Федор Кудряшов – о работе с Бердыевым, шансоне Прудникова и поражении от Катара

Большой спорт №1-2 (109)
Текст: Андрей Супранович / Фото: Евгений Пахоль
Он слыл грубым игроком – моменты с красными карточками с удовольствием смакуют комментаторы и журналисты. Он выглядит брутально – короткая стрижка, суровый взгляд и руки в татуировках. Но на деле Федор Кудряшов оказывается тихим и вежливым человеком, не склонным резать правду-матку под диктофон. Раскрепоститься футболисту «Ростова» удалось лишь на фотосессии.

Досье

- Родился 5 апреля 1987 года в Мамакане, Иркутская область
- Выступал за «Сибиряк», «Спартак» (Москва), «Химки», «Томь», «Краснодар», «Терек»
- За сборную России сыграл четыре матча
- Четырехкратный серебряный призер чемпионата России
- В списке 33 лучших футболистов чемпионата России (2015/2016)

В 2016 году вы забили свой первый гол в премьер-лиге. Можно ли связать это с тем, что у Бердыева вы стали играть ближе к атаке?
Возможно, не исключаю этого. Действительно, главный тренер требует, чтобы я чаще присутствовал в атаке. Думаю, это был гол не случайный, хоть его и сделал Паша Могилевец, – мне оставалось только не промахнуться.

Маскерано, не забивший ни одного мяча за Barcelona, даже отказывается бить пенальти и, как кажется, гордится этим. Вас тревожило отсутствие голов?
На меня это не давило, все же результат команды важнее. Но забить хотелось. Конечно, у каждого свой взгляд на личную статистику, так что и Маскерано я могу понять.

Вы перешли в «Ростов» в начале 2016‑го, а до этого часто говорили, что хотели бы уйти из «Терека». Почему выбрали именно «Ростов»?
Главная причина – Бердыев. У меня было огромное желание поработать с Курбаном Бекиевичем. Что же касается финансовых трудностей, о которых много говорили… Они сейчас есть у многих команд, поэтому я не думал о денежном вопросе.

Вы раньше не работали под началом Бердыева, почему же так стремились в его команду?
Друзья очень советовали. И теперь я понимаю почему. В его работе нет мелочей, он всему уделяет максимум внимания. К тому же Курбан Бекиевич создает в клубе потряса­ющий микроклимат, семейную обстановку.

Какие задачи он ставил конкретно перед вами?
Ничего сверхъестественного. Тренеры все хорошо и понятно объясняют, и никто не имеет проблем с тактическими заданиями.

С командой работают Курбан Бердыев, Дмитрий Кириченко и Иван Данильянц. Не путаетесь в тренерах?
Бердыев работает с нами на тренировках, а во время матча его нет на бровке, как и Данильянца. Они вроде бы вместе находятся на стадионе. Но это не очень важно, ведь во время матча редко слышишь то, что происходит на скамейке. На тренировках с нами работает Бердыев, остальные помогают. Иван Альбертович больше уделяет внимания защитникам.

Бердыев был одной ногой в «Спартаке», но в итоге там не оказался, а красно-белые лидируют в чемпионате. То, что переход не случился, на руку спартаковцам?
Не знаю, как бы играл «Спартак» и какое место он бы занимал, но лично я доволен, что, несмотря на все трудности, Бердыев остался в команде. Мы чувствуем в нем необходимость.

В межсезонье из команды ушли ключевые защитники Баштуш и Новосельцев, вместо которых пришли Мевля и Гранат. Как быстро получилось привыкнуть друг к другу?
Два-три матча понадобилось новичкам и нам, чтобы понять, кто как играет. Тренерский штаб проводил очень много теоретических занятий, дабы ускорить адаптацию. Понятно, что в команду пришли игроки немного другого плана, но и у них есть свои сильные качества.

Вы стали выступать ближе к чужим воротам, тогда как Тимофей Калачев, который всегда играл в атаке, наоборот, взял на себя часть защитных функций. На ваш взгляд, ему это удалось?
Тимофей – универсальный игрок, он играл на многих позициях, в том числе и в сборной. Такой колоссальный опыт помог ему легко адаптироваться. Мне кажется, ему не составляет труда выступать на позиции правого защитника.

Самый яркий игрок команды – Сердар Азмун, человек с большим количеством фанатов. Как ему удается справляться со звездной болезнью?
Сердар все время сидит в телефоне и с кем-то общается, это правда. Но никаких признаков звездной болезни я не вижу. Спуску нам не дает, это да.

На каком языке он общается с вами?
Он достиг неплохих успехов в русском, практически все понимает, спокойно говорит с нами. Только на занятиях пользуется переводчиком, чтобы ничего не пропустить и правильно понять теорию.

В раздевалке кто отвечает за атмосферу, ставит музыку?
Какого-то общего музыкального фона нет, все сидят в наушниках. Такой вопрос даже не поднимали. В «Тереке» вот Ива (Олег Иванов. – Прим. БС) музыку ставил. Ну а больше всего меня впечатлял Слон (Александр Прудников. – Прим. БС), который в 17 лет слушал шансон. Меня это просто поражало.

Считаете ли вы выступление в Лиге чемпионов вершиной вашей карьеры?
Наверное, да. Каждый футболист мечтает услышать гимн Лиги, стоя на поле, и сыграть против лучших команд. Это большой праздник для меня, команды и всего Ростова-на-Дону. Причем мне было все равно, против кого играть – с Anderlecht и Ajax в квалификации или с Atlético и Bayern в группе. Это совсем другой уровень, а не чемпионат России. В еврокубках не прощают ошибок, поэтому мы готовились к ним по-особенному. Считаю, что не так уж плохо выступили.

Где вы смотрели гостевой матч с Bayern, в котором не смогли принять участие из-за дисквалификации?
На трибуне. Да, проиграли 0:5, и мне показалось, что ребята могли сыграть намного лучше. Так и получилось, от матча к матчу мы прибавляли и потом взяли реванш у тех же мюнхенцев. Никто, конечно, не ожидал, что мы забьем три гола, притом что Bayern не играл спустя рукава. Было очень тяжело, но имелась и уверенность в том, что можем сыграть хорошо. Курбан Бекиевич достучался до команды.

После матча вы взяли футболки у Роббена и Боатенга. Почему именно эти?
Так вышло. Наши администраторы смогли достать комплект футболок, всем раздали, мне достались эти.

Матч в Мюнхене вы пропустили из-за очередной красной карточки, еще одну вы получили в игре со «Спартаком». Опять взялись за старое?
Не согласен. Да, получил красную в Москве, но я ее не заслуживал. Да и в игре с Ajax нарушение не было грубым, это признали и уменьшили мне срок дисквалификации. Вообще о моих карточках слишком много шума в СМИ. Была история с тем, как я сломал дверь после матча с «Зенитом». Не понимаю, почему об этом столько писали. Многие футболисты после проигранных матчей что-то делают в запале. Зачем на это внимание обращать?

В Лиге Европы вы хотели сыграть с Manchester United. Против какого клуба есть желание выйти на поле и чью футболку хотели бы получить?
Наверное, с Real сыграл бы с удовольствием. А вот футболки особо не коллекционирую, но если бы представилась возможность, то поменялся бы с Филипе Луисом из Atlético. На мой взгляд, он лучший футболист из тех, кто играет на моей позиции.

Матчи против «Спартака» для вас чуть более принципиальны, чем остальные?
Вы правильно задали вопрос. Они лишь «чуть» более принципиальны. Раньше игры против «Спартака» были особенными, но это уже в прошлом. Много времени прошло, и я спокойно отношусь к таким играм.

Если вам поступит предложение от «Спартака», будете его рассматривать?
Нет, я игрок «Ростова», и это не пустые слова. Мне нравится здесь, нравится тренер, поэтому хотел бы остаться.

«Ростов» явно не будет бороться за чемпионство. На кого ставите в борьбе за титул?
Нелегко делать ставки. Есть команды, которые прибавляют после зимней паузы, а есть те, кто сбавляет. У многих поменялись тренеры, непонятно, как это повлияет. Помните, как ЦСКА отыграл 12 очков? В футболе всякое бывает.

Армейцы сменили тренера первый раз за семь лет. Им будет сложнее перестроиться, чем, например, «Уралу», где наставники уходят куда чаще?
У Виктора Гончаренко достаточно времени, чтобы привить свой стиль игры, да и он уже работал в клубе. В ЦСКА собрались опытные ребята, думаю, им не составит труда адаптироваться.

Многие руководители клубов считают, что важно менять тренеров чаще. Согласны с ними?
Я думаю, что это ерунда. Все зависит от тренера. Если он дает результат, то какой смысл? Возьмите Фергюсона и Венгера, например.

Какая самая необычная установка, которую вы слышали от тренера?
Как-то раз, когда я играл в дубле «Спартака», мы проигрывали «Тереку» 0:2. В перерыве в раздевалку зашел Мирослав Ромащенко и сказал: «Все равно, как вы будете это делать, но мне нужна победа». И удалился. Мы опешили, но выиграли 3:2.

В этом году вы наконец заиграли в сборной. Чувствовалось, что матчи товарищеские и накал немного не тот?
Для меня все было в новинку, так что о статусе матчей не думал, каждый из них как официальный. За сборную выступать очень престижно, я полностью отдавался игре. Жаль, что проиграли Катару. Считаю, причины поражения надо искать в себе, а не в тренере. Если уступили, значит, это я где-то недоработал и недобежал. И каждый игрок обязан задаться вопросом, что он сделал неправильно.

Легко можно представить, что на чемпи­онате мира 2018 года оборона сборной России будет выглядеть так: Гильерме – Фернандес – Новосельцев – Нойштедтер – Кудряшов. Как вы относитесь к такому набору партнеров по команде?
Если на тот момент это будут сильнейшие игроки, то почему нет? Все в равных условиях, любой имеет шанс выступить на мундиале.

В мае «Ростов» почти в полном составе сходил на допинг-контроль. После этого стали ли вы интересоваться допинговыми скандалами вокруг российской сборной?
Не очень сильно. Новости читаю, не более. Обидно, ведь все говорят, что спорт и политика не взаимосвязаны, но в этом случае все наоборот.

Много ли времени вы проводите с гаджетами?
Стараюсь не торчать в телефоне. Пользуюсь только WhatsApp для общения. В игры не играю, они установлены для сына. Больше люблю читать, причем бумажные книги. Купил себе полный цикл «Песни льда и пламени», взял на сборы — уверен, скоро закончу.

Вопрос на засыпку: если бы вам вдруг поменяли местами ноги, как бы изменилась ваша игра?
Думаю, не сильно. Наверное, пришлось бы менять фланг, а вот это уже сложнее. Сила привычки.

Партнеры журнала: