Мамы с кулаками

Большой спорт №1-2 (109)
Текст: Владимир Морозов / Фото: Андрей Ефимов
Международный олимпийский комитет принял решение о включении в программу следующих летних Игр 2020 года в Токио пяти новых видов спорта. Ими стали бейсбол, серфинг, скейтбординг, скалолазание и каратэ. «Большой спорт» начинает знакомить читателей с каждым из «новичков». Первый на очереди – японский вид единоборств каратэ и его яркие представительницы – чемпионки России Анна и Ольга Дмитриевы.

Досье

- Родились 18 февраля 1989 года в Нижнем Новгороде
- Анна – чемпионка России, обладательница Кубка России по каратэ-до Rengokai (2008), победительница Всероссийского турнира по каратэ (2006), КМС, черный пояс
- Ольга – чемпионка России, победительница турнира Международной лиги боевых искусств (2007), серебряный призер Кубка России по каратэ-до Rengokai (2009), КМС, черный пояс

Вы занимаетесь каратэ с шести лет. Неожиданный выбор для девушек.
Анна Дмитриева (А. Д.): В четыре года мама отдала нас в гимнастику. Но не пошло. Отвлекались непонятно на что, дрались скакалками. Сразу было понятно: дело – труба.
Ольга Дмитриева (О. Д.): А вот папа у нас каратист, имеет черный пояс пятого дана. Дома висели фотографии, где он и его тренер разбивают стопки кирпичей.
А. Д.: В общем, мы рвались в каратэ. Но в секцию берут с семи лет. Пришлось соврать, что мы на год старше.

Тренировались в группе с парнями?
О. Д.: Было 40 мальчиков и мы, две девочки. Чувствовали себя как рыбы в воде. Пол и возраст не имели значения. В будущем это нам помогло.
А. Д.: С парнями в любой ситуации проще. Начальник-мужчина и начальник-женщина – для нас это большая разница. С сильным полом мы точно поладим, а у девочек зачастую есть некое пренебрежение, вечно мутят интриги.

Узнавая, что вы занимаетесь каратэ, как реагировали сверстницы?
О. Д.: Мы не общались. Постоянно прогуливали школу из-за тренировок, сборов и соревнований.
А. Д.: У нас была 21 тренировка в неделю.

Что-что? 21?!
О. Д.: При этом мы окончили школу с двумя четверками в аттестате.
А. Д.: Вы не подумайте: школа в Нижнем Новгороде была очень серьезная. Просто нам по жизни очень трудно проигрывать. Четверки и тройки равноценны провалу. Мы настолько углублялись в учебу, что с ровесницами не общались вообще.
О. Д.: Ни сил, ни времени уже не хватало. К тому же мы младше на год. Соответственно, интересы были другие. У девочек простые желания – накраситься, сходить на дискотеку. У нас интерес к тусовкам и мальчикам проснулся позднее.
А. Д.: После школы мы шли со спортивными сумками в зал. Одноклассницы – на лавочку у подъезда что-нибудь выпить. Проблем в общении не возникало – его, общения, попросту не было.

Достижение в спорте, которым гор­дитесь?
A. Д.: Серебряной медалью взрослого чемпионата России. Прям очень-очень горжусь, потому что это случилось, когда только-только перешли в категорию 18–35 лет.
O. Д.: А я – когда выбирали троих человек со всей страны на чемпионат Евразии. Повезло: смогла заскочить в последний вагон. Только сказали: «На двоих мест уже нет». Но мы схитрили: между боями менялись кимоно, чтобы выступить вместе.

Сколько раз вы дрались между собой в рамках соревнований?
О. Д.: Очень много! Это обычное дело.
А. Д.: Потом тренер подсказал: нужно разделиться на категории.

Постоянные драки сказывались на отношениях?
А. Д.: На татами всегда была жесть. Бой заканчивался – все хорошо, будто ничего не произошло.

Наверняка поддавались друг другу?
О. Д.: Было-было, конечно.
А. Д.: К 18 годам все стены в нашей комнате были увешаны выигранными медалями и кубками. Мы поняли, что уже незачем ломать друг дружке носы. Выступали и в технике, и в боях. Например, в технике я занимала первое место, а Оля – второе. В боях смотрели, как выглядят соперницы. Если выходили в финал, то вспоминали, кто какие места занимал в технике. Диалог примерно такой: «Ты была первой? Отлично, здесь будешь второй. Договорились? – Договорились».
О. Д.: Правда, за поддавки нас пытались дисквалифицировать.

Благодаря внешней схожести судей обманывали?
А. Д.: Я за Олю дралась. Это вышло случайно. Нас вызывали по фамилии: «Красный, Дмитриева!» И кто? Я или Оля? А выяснять уже поздно: 30 секунд на подготовку, соперник ждет. Кто рядом стоит, тот и дерется. Потом уже разбираемся.
О. Д.: Или еще случай был…
А. Д.: Ах да! Однажды Оля хотела приободриться и напилась энергетика. Закончилось тем, что она села в углу и просто заснула.
О. Д.: Зато все закончилось хорошо. Аня проиграла свой бой, а мой – выиграла.

Что есть самая вожделенная цель у каратистов?
А. Д.: Наш вид наконец-то стал олимпийским. В 2020 году разыграют первые медали в Токио. Хотя надеялись еще в 2012‑м.
О. Д.: Мы с Аней не просто спортсменки, а еще судьи. Мы так хотели, чтобы в каратэ появились общие правила.
А. Д.: Трактовок и версий – огромное количество. Каратэ зародилось на Окинаве, там в каждой деревне свои стиль и правила. Приезжаешь на чемпионат Европы, тебе говорят: «У нас здесь другие правила». Стилей – тысячи, но даже в рамках одного удары различаются. Поэтому регулярно возникают странные ситуации. Бывало, выходишь на татами, обозначаешь удар. Тебе говорят: «И что? Ты бы еще за три метра обозначила». Нужен был хотя бы небольшой отпечаток. На другом чемпионате бесконтактный бой. Но мальчик делает касание – его дисквалифицируют сразу же. Оказывается, так нельзя. Требовалось заявить: «Я сейчас делаю удар», – примерно так.
О. Д.: Поэтому и интересно, какие правила будут утверждены на олимпийском турнире. Будет хорошо, если их наконец унифицируют.

Сколько раз навыки ведения боя помогали вам в обыденной жизни?
О. Д.: Ни разу. Тренер сразу предупредил: не пытайтесь никого удивить кулаками на улице, это никому не нужно.
А. Д.: Ты не знаешь, что лежит в кармане у человека – пистолет или нож. Все, что тебе надо, – удар ногой под коленную чашечку…
О. Д.: Или в пах. Дальше – бежать. Не оглядываясь, как можно быстрее. Если нападающему нужен твой телефон, не думай: кинь и беги.
А. Д.: Но мы с подобным не сталкивались. В Нижнем Новгороде работали в клубе, уходили домой в три утра. Возвращались домой пешком, громко разговаривали – и никто никогда к нам не подходил. Есть какая-то внутренняя уверенность, это и дали нам единоборства.

Вы – молодые мамы. В какую секцию отведете своих детей?
О. Д.: Я определилась – своего мальчика отдам в каратэ. Уже нашла маленький размер кимоно.
А. Д.: У меня девочка. О каратэ думала, но понимаю: если сейчас его не выведут на правильный уровень, то вид спорта загнется. Скорее отведу дочку в художественную гимнастику. Но если сама выберет каратэ, то не буду препятствовать. В конце концов, это ее выбор.
О. Д.: Каратэ – очень хорошая воспитательная практика. Хотя бы до 10 лет. Дети поймут, что есть взрослый и его надо слушаться. А то у меня волосы дыбом встают, когда наблюдаю за поведением некоторых детей. Хамят и учителям, и тренерам, и даже родителям. Один нагло заявил как-то: «Я с мамой не разговариваю». Мальчику 10 лет, и он не общается с мамой. Для меня это дикость.

Как вы относитесь к профессиональным женским боям?
О. Д.: Я точно бы не пошла.
А. Д.: Кровища эта вся… Нет, нет!
О. Д.: Мы дружим с Настей Яньковой (дерется в Bellator. – Прим. БС). Вот она классная. Ей, бойцу, удалось сохранить в себе «девочковость». При всей жесткости в ней есть мягкость. Это заметно.
А. Д.: Она красивая, ухаживает за собой. Никогда не скажешь, что Настя занимается MMA.
О. Д.: Даже ее волосы пахнут иначе – шампунем. Я это говорю, потому что есть с кем сравнивать. Настя понимает, что за рингом есть жизнь. Многие об этом забывают, и зря.
А. Д.: Да, женские бои – это зрелищно. Но как у них работает гормональная система? Я вообще не понимаю. При таком выбросе адреналина, кортизола и постоянном поступлении в организм тестостерона.
О. Д.: Смотреть на это дело поверхностно не получается. Еще не ясно, что у женщин-бойцов с энергетикой. Девушки вообще дерутся жестче, чем парни. Для вас это как спарринг: побили друг друга, обнялись и пошли. У нас – море эмоций, реально бьемся. С Аней зарубались много раз, тренер был рядом, гасил.
А. Д.: В 16 лет он запретил нам бои. Я вижу, что вы начинаете «мужить», – говорил. Не взял нас на контактный чемпионат России в Питере. Случалось, ездили без него: заявлялись, дрались. Но затем поняли, что тренер был прав.

Мужчин, которые пытались вам понравиться, смущало, что в случае чего скорее вы их защитите, а не они вас?
О. Д.: Никогда. За пределами зала мы не бойцы. Характерные, но не жесткие. Любим юбочки, каблучки, красивые волосы.
А. Д.: Даже мама над нами прикалывалась, когда собирались на тренировочный сбор. Все при костюмах, а мы выряжались. Мама: «Вы не спортсменки, а обслуживающий персонал для этих спортсменов. Оденьтесь нормально». А мы не можем: нам хочется прилично выглядеть, а не таскать 24 часа в сутки кимоно и спортивки.

Партнеры журнала: