Паулу Феррейра – о ветеранском турнире, российском менталитете и новых вызовах

Большой спорт №3 (90)
Текст: Дмитрий Маслов / Фото: Евгений Пахоль
преддверии весенне-летнего отрезка сезона в Москве состоялся международный Кубок легенд – турнир звезд футбола, ставший уже традиционным. Одним из самых молодых его участников был португалец Паулу Феррейра, еще каких-то два года назад защищавший цвета Chelsea. В интервью «Большому спорту» один из лучших защитников 2000-х годов рассказал, как он чувствует себя в качестве ветерана, вспомнил совместные выступления с Дмитрием Аленичевым и Алексеем Смертиным, а также призвал российских футболистов пробовать свои силы в зарубежных чемпионатах.

Досье

- Родился 18 января в Кашкайше
- Амплуа: крайний защитник
- Выступал за Estoril Praia / 1998–2000, Vitória / 2000–2002, Porto / 2002–2004, Chelsea / 2004–2013
- За сборную Португалии провел 62 матча
- Двукратный чемпион Португалии (2003, 2004)
- Трехкратный чемпион Англии (2005, 2006, 2010)
- Обладатель Кубка UEFA (2003)
- Победитель Лиги Европы (2013)
- Двукратный победитель Лиги чемпионов (2004, 2012)
- Серебряный призер чемпионата Европы 2004 года
- Вошел в символическую команду года UEFA в 2003 году

Вы выглядите очень молодо. Насколько комфортно вам выступать на ветеранском турнире?
Никаких проблем. Я приезжал на Кубок легенд год назад, когда мы в финале сыграли с российской командой. У меня остались самые приятные воспоминания. Это хороший опыт, и я решил его повторить.

Вы не участвуете в подобных турнирах в Португалии?
Практически нет. Большую часть времени живу в Англии, где такие соревнования не особо популярны. Там создаются команды из ветеранов тех или иных клубов, которые приглашаются на матчи в другие страны, но в них выступают исключительно английские футболисты. Легионеров не зовут.

Вы в хорошей спортивной форме?
Сложно сказать. Я тренируюсь, бегаю, но собственно игры в футбол в моей жизни сейчас немного.

Кто-то из участников турнира удивил вас тем, как изменилась его внешность?
Если вы о таких вещах, как увеличение объемов, седина или облысение, то это естественно. С годами люди меняются. Чтобы это не происходило слишком быстро, надо следить за собой. Я хожу в тренажерный зал, бегаю.

Вы завершили карьеру в 34 года. Не рано? Могли бы поиграть еще. Скажем, в Катаре, где хорошо платят именитым футболистам.
Может, и мог бы. Но так получилось, что закончил. Ни о чем не жалею. В любом случае уже не чувствую себя как в 20 или 25 лет. Так что надо смот­реть вперед, выстраивать свою жизнь в новых условиях. Карьерой спортсмена я вполне удовлетворен.

Вы были одноклубником Дмитрия Аленичева, Алексея Смертина и Юрия Жиркова. Поддерживаете отношения?
Иногда созваниваемся с Дмитрием и Алексеем, встречались во время турнира. В декабре я приезжал в Москву как посол клуба Chelsea, по делам пересекался со Смертиным. Мы пообедали вместе, было приятно поговорить, вспомнить былое.

Аленичев сейчас возглавляет тульский «Арсенал». Вы видели в нем задатки тренера, когда выступали вместе?
У Дмитрия есть все качества, чтобы стать хорошим наставником: он был высококлассным, думающим игроком, хорошо понимает футболистов, их психологию. В целом, думаю, разглядеть будущего тренера сложно, допустим, в 25‑летнем спортсмене. Далеко не все игроки хотят идти по этой стезе. Многие опасаются, что в новой ипостаси не смогут быть столь же успешны. Считаю, во время игровой карьеры лучше концентрироваться именно на ней, а не на будущем. Всему свое время. Люди меняются, и в 35‑летнем возрасте они в личностном плане зачастую уже совершенно другие, чем были десять лет назад.

Вы можете рассказать какую-либо забавную историю о Дмитрии Аленичеве?
Не помню, чтобы он попадал в какие-то переплеты. У меня исключительно приятные воспоминания о нашем совместном выступлении за Porto. Считаю, что два года в этом клубе были одними из лучших в моей карьере. Уверен, Дмитрий скажет вам то же самое: у нас подобралась отличная компания.

Часто приходится слышать, что российским футболистам сложно адаптироваться в западноевропейских клубах из-за характера. Дескать, они замкнутые и ведут себя обособленно. У вас сложилось такое впечатление?
И Аленичев, и Смертин легко адаптировались в Европе, у них не было проб­лем с коммуникацией. Уверен, что дело в личной мотивации: если человек готов бросить себе вызов, попробовать выстроить карьеру в другой лиге и стране, готов прикладывать для этого усилия – у него все получится. Как у Аленичева в Италии и Португалии, а у Смертина – во Франции и Англии. То же самое могу сказать об Андрее Аршавине в Arsenal – он был хорош в этом клубе. Так что примеров успешного выступления россиян в Европе достаточно. Все дело в желании спортсмена: одним комфортно дома, другие готовы рисковать, чтобы выйти на новый уровень.

В российской прессе много писали о том, что Жирков в Лондоне чувствовал себя одиноким…
Возможно, хотя лично я ничего подобного не заметил. Сложно адаптироваться в чужой стране, если не знаешь ее языка. Я вижу, в России немногие говорят по-английски, и чувствую себя здесь не слишком комфортно: даже не могу что-либо купить или получить необходимую информацию. Думаю, схожие эмоции испытывал и Жирков в Англии. Отсутствие возможности разговаривать на знакомом тебе языке серьезно затрудняет адаптацию.

Он не пытался учить английский?
Почему же? Пытался… Думаю, вопрос о том, почему он не захотел остаться в Chelsea, следует задавать самому Жиркову: лучше него никто не ответит. Могу лишь сказать, что футболист Юрий хороший.

На момент перехода в Chelsea вы говорили по-английски?
Да, правда, не слишком хорошо. К тому же в клубе уже были португалоязычные игроки, что здорово помогло адаптироваться. Еще один плюс заключался в том, что я перебрался в Лондон из Порту вместе с главным тренером Жозе Моуринью.

Вы общались с ним в Chelsea на родном языке?
Только в личных беседах. Все рабочие вопросы решались исключительно на английском. Его учат все легионеры, хотя в контрактах это и не прописано. Знать язык нужно, если ты хочешь адаптироваться, стать своим. Давно выступающий в России полузащитник «Зенита» Данни говорит по-русски, и это совершенно нормально.

Многие российские футболисты не могут найти себя по окончании карьеры, ведь они привыкли к высоким заработкам…
Думаете, это только в России? Такое происходит повсеместно, поэтому о том, на какие деньги будешь жить потом, лучше задумываться, будучи игроком. Лично я учился на тренера, рассматривая для себя в будущем такой вариант. В любом случае хотел остаться в футболе.

В чем заключаются ваши функции в качестве посла Chelsea?
Представляю клуб на различных мероприятиях, участвую в проводимых им акциях… Я очень рад быть полезным Chelsea. Помогаю, когда он в этом нуждается. Можно сказать, это моя работа.

Сейчас в России экономический кризис, и некоторые российские футболисты наверняка захотят убежать от него в европейские клубы. Как думаете, что кроме незнания языка может помешать им проявить себя?
Я нередко слышал, что россияне по натуре своей интроверты: не показывают эмоции, мало шутят, нечасто смеются. Людям подобного склада действительно приходится непросто в незнакомой стране. Но Дмитрий Аленичев и Алексей Смертин, с которыми я немало поиграл, другие. У них не возникало проблем с коммуникацией: они не только классные игроки, но и приятные, общительные люди. Затрудняюсь сказать, являются ли они типичными россиянами. Но если футболисты, которые пожелают закрепиться в клубах Западной Европы, похожи на Дмитрия и Алексея по характеру, проблем у них не возникнет. Считаю, попробовать себя в зарубежном клубе стоит хотя бы по той причине, что там можно приобщиться к другой культуре, научиться взаимодействию с представителями разных стран и футбольных школ, стать более открытым миру. В конечном счете, приобрести уверенность в себе, которая поможет не только в обыденной жизни, но и непосредственно на футбольном поле.

Значит, вы советуете молодым игрокам уезжать в зарубежные чемпионаты?
Тем, кто об этом подумывает, безусловно. Когда я играл в Португалии, считал, что было бы здорово попробовать себя где-то еще. Даже когда просто путешествуешь, видишь, как выглядят люди, что их волнует. Это очень интересно. Футболист-легионер живет за границей гораздо дольше обычного туриста, и он может хорошо узнать страну, в которой играет. Это здорово! В течение длительного времени англичане выступали исключительно в собственном чемпионате, однако затем Дэвид Бекхэм и Майкл Оуэн уехали в Испанию… Их примеру последовали еще несколько игроков. Сейчас там выступает валлиец Гарет Бэйл. Джо Коул играл во Франции, Эшли Коул – в Италии. Думаю, многие из них ехали не столько за деньгами, сколько за новыми впечатлениями.

Недавно контракт с Benfica заключил 19‑летний российский защитник Виталий Лысцов. Как вы оцениваете его перспективы?
Откровенно говоря, я никогда не слышал об этом футболисте.

Партнеры журнала: