Артем Маркелов – о гоночном марафоне в Новой Зеландии и минусах современной «Формулы-1»

Большой спорт №3 (90)
Текст: Андрей Супранович / Фото: Платон Шиликов
В последние годы в различных гоночных сериях запестрели российские флаги – на ровном месте в нашей стране появилось немало талантливых пилотов. Самый многообещающий из них – Даниил Квят – уже дорос до «формульной» команды Red Bull, но за его спиной старается пробиться к мечте целый сонм молодых талантов. Среди них и москвич Артем Маркелов, выступающий за российскую команду Russian Time в GP2. В интервью «Большому спорту» 20-летний гонщик рассказал, как складывается его карьера.

Досье

- Родился 10 сентября 1994 года в Москве
- Выступает в GP2 за команду Russian Time
- В сезоне-2014 занял 24-е место в чемпионате, набрав 6 очков
- Вице-чемпион немецкой F3

Старт вашей карьеры как пилота не отличался разнообразием – все началось с картинга, не так ли?
Да, когда мне было девять лет, я впервые попал на картинг вместе с друзьями. Это было просто развлечение на день рождения, но, попробовав раз, стал ходить кататься каждые выходные. Так продолжалось два года, пока однажды не попал на соревнования, где обошел нескольких опытных картингистов. Тогда меня сразу взяли в команду «Серебряный дождь».

Что больше всего запомнилось из картинговой карьеры?
Запала в память одна гонка на Кубке мира в Rotax Max Challenge. На отборочном этапе стартовали около 200 гонщиков, и я был единственным русским. В первом же финале прямо на старте произошел грандиозный завал – в одном повороте застряло около 15 машин. Все стали суетиться, бегать – в общем, было очень весело.

Когда вы созрели для перехода в «формульные» гонки?
После того Кубка мира я еще год поездил в KF2 и параллельно проходил тесты на KZ (классы картинга. – Прим. БС). Но очень хотелось в «Формулу». Поэтому в 2011‑м было решено пойти в ADAC Formel Masters. Прошел тесты в нескольких командах, и выбор пал на Motopark Academy. В принципе провел неплохой сезон в ADAC, выиграл одну гонку, занял четвертое место в чемпионате, да еще и дебютировал в «Формуле‑3» в Хоккенхайме. Следующие два года провел в немецкой F3 и во втором сезоне занял второе место в чемпионате.

Этого результата было достаточно, чтобы пойти на повышение?
После того как заканчивается сезон, ты прикидываешь свои силы и, если считаешь, что потянешь другой класс, – идешь гоняться в более сильный. Если, конечно, находится место. После второй позиции в F3 стоило пробовать себя и GP2.

В итоге вы лишь раз за сезон попали в очки. Это объективный результат для новичка или все-таки хотели выступить лучше?
Конечно, в начале года было желание всех порвать. Но мечты разошлись с возможностями: немного не хватило опыта и практики с резиной. С Pirelli у меня не задалось: шины очень уж быстро уничтожались. К тому же в GP2 совсем другие автомобили, почти на 300 «лошадей» мощнее, чем в F3, так что поначалу было совсем нелегко. Но после двух-трех этапов я пообвыкся.

К тому же в GP2 много незнакомых для вас трасс. Какие понравились больше всего?
Гонка в Спа пришлась по душе. И еще трасса в Барселоне. Да и в Сочи хорошую трассу сделали, правда.

На сайте GP2 почти все новости с тегом «Артем Маркелов» сопровождаются словом penalized. Вы злостный нарушитель?
Да, случалось, хотя несколько моментов были более чем спорные. Другим пилотам прощались и более серьезные нарушения, а мне за довольно мелкие сразу выписывали штраф. Мы даже шутили, что один из стюардов положил на меня глаз и таким образом обращал на себя внимание.

Скоро начинаются предсезонные тесты в GP2. В команде уже обозначили задачи на сезон?
Да, 9–11 марта мы отправляемся на тесты в Абу-Даби, а в начале апреля в Бахрейне стартует сезон. Максимальная задача – попасть в топ‑3, минимальная – в десятку. В любом случае надо набрать побольше очков.

Над чем нужно поработать, чтобы улучшить результаты?
У меня были очень большие проб­лемы с квалификацией, не получалось как следует настроиться на один конкретный круг. Но я работаю над этим. На последних тестах уже появились признаки улучшения.

Вы стали первым россиянином в GP2 за долгое время. В этом сезоне под флагом России будет выступать и Сергей Сироткин. Рады этому факту?
Не слежу за его карьерой, думаю только о собственных выступ­лениях. Вообще, я почти не общаюсь с российскими гонщиками, разве что с Ромой Мавлановым. Как-то не сложилось. Выступлениями россиян тоже специально не интересуюсь – смотрю гонки других серий просто для ознакомления.

Наше интервью проходит аккурат после вашего возвращения из Новой Зеландии. Успели восстановиться после полета?
Возвращался с Toyota Racing Series почти сутки – сначала девять часов летели до Сингапура, еще семь – ждали следующего рейса, а потом 10 часов летели в Москву. Но за два дня как-то восстановился. В полете в основном спал и смотрел фильмы – те, что загружены в систему развлечений на борту. Сериалы вот не люблю. Читаю ли книги? Редко. Попробовал «Праздник, который всегда с тобой» Хемингуэя – не понравилось.

Что собой представляет Toyota Racing Series – гонка на другом конце света?
Компания подбирается разношерстная – есть и опытные, и неопытные гонщики. Очень интересно, ведь на одной трассе соревнуются пилоты самых разных классов. Набирают всех, кто готов уехать в Новую Зеландию на месяц, – именно столько длится чемпионат. Все было очень круто – я набрал много опыта. А выдержать «марафон» оказалось не очень сложно. Если бы это были машины GP2, вышло бы тяжелее.

Устроил ли вас результат – восьмое место?
Мог выступить и получше, если бы повезло. Например, на четвертом этапе в четырех гонках я трижды попадал в аварию, причем дважды – сталкивался с сокомандниками. Тогда мы недосчитались очень многих очков.

В итоге победа осталась за 16‑летним канадцем Лансом Строллом. Это будущая звезда автоспорта?
Рано об этом говорить. У Ланса в силу его возраста имелось преимущество: ему не приходилось перестраиваться, привыкать к машине. Для меня же после GP2 все другое – в TRS иные мощности, тормоза, резина, баланс. Но, повторюсь, получил хороший опыт, который обязательно пригодится и в GP2.

Успели ли поближе рассмотреть Новую Зеландию?
Да, ведь у нас было время между этапами. Объехали всю страну, разве что до самого севера не добрались. Увидел много того, что и не думал когда-либо увидеть. Понаблюдал за китами, полетал на вертолете – впечатлений масса! Даже заинтересовался, как получить лицензию на полеты. Был и в Хоббитании, но не очень понравилось – ожидал от нее куда большего. А вот вулканы и гейзеры приглянулись.

Вы слышали о проекте Nissan GT Academy? Что думаете?
Слышал, что они сначала сажают парней играть в приставку, а потом тем, кто побеждает, дают машины и отправляют на трассу. Что ж, это прикольно, но если таких пилотов станет много, гонки превратятся в фарс.

Вы много времени проводите не за рулем, а на симуляторах?
Достаточно, без этого сейчас никуда. Мне нравится, это полезно, но все же симуляторы и рядом не сто­я­ли с реальным болидом.

Вам скоро 21, тогда как в этом году в «Формуле‑1» дебютирует 17‑летний Макс Ферстаппен.
Это, конечно, глупо. Не очень понятно, как он получил суперлицензию. В столь юном возрасте стартовать в таких сложных гонках, как «Формула»? По меньшей мере странно.

Что ожидаете от грядущего се­зона F1?
Пока не знаю, до старта еще есть время, послежу за тестами. Хочу, чтобы победил Кими Райкконен. И чтобы в «Формуле‑1» прекратились изменения регламента, как в прошлом году. Что это был за сезон – с беззвучными моторами и уродливыми носами болидов? Громкий звук и красивые машины – в этом же вся соль королевских гонок.

В этом году, например, запретят менять шлемы по ходу сезона.
А это как раз хорошо. У каждого пилота должно быть собственное «я», свой шлем, который будет узнаваем издалека. Не дело, когда рисунки меняются каждую гонку, как делал Феттель. Я и сам люблю разукрашивать шлем, но он у меня один – я просто периодически добавляю изображения. Вот после Новой Зеландии появится ракушка, которую присмотрел во время наблюдения за китами.

Партнеры журнала: