоянно на сборах или соревнованиях – это не дело. Я до сих пор советуюсь с родителями и благодарен им за заботу и внимание. Любимая фраза моей мамы: «Я же тебе говорила».

Что она вам советует: оставаться в спорте или идти в пилоты?
Сейчас мы это уже не обсуждаем, но в школьные годы родители твердили, что учеба должна быть в приоритете. Помню, с утра вставал на зарядку, тренировку, а они говорили: «Зачем? Выспись нормально». Со временем подобные разговоры прекратились, хотя сейчас мне их немного не хватает: люблю делать что-то вопреки, доказывать. 

Партнеры журнала: